Зачем американским НПЗ потребовался российский мазут

В последние месяцы одним из ключевых товаров, экспортируемых из России в США, неожиданно стал мазут – американские нефтеперерабатывающие заводы активно его закупают. Зачем?

Напомним, мазут — основное топливо для судовых двигателей, но из-за новых экологических нормативов спрос на него в этом году неуклонно падал. По решению Международной морской организации (IMO), с 1 января 2020 года предельное содержание серы в судовом топливе уменьшается в семь раз — с 3,5% до 0,5%.

Благодаря этому, утверждают экологи, выбросы оксида серы в атмосферу сократятся на 85%. В результате резко снизится риск кислотных дождей, вредящих сельскому хозяйству, респираторных проблем у жителей портовых городов станет намного меньше, и даже шторма будут случаться реже.

Может, оно и так, никто точно не знает, но предстоящее ужесточение требований IMO уже нанесло сильный удар по рынку. Поскольку основной объем мазута им не соответствует, судовладельцы отказываются от закупок, и цены на этот вид топлива пошли вниз.

Так было бы и дальше, но американские НПЗ вдруг стали импортировать мазут в больших объемах. А главный поставщик сернистого мазута на мировой рынок — Россия (в денежном выражении этот товар в структуре нашего экспорта занимает четвертое место после нефти, газа и дизельного топлива).

Согласно данным аналитической компании Vortexa, в октябре американцы приобрели 1,35 млн тонн российского мазута — рекорд за многие годы. В ноябре поставки продолжают расти. Зачем американцы запасаются топливом, которое запретят через полтора месяца? Ответ неожиданный: им приходится использовать мазут в качестве сырья.

Сернистую нефть в США поставляла главным образом Венесуэла. Однако в январе Вашингтон ввел эмбарго, и перед нефтеперерабатывающими заводами Мексиканского залива и Восточного побережья США, спроектированными под тяжелую нефть, замаячила перспектива остановки.

Американцам пришлось увеличивать закупки российской Urals — по подсчетам Международного энергетического агентства (МЭА), до 150 тыс баррелей в сутки. Это максимум с начала сланцевой революции в 2011-2012 годах. Но заокеанским НПЗ приходится конкурировать с европейцами, тоже испытывающими острый дефицит сырья из-за санкций Вашингтона, в данном случае — против Ирана.

“Мы и не предполагали, что дефицит тяжелой нефти будет настолько выраженным, — цитирует одного из европейских нефтетрейдеров агентство Reuters. — Сейчас нефтеперерабатывающие предприятия выстраиваются в очередь за тяжелой российской нефтью”.

Американцы пришли к выводу, что единственный способ выжить в этих условиях — использовать в качестве сырья мазут, благо цены на него упали. “Мазут из России помог скомпенсировать коллапс поставок высокосернистого топлива из Венесуэлы”, — констатируют аналитики Vortexa.

С технологической точки зрения мазут — это жидкость, которая остается после того, как из нефти извлекут легкие фракции: керосин, бензин и газолин. Полностью их извлечь очень трудно, так что из остатков всегда можно еще кое-что выжать, отмечается в аналитическом материале РИА Новости.

В США нефтепереработка — самая продвинутая в мире. Мощнейшие вакуумные дистилляторы добывают из мазута приличные объемы легких фракций. Однако это дорогое удовольствие. Из каждых 100 тонн нефти, перерабатываемых на российских НПЗ, получается в среднем 16 тонн мазута.

То есть содержание легких фракций в остаточном продукте примерно в шесть раз меньше, чем в сырье. Между тем Brent дороже мазута всего в полтора раза — 61 доллар за баррель против 41 (на начало месяца). И, по прогнозам, мазут в ближайшие месяцы не подешевеет, поскольку судовладельцы реально оценили свои возможности и поняли, что полностью отказаться от него с 1 января 2020 года просто невозможно.

Во-первых, низкосернистое топливо тоже примерно в полтора раза дороже мазута. Во-вторых, его не производят в достаточных количествах. Поэтому 40% участников рынка морских перевозок заявляют, что продолжат применять обычный мазут и после 1 января.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Мир"