Ротенберги и окрестности

Как устроен газовый сегмент главной бизнес-империи России

Продажа компании «Стройгазмонтаж» бизнесменом Аркадием Ротенбергом позволила его сверхвлиятельной династии занять первое место в рейтинге российских семейных кланов по версии Forbes — по оценке издания, совокупное состояние Ротенбергов теперь составляет $5,45 млрд. Но расставание с крупнейшим подрядчиком «Газпрома» отнюдь не означало, что позиции Ротенбергов в российской газовой отрасли стали слабее. Напротив, сейчас родственные им структуры осуществляют новый этап экспансии — теперь в сферах добычи газа, газопереработки и газохимии. Возможное присутствие Ротенбергов в этих проектах тщательно замаскировано в связи с высокими санкционными рисками.

Параллельный «Газпром»

Сделка по продаже «Стройгазмонтажа» была одним из самых крупных событий прошлого года на российском рынке слияний и поглощений. Стоимость одного из самых знаковых активов Аркадия Ротенберга сторонние наблюдатели оценивали в 75 млрд руб. — примерно в 2,5 раза меньше выручки «Стройгазмонтажа» за 2019 год (193,6 млрд руб.), а покупателем выступила никому не известная компания «Стройинвестхолдинг», зарегистрированная незадолго до сделки.

Логика этого решения, скорее всего, заключалась в том, что новых крупных строек наподобие газопровода «Сила Сибири» и Крымского моста для «Стройгазмонтажа» не намечалось, а финансовое положение компании выглядело далеко не блестяще: чистая прибыль по итогам 2019 года составила всего 366 млн руб., а кредиторская задолженность превышала 86 млрд руб. К тому же «Газпром», где в начале прошлого года сменился блок руководства, отвечающий за строительство, решил заново консолидировать своих подрядчиков вокруг новой компании «Газстройпром». Одним словом, момент для продажи «Стройгазмонтажа» сложился более чем подходящий.

Одновременно с появлением неофициальной информации об этой сделке рынок активно обсуждал еще одну новость, о которой в августе прошлого года сообщил РБК, — возможную продажу «Газстройпрому» компании «Газпром бурение», основным акционером которой является Игорь Ротенберг, племянник Аркадия Ротенберга. В данном случае смысл выхода из актива был не столь очевиден, учитывая хорошее финансовое состояние компании: растущую выручку и чистую прибыль, умеренный размер кредиторки и понятные рыночные перспективы, по крайней мере в партнерстве с «Газпромом».

В итоге сделка по продаже «Газпром бурения», которое до 2011 года принадлежало «Газпрому», не состоялась (скорее всего, стороны не договорились о цене), но из самого факта переговоров напрашивался однозначный вывод: Ротенбергам понадобились «живые» деньги, причем большие. Для чего?

Один из возможных вариантов ответа на этот вопрос вырисовывается, если обратиться к истории ООО «Национальная газовая группа» (НГГ), зарегистрированного в Москве в августе 2016 года с минимальным уставным капиталом 10 тыс. руб. Первоначально собственниками этой компании в соотношении долей 51% и 49% были Аркадий Ротенберг и Артем Оболенский, председатель совета директоров СМП Банка, главного финансового бастиона «империи» Ротенбергов. Тогда сообщалось, что НГГ намерена заняться добычей газа вместе с «Газпромом».

Всего через несколько месяцев Оболенский становится единственным владельцем и гендиректором НГГ, после чего на эту структуру начинают «заводиться» различные активы. В конце 2016 года у НГГ появляется «дочка» ООО «Русхимальянс», а затем стопроцентной дочерней структурой НГГ становится АО «Русгаздобыча», которое до этого фактически не вело никакой деятельности и принадлежало зарегистрированной на Кипре структуре, предположительно принадлежавшей Аркадию Ротенбергу. Впервые о «Русгаздобыче» стало широко известно в сентябре 2016 года, когда она подписала соглашение с ООО «Газпром добыча Ямбург» о создании проектной компании «Русгазальянс» для разработки группы месторождений в ЯНАО. А в 2018 году у «Русгаздобычи» появляется еще одна дочерняя структура — ООО «Балтийский химический комплекс», — которая заявляет газохимический мегапроект производительностью более 3 млн тонн полимеров в год и стоимостью $13,3 млрд в районе порта Усть-Луга в Ленинградской области. В ходе прошлогоднего Петербургского международного экономического форума сообщалось, что для финансирования этого проекта могут быть привлечены средства Фонда национального благосостояния (по аналогичной схеме финансировался комплекс «ЗапСибНефтехим» компании СИБУР).

К октябрю прошлого года, когда «Русгаздобыча» подписала по этому проекту генеральный контракт с китайской CNCEC, структура собственников НГГ, ее головной компании, вновь меняется. Теперь Артему Оболенскому через подконтрольную ему компанию «Апертура» принадлежит 51% НГГ, а остальные 49% поровну распределены между закрытыми ПИФами «Газпромбанк-Портфельные инвестиции» и «ТФГ-Инфраструктурные инвестиции». Еще раньше, в конце 2016 года, одна из газпромовских структур — «Газпром Инвест РГК» — получила 50% компании «Русхимальянс». Последняя в марте прошлого года выступила инициатором еще одной мегастройки стоимостью более 700 млрд руб. — газоперерабатывающего завода в районе Усть-Луги, который должен производить СПГ и этан для Балтийского химического комплекса. Сырьем же для этих предприятий должен стать газ, добываемый «Русгазальянсом».

Почти сразу после объявления проекта «Русхимальянса» гендиректором этой компании стал Кирилл Селезнев, долгие годы возглавлявший холдинг «Газпром межрегионгаз» (чьей стопроцентной «дочкой» является «Газпром инвест РГК», совладелец «Русхимальянса»). Уход Селезнева из «Газпрома» наблюдатели связывали со скандалом вокруг его советника Рауля Арашукова, который стал фигурантом уголовных дел о крупных хищениях газа на Северном Кавказе, но без работы в газовой отрасли не остался. На данный момент проект уже имеет гарантии финансирования: в конце августа «Русхимальянс» подписал с госкорпорацией ВЭБ.РФ кредитный договор по начальному этапу строительства ГПЗ в объеме 55 млрд руб.

Многоходовка длинных рук

Главным неизвестным в этой схеме является фигура 45-летнего уроженца Киева Артема Оболенского, чья карьера на протяжении последних полутора десятилетий была тесно связана с бизнесом семьи Ротенбергов, причем с той его частью, принадлежность которой Ротенбергам долгое время не находила официального подтверждения. Речь идет о московском водочном заводе «Кристалл», совет директоров которого Оболенский возглавил еще в 2005 году (на тот момент предприятие находилось в управлении у госхолдинга «Росспиртпром», считавшегося сферой влияния Ротенбергов). В 2014 году, через несколько лет после приватизации «Кристалла», расследование РБК показало, что получившие контроль над заводом компании действительно связаны со структурами Ротенбергов.

В 2008 году Артем Оболенский входит в банковский бизнес семьи, становясь членом совета директоров Инвесткапиталбанка, и в дальнейшем на какое-то время полностью переключается на это направление. В 2014 году он становится председателем совета директоров Мособлбанка, который был передан на санацию СМП Банку, а спустя два года возглавляет и совет директоров СМП Банка — этот пост Оболенский покинул только в мае текущего года. Кроме того, он по-прежнему остается миноритарным партнером Бориса Ротенберга в компании «Развитие-строй».

Поворотным моментом для дальнейшей карьеры Артема Оболенского, похоже, оказался первый Восточный экономический форум, состоявшийся во Владивостоке в сентябре 2016 года и давший путевку в жизнь двум мегапроектам, родившимся в недрах «империи» Ротенбергов. Именно на этом мероприятии было подписано упоминавшееся выше соглашение между «Русгаздобычей» и «Газпромом», после которого Оболенский стал единственным владельцем НГГ. Тогда же свои планы построить в Приморском крае крупное предприятие по производству минеральных удобрений подтвердила Национальная химическая группа (НХГ), «дочка» Русской холдинговой компании Аркадия Ротенберга. Первоначально об этом проекте стоимостью $1,5 млрд было заявлено в 2013 году, тогда же была зарегистрирована стопроцентная дочерняя структура НХГ — АО «НЗМУ». Проект изначально был завязан на будущую «Силу Сибири», поскольку газ для завода планировалось поставлять с питающего этот газопровод Чаяндинского месторождения. И уже через несколько месяцев после Восточного экономического форума единственным собственником НЗМУ становится все тот же Артем Оболенский.

Сейчас строительство находкинского завода находится в стадии подготовки площадки. По данным системы «СПАРК-Интерфакс», на протяжении последних трех лет АО «НЗМУ» регулярно показывало чистый убыток в несколько сотен миллионов рублей, а объем его краткосрочных обязательств в прошлом году превысил 6,5 млрд руб. — обычно так выглядят финансовые показатели компаний, реализующих крупные инвестпроекты. Откуда у Артема Оболенского взялись такие деньги, решительно непонятно: компании, полным или частичным собственником которых он является, даже близко не генерируют подобных доходов. Если исходить из масштаба реализуемых проектов, нити от которых ведут к Оболенскому, то он уже должен входить в российский список Forbes, но его имени там нет. Определенно Оболенский не обладает и достаточным политическим весом для структур масштаба ВЭБа.

Отсюда напрашивается единственная гипотеза: Оболенскому поручено развивать те направления бизнеса Ротенбергов, которые представители семьи не хотели бы ассоциировать со своей фамилией.

Наиболее явная причина этого — западные санкции, под которыми Ротенберги ходят с 2014 года. В конце 2016 года Европейский суд общей юрисдикции аннулировал часть санкций против Аркадия Ротенберга, однако оставил в силе те санкции, которые были возложены на него в связи с тем, что «Стройгазмонтаж» получил контракт на строительство Крымского моста. Однако к его брату Борису европейская Фемида была не столь благосклонна: в 2018 году суд в Хельсинки отклонил его иск к скандинавским банкам, которые отказались обслуживать счета бизнесмена из-за санкций США. А в июле этого года американский сенат заявил, что связанные с Аркадием и Борисом Ротенбергами компании после введения санкций совершали в западных юрисдикциях крупные сделки с произведениями искусства.

Первоначально Аркадий Ротенберг пытался обходить санкции, передавая активы своим родственникам.

Именно так контроль над компанией «Газпром бурение» оказался у его сына Игоря, но это помогло лишь временно, поскольку в апреле 2018 года и он оказался в санкционном списке Минфина США. Тогда «Газпром бурение» предприняло маневры, очень напоминающие передачу части активов Артему Оболенскому.

В августе 2018 года в Москве по тому же адресу, что и «Газпром бурение» (бизнес-центр «Газойл Плаза» на улице Наметкина в двух шагах от штаб-квартиры «Газпрома»), была зарегистрирована компания «Русгазбурение», которая уже в прошлом году показала выручку в размере 9,3 млрд руб. и чистую прибыль в 2,4 млрд руб. Бенефициары «Русгазбурения» скрываются за гонконговской структурой, однако близкое родство с «Газпром бурением» не подлежит сомнению — под контроль новой компании уже переданы «дочка» «Газпром бурения» «Центр цементирования скважин», а также 49% в Управлении технологического транспорта и специальной техники «Бурсервис». Возглавляет «Русгазбурение» Илькам Мухаметшин, ранее работавший в нефтесервисных компаниях Schlumberger и Resman. Возможно, перед ним стоит задача вывести новую компанию на международный рынок, закрытый для «Газпром бурения» из-за санкций.

Геннадий Савчук

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Бизнес"