ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 73,74 -0,32
EUR 83,24 -0,57
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

СОР26: когда в товарищах согласья нет

Уже после двухдневного саммита мировых лидеров в рамках глобального климатического саммита ООН стало понятно, что прорыва в повестке не случилось

В последний день октября стартовала отмененная в 2020 году конференция ООН по изменению климата (СОР26). Мероприятие должно завершиться 12 ноября, но уже после двухдневного саммита мировых лидеров стало понятно, что прорыва в климатической повестке не получилось.

Худшего момента, чтобы проводить климатическую конференцию, ратующую за отказ от ископаемых видов топлива, вряд ли можно было себе представить. Перебои с топливом и энергией, высокие цены на энергоносители, истерия на мировых рынках — все это «здесь и сейчас». А вот «климатический апокалипсис» ученых — все-таки вопрос будущего, до которого еще нужно дожить. Правда, метеорологи ООН в дни саммита сообщили, что планета стала нагреваться еще быстрее, причем текущий 2021 год будет одним из самых жарких за 170 лет наблюдений. Поэтому договоренностей Парижского соглашения уже недостаточно. Нужны новые обязательства, а вот с ними как раз проблема. Саммит в Глазго показал, что многие страны не готовы безоглядно наращивать усилия по достижению углеродной нейтральности, так как это может привести к серьезным социальным и экономическим провалам.

Алексей Громов, главный директор по энергетическому направлению Фонда «Институт энергетики и финансов», полагает, что неудачный момент предопределил общий тон обсуждений в Глазго.

«Климатический саммит в Глазго проходит в сложных условиях на фоне глобального энергетического кризиса. В связи с этим многие страны осторожно говорят о дополнительных обязательствах по достижению углеродной нейтральности.

Много внимания уделяется тому, что нужно искать сбалансированные решения: удовлетворять климатические цели, но не забывать и об энергетической безопасности — исключить дефицит энергоресурсов и волатильность цен», — комментирует эксперт.

Ольга Беленькая, руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «ФИНАМ», говорит о том, что в рамках встречи прозвучало множество громких заявлений о необходимости срочно действовать, однако мало конкретных обещаний. Впрочем, напрасной встречу считать все же нельзя, поскольку каждый такой саммит — это попытка лидеров государств вместе спасти Землю от глобального потепления. Таким образом, саммит можно считать некоторым прогрессом в декарбонизации, однако странам предстоит сделать еще многое, чтобы добиться доверия и обеспечить реализацию договоренностей.

Ну, а пока что прошедшая встреча мировых лидеров скорее способствовала не объединению мнений, а их поляризации. «В ходе саммита отчетливо оформились два лагеря: приверженцы активного энергетического перехода (Евросоюз, Великобритания, США) и сторонники более рационального подхода (Китай, Индия, отчасти Россия)», — считает Алексей Громов.

Комментируя взгляды «рационалистов», эксперт отмечает их логичность: «Китай, несмотря на все климатические декларации, занимает умеренную позицию. Это немудрено, поскольку энергетический кризис в стране не затухает. Более того, Китай по-прежнему делает ставку на угольную генерацию. На саммите так и не дождались заявлений от КНР, что потребление угля будет ограничено. Для Китая первоочередная задача — энергетическая безопасность и недопущение угроз для развития экономики. То же самое можно сказать об Индии. Страна дает осторожные оценки и заявляет о планах по углеродной нейтральности к 2070 году. Индия находится в более ранней стадии энергоперехода. И есть большие системные сложности в немедленном и резком отказе от углеводородной и угольной генерации.

Что касается России, то Владимир Путин на саммите G20 отметил, что Россия уже сейчас находится в относительно выгодной позиции, но не с точки зрения абсолютных выбросов CO2, а с точки зрения соотношения выбросов и их поглощения. Россия заявляет об углеродной нейтральности к 2060 году и говорит о том, что те объемы выбросов, которые все равно будут производиться, будут компенсироваться технологически и с помощью природного фактора».

Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития, обращает внимание, что у европейцев и России разные подходы к энергопереходу: «ЕС закрывает старую и создает новую энергетику, а мы говорим о модернизации, необходимости дополнения новыми элементами». По словам эксперта, планы ЕС завышены, но вполне реальны: «Те климатические цели, которые озвучил ряд европейских стран, чересчур амбициозны. Имеется в виду заявление о достижении углеродной нейтральности электрогенерации уже к середине 1930-х годов. Это уже не эволюционное развитие, а революционные заявления.

И сделать это вполне реально. Технологии есть, деньги тоже выделяются».

При этом, по мнению Сергея Пикина, Евросоюзу «не стоит забывать о сбалансированности энергосистемы». Он уверен: «Должен быть резерв мощностей — либо в виде аккумулирующих способностей, либо вы должны иметь другие источники энергии. Парадокс нынешнего энергокризиса в том, что в качестве запасного источника выступил уголь».

«Предполагать, что на 26-й конференции ООН по климату будут обнародованы революционные декларации, не стоит, — уверен Алексей Громов. — Многие ожидали новый вариант Парижского соглашения. Думаю, будет принята общая декларация в максимально туманной форме, которая определит то, что страны в целом будут наращивать усилия для достижения углеродной нейтральности».

В то же время Ольга Беленькая обращает внимание на ряд достигнутых договоренностей: «Что касается наиболее важных достижений — более ста мировых лидеров согласились к 2030 году полностью остановить вырубку лесов, а также восстановить лесные массивы.

Еще одним важным итогом климатического саммита в Глазго стала инициатива президента США Джо Байдена о сокращении выбросов метана на 30% к 2030 г. К ней присоединилось более 100 стран, включая страны ЕС, на эти страны приходится 60% глобальной экономики и около 40% выбросов метана. Однако эту инициативу пока не поддержали Россия, Индия и Китай.

Более 35 мировых лидеров также поддержали и подписали новую Программу прорыва в Глазго, в рамках которой страны и предприятия будут работать вместе для значительного масштабирования и ускорения разработки и внедрения чистых технологий и снижения затрат в этом десятилетии. Подписавшиеся стороны включают США, Индию, ЕС, ряд развивающихся стран.

Европейские лидеры призвали развитые страны активизировать и завершить в течение двухнедельного мероприятия план реализации климатического финансирования Парижского соглашения на сумму $100 млрд в год.

Этот вопрос не раз поднимался представителями развивающихся стран, которые пока недополучают обещанное финансирование.

Кроме того, по информации CNN, более 40 стран, включая Великобританию, США, Индию и Китай, а также ЕС, поддержали первое международное обязательство по достижению к 2030 году производства стали с почти нулевыми выбросами. Сталелитейная промышленность является одним из крупнейших производителей углекислого газа в мире».

Дополнительная информация

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Экология"

Материалов нет

Наверх