«Газпром» станет совладельцем одного из своих крупнейших подрядчиков

«Газпром» станет совладельцем одного из крупнейших своих подрядчиков, который создается на базе «Стройгазконсалтинга». Он будет конкурировать за контракты в 1 трлн руб. с компаниями Аркадия Ротенберга и Геннадия Тимченко

Таинственная сделка

В июле 2018 года инвестгруппа UCP Ильи Щербовича неожиданно продала 50% компании «Стройгазконсалтинг» (СГК) — второго по величине подрядчика «Газпрома» с выручкой 153 млрд руб. по итогам 2017 года, но покупателя не раскрыла. Совладельцами компании стали четверо неизвестных физических лиц, и как минимум один из них, Шамиль Ишбулдин, связан с самим «Стройгазконсалтингом». Как выяснил РБК, это промежуточная структура владения некогда крупнейшего подрядчика «Газпрома»: в дальнейшем бизнес компании будет реорганизован, а активы и контракты переданы новым собственникам, связанным с газовой монополией.

UCP вместе с Газпромбанком купили «Стройгазконсалтинг» весной 2015 года у сына иорданского офицера Зияда Манасира, который строил компанию с нуля, и Руслана Байсарова. Байсаров стал совладельцем СГК в 2013 году, после того как Манасир рассорился с «Газпромом» и стал терять контракты, но сильно улучшить ситуацию в компании не смог.

До 2012 года «Стройгазконсалтинг» рос гигантскими темпами и работал на крупнейших проектах «Газпрома». «Одно время мы нанимали по 1000 человек в месяц, приезжали иностранцы и только ахали, как мы успеваем их обучать», — вспоминает один из бывших топ-менеджеров компании. К 2012 году СГК получил контракты «Газпрома» более чем на 800 млрд руб., Манасир попал на обложку Forbes, заняв вторую строчку в рейтинге «Короли госзаказа». И после этого «бизнес как обрубило», говорит знакомый бизнесмена. СГК стал терять контракты «Газпрома», не смог переориентироваться на другие направления, и под натиском кредиторов бизнес стал рассыпаться, вспоминает он.

Сам Манасир в кулуарных разговорах объяснял это завистью менеджеров «Газпрома», на глазах у которых «Стройгазконсалтинг» превратился в крупнейшего подрядчика монополии, пересказывает его знакомый. Источники Forbes объясняли проблемы Манасира растущей конкуренцией со стороны двух других подрядчиков — «Стройтрансгаза» (теперь называется «Стройтранснефтегаз») и «Стройгазмонтажа», которые принадлежат друзьям президента Владимира Путина — Геннадию Тимченко и Аркадию Ротенбергу.

В 2015 году «Газпром» хотел сам купить проблемный «Стройгазконсалтинг», но «не разрешили наверху», вспоминает знакомый Манасира, но причину не ​называет. РБК тогда писал, что «Газпрому» может быть продана часть активов «Стройгазконсалтинга». Теперь монополия осуществит этот план, рассказывают собеседники, близкие к компании и ее владельцу.

Сам себе подрядчик «Газпром»

После прихода Газпромбанка и UCP в 2015 году «Газпром» возобновил работу со «Стройгазконсалтингом», и уже в 2016 году компания стала одним из трех его крупнейших подрядчиков. ​А весной 2018 года началась подготовка к реорганизации «Стройгазконсалтинга»: в апреле предправления «Газпрома» Алексей Миллер поручил подчиненным передать все контракты монополии с подрядчиком в новую компанию, следует из двух писем начальника департамента «Газпрома» Александра Иванникова, направленных руководителям «дочек» «Газпрома» в июле и августе (у РБК есть копии). Такие планы подтверждают и два источника, близких к «Стройгазконсалтингу».

Контракты будут переданы в компанию «Газстройпром», которая зарегистрирована в Санкт-Петербурге 21 июня, говорится в письмах. Иванников требовал передать контракты в максимально сжатые сроки «путем заключения трехстороннего соглашения о перемене сторон», чтобы исключить срыв инвестпрограммы «Газпрома», которая, как правило, превышает 1 трлн руб. в год. В 2015–2018 годах «Стройгазконсалтинг», по данным СПАРК, получил контракты примерно на 300 млрд руб., главным образом с компаниями группы «Газпром».

Иванников называет «Газстройпром» правопреемником «Стройгазконсалтинга» и «совместным предприятием» (СП). Эта компания станет СП «Газпрома» и Газпромбанка, сказал РБК источник, близкий к одному из совладельцев «Стройгазконсалтинга». «Газпром» решил продемонстрировать, что будет поменьше кормить сторонние организации и частично осваивать гигантскую инвестпрограмму самостоятельно», — заключает другой человек, близкий к СГК. Два других крупнейших подрядчика «Газпрома» — «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга (контракты примерно на 600 млрд руб. в 2015–2018 годах) и «Стройтранснефтегаз» Тимченко (560 млрд руб.). Представитель Ротенберга отказался комментировать сотрудничество с «Газпромом». «В наших планах — поддержание стабильных темпов развития, дальнейший рост объема выполняемых работ с приоритетным и качественным исполнением действующих и новых контрактов», — сказал РБК представитель «Стройтранснефтегаза».

Покупатели активов ЮКОСа

Структура собственности «Газстройпрома», которую изучил РБК, подтверждает слова источников: все три учредителя компании — ООО «МК-1» (49%), ООО «МК-2» (25%) и ООО «МК-3» (26%) — прямо или косвенно связаны с «Газпромом» (см. схему). Самые любопытные собственники у «МК-3» — это Сергей Фурин (96,15%) и Сергей Филимонов (3,85%), следует из данных СПАРК. О Фурине ничего выяснить не удалось, а Филимонов, по данным СПАРК, связан со знаменитым ООО «Прана», которое в мае 2007 году выкупило активы и офисы ЮКОСа за рекордные 100 млрд руб.

«Прана» три часа торговалась за лоты с «Роснефтью», заплатила в 4,5 раза выше стартовой цены аукциона, а вскоре перепродала «Роснефти» некоторые выкупленные активы, в том числе главный офис ЮКОСа — 22-этажное здание на Дубининской улице. Прямо за ним в небольшом особняке и зарегистрирована «МК-3» в окружении других офисов, выкупленных «Праной». В 2013 году Филимонов через ООО «Уланское» купил «Прану», а в 2017 году ликвидировал ее. Но «Уланскому» перешла доля «Праны» в ПАО «НИИ экономики», бывшем исследовательском институте ЮКОСа.

«Коммерсантъ» связывал «Прану» с «Газпромом». Связь прослеживалась через Бориса Федорова, основателя инвестгруппы «Объединенная финансовая группа» (ОФГ), в которой работал и будущий владелец UCP Илья Щербович. Но «Газпром» связь с «Праной» категорически отрицал. Представитель UCP отказался отвечать на вопросы РБК о наличии связи между UCP и «МК-3». Филимонов также не ответил на запрос, переданный через двух его ​знакомых.

В сентябре 2018 года «МК-2» и «МК-3» купили у «Стройгазконсалтинга» доли в ООО «Сфера». На базе этой компании UCP и Газпромбанк еще в 2016 году стали создавать фактически зеркальный «Стройгазконсалтинг» с чистым балансом, без шлейфа старых долгов перед банками и ФНС. В 2016–2018 годах «Сфера» учредила множество новых компаний («СГК-механизация», «СГК-сервис» и др., ), а также восемь строительных «дочек» — от «СГК-1» до «СГК-8». Каждая новая компания фактически заменяет одну из старых «дочек» «Стройгазконсалтинга»: сюда переводятся люди и техника, говорит один из источников РБК. Например, в «Ямалмеханизации», где при Манасире числились все рабочие СГК (около 30 тыс. сотрудников), осталось всего 20 человек, а остальные уже трудятся в новых компаниях «Сферы». По данным СПАРК, совокупная выручка семи строительных «дочек» СГК в 2017 году составила уже около 50 млрд руб. Собственники создали новую компанию, чтобы избежать скелетов в шкафу в старом «Стройгазконсалтинге», разворота сделок и прочих неожиданностей, говорит один из собеседников РБК.

Таким образом, «МК-2» И «МК-3» через «Сферу» стали владельцами производственных активов «Стройгазконсалтинга», а через «Газстройпром» получат весь портфель контрактов подрядчика с «Газпромом». Со временем активы «Сферы», скорее всего, просто передадут в «Газстройпром», говорит один из источников РБК.

Все компании «старого» «Стройгазконсалтинга» постепенно уйдут в добровольное банкротство, рассказывает собеседник, близкий к СГК. Это подтверждает источник, близкий к одному из совладельцев: подрядчик ликвидирует все старые проблемные активы. Основные проблемы с кредиторами СГК уже решил. В 2015 году «Стройгазконсалтинг» и его «дочки» получили больше 500 исков на 70 млрд руб., счета компании были заблокированы ФНС. Газпромбанку даже приходилось платить зарплату сотрудникам через люксембургскую «дочку», и эти деньги не могла заблокировать налоговая служба, рассказывает один из собеседников РБК. За три года UCP и Газпромбанк уладили отношения с основными кредиторами СГК, в том числе ВТБ, Сбербанком и Альфа-банком. Но на некоторых «дочках» подрядчика все еще висят долги перед ФНС, рассказывают источники РБК. Это подтверждается данными налоговой, согласно которым счета некоторых компаний СГК заблокированы. Эти долги будут постепенно погашены, говорит один из собеседников.

В декабре 2017 года «Стройгазконсалтинг» решил еще одну проблему — погасил долг в 56 млрд руб. перед Сбербанком, рефинансировав его в Газпромбанке, рассказывает один из источников РБК. Обеспечением по этому кредиту были доли в «Стройгазконсалтинге», сейчас вся компания заложена в Газпромбанке. Теперь единственные кредиторы СГК — Газпромбанк и «Газпром», утверждает источник РБК. По его словам, долг перед Газпромбанком — около 70 млрд руб. На конец 2017 года поручительства «Газпрома» перед Газпромбанком по кредитам для СГК составляли 81,7 млрд руб., говорится в отчете «Газпрома». «Стройгазконсалтинг» занимал на то, чтобы расплатиться с прежними кредиторами, субподрядчиками и рабочими, объясняет один из источников РБК. Долг перед «Газпромом» — еще около 70 млрд руб. (это неотработанные авансы), говорит один из собеседников РБК.

Рассчитываться по этим долгам будет «Газстройпром», говорит один из источников РБК. По его словам, долги могут быть конвертированы в доли, и тогда кредиторы будут возвращать деньги за счет прибыли компании.

Зачем «Газпрому» подрядчик?

Действия «Газпрома» идут вразрез с мировой практикой последних десятилетий, когда нефтегазовые компании в основном избавлялись от сервисных активов, чтобы стимулировать конкуренцию между подрядчиками и повышать эффективность расходов, говорит директор группы по природным ресурсам и сырьевым товарам рейтингового агентства Fitch Дмитрий Маринченко. Правда, у «Газпрома», по словам Маринченко, возможностей выбирать не так много. Не исключено, что монополия хочет добиться эффективности через контроль над подрядчиком, но это будет понятно только со временем, рассуждает он.

Продать подрядчика третьим лицам может быть сложно с точки зрения определения стоимости актива: она зависит от текущего портфеля заказов и от гарантий, что монополия продолжит работать с подрядчиком, говорит аналитик. Поэтому найти покупателей среди обычных частных игроков без административного ресурса может быть проблематично, заключает он.

«Газпрому» будет выгодно сделать «Газстройпром» своим самым крупным подрядчиком, чтобы быстрее вернуть вложенные деньги, считают источники РБК. ​По оценкам Fitch, в 2018–2019 годах инвестпрограмма «Газпрома» (без дочерних обществ) достигнет пика и составит 1,3–1,4 трлн руб., а в 2020–2021 годах снизится из-за завершения основных проектов. Основные проекты «Газпрома» — газопровод в Китай «Сила Сибири» и «Северный поток-2» в Европу — будут запущены в конце 2019 года, и капитальные вложения начнут постепенно снижаться, соглашается аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук.

Но резкого падения, по его мнению, ждать не стоит: компания планирует построить новые мощности по поставкам газа в Китай и заводы по сжижению газа (СПГ), оговаривается Полищук. Кроме того, «Газпрому» необходимо будет увеличивать инвестиции в ремонтные работы уже зрелых транспортных активов, перечисляет аналитик. Если «Газпром» договорится о новых крупных проектах, прежде всего «Силе Сибири-2» в Китай, рост инвестиций возобновится в 2022 году, добавляет Маринченко.

Представители «Стройгазконсалтинга», Газпромбанка и «Газпрома» отказались от комментариев, представитель одного из основных кредиторов подрядчика — Сбербанка — пока не ответил на запрос РБК.

  • Автор: Алина Фадеева.
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Бизнес"