ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 69,81 0,26
EUR 81,03 0,33
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

ТМК потратила миллиарды, чтобы сделать производство экологичнее. Вот что из этого вышло

«Раньше снег вокруг был рыжий, сейчас — белый»

Экологическая повестка становится все более важной для россиян. Людей, живущих бок о бок с промышленными предприятиями, все меньше устраивает качество воды и воздуха вокруг них. В то же время не каждое производство заинтересовано в затратах на модернизацию: зачастую штрафы за превышение выбросов обходятся значительно дешевле, чем установка новых очистных сооружений. Однако на Урале есть предприятия, которые даже при этих условиях стараются сокращать свое воздействие на природу. В партнерском материале Znak.com рассказывает, как защита экологии организована на уральских заводах Трубной металлургической компании. ТМК в конце прошлого года обновила свою экологическую политику, ориентируя ее на экотехнологии и снижение потребляемых ресурсов.

Технологические процессы металлургических заводов сопровождаются образованием промышленных отходов, сточных вод и выделением выбросов в атмосферный воздух. Как объясняет главный эколог Северского трубного завода Вадим Озорнин, с последней проблемой справляются современные системы газоочистки, эффективность которых достигает 98-99%, что позволяет заводу работать, не превышая определенных Росприроднадзором и Роспотребнадзором предельно допустимых нормативов.

«Пять лет назад мы запустили непрерывный стан для изготовления бесшовных труб по немецкой технологии FQM. Степень очистки воздуха после него — 99%. Сталеплавильное производство мы обновили еще в 2008 году: раньше плавили в „мартене“, снег вокруг цеха был весь рыжий. Сейчас белый, эффективность газоочистки — 98%», — рассказывает Озорнин.

Более заметная экологическая проблема сталеплавильного производства — постоянно образующийся в процессе шлак, который нельзя отфильтровать, как воздух. В начале 1990-х годов объемы накопленного мартеновского шлака составляли более 2 млн тонн, под который была отведена территория площадью более 20 гектаров. В 1996 году шлаковый отвал стали постепенно разбирать. С помощью дробильно-сортировочного комплекса (ДСК) «горы отходов» начали перерабатывать в продукцию, востребованную в дорожном строительстве. К 2010 году техногенное образование, которым считался шлаковый отвал, полностью ликвидировано.

«В чем отличие металлургического шлака? В том, что в нем есть металлические включения в виде сростков металла и шлака, корольков и скардовин. И перед его отправкой в дробильно-сортировочном комплекс такие включения нужно извлечь. В ДСК шлак дробится на разные фракции, сортируется и уходит на продажу», — объясняет Вадим Озорнин. Получившийся продукт продается как строительный материал и используется для дорожного строительства. 

«Шлаковая продукция прошла самые разные исследования: изучались ее физико-химические свойства, радиологические показатели. Завод заявился на добровольную сертификацию этого материала и получил необходимые документы и экспертные заключения», — добавляет он. Сейчас весь объем текущих шламов от сталеплавильного производства перерабатывается в шлаковый щебень и расходится в летний строительный сезон.

Специалисты завода, изучив мировой опыт в части обращения с отходами, выяснили, у каких материалов, образующихся в результате деятельности предприятия, есть целевой потребитель. И, получив необходимые документы в Росстандарте и Роспотребнадзоре, перевели отходы в побочную продукцию.

Все это позволяет не только экономить деньги, но и снижает нагрузку на окружающую среду. Еще пять лет назад в результате производственной деятельности Северского трубного завода ежегодно образовывалось более 400 тыс. тонн отходов, которые нужно было где-то размещать. В 2019 году объем образования отходов составил всего 10 тыс. тонн, а выручка от продажи побочной продукции из этих отходов — более 70 млн рублей.

Сложнее организовать работу с менее однородными отходами: пластиком, полиэтиленом и полипропиленом. Как рассказывает заместитель начальника службы экологии СТЗ Юлия Жукова, для решения этой проблемы на заводе организован раздельный сбор и накопление отходов. Еще в 2013 году, до того как такую задачу поставили на федеральном уровне в рамках «мусорной реформы», на заводе начали внедрять раздельный (дуальный) сбор отходов, используемых в качестве вторсырья — бумагу, картон, отработанные масла и различные виды пластиков.

«Пленка от упаковки расходных материалов, бутылки, использованные каски: все это сортируется и прессуется прямо на территории предприятия нашим субподрядчиком. Переработчики с удовольствием забирают это в качестве вторичных ресурсов и делают из этого те же самые бутылки, пакеты и другую продукцию, — комментирует Жукова. — В год выходит несколько тонн мусора, который в итоге не попадает на свалки и не закапывается в землю».

В особом порядке на СТЗ ведется работа с ртутьсодержащими отходами (отработанными лампами, термометрами, приборами, относящимися к 1 классу опасности). Их невозможно переработать, а следует направлять на утилизацию. На заводе для их накопления отведено специальное помещение, ведется строгий учет движения опасных отходов. Раз в квартал отходы направляются на обезвреживание к специализированному подрядчику.

В последние годы на СТЗ прошла масштабная реконструкция производства, целью которой стало не только увеличение выпуска стали и труб, но и обеспечение экологической безопасности технологических процессов. У современного непрерывного стана есть свой блок очистных сооружений, где используется технология «нулевого» сброса, а объекты водоподготовки нового термоотдела позволяют повторно использовать 20 млн кубометров воды в год, не забирая ее из поверхностных источников.

При этом градообразующему предприятию Полевского приходится обеспечивать весь город качественной холодной водой, поставлять жителям его северной части тепло и горячую воду, а также принимать от населения хозяйственно-бытовые сточные воды. Исторически предприятие выполняет функцию «Водоканала» в городе. Но если промышленные стоки достаточно очистить от неорганических соединений, пропуская через блок очистных сооружений, то хозяйственно-бытовой сток проходит многоступенчатую систему водоочистки.

«Завод находится в верховьях реки Чусовая: за нами Ревда, Первоуральск и Екатеринбург, для которого это один из источников водоснабжения. Поэтому к водосбросу в реку Северушка, которая является притоком Чусовой, предъявляются особые жесткие требования по очистке», — объясняет Вадим Озорнин.

Заводу приходится обслуживать целый комплекс инженерных сооружений, каждое из которых выполняет свою роль в процессе очистки воды. На одних убирается крупный мусор, на других — песок и мелкие взвеси. В аэротенках с помощью кислорода и активного ила идет процесс биологического окисления загрязняющих веществ. Экологи завода используют опыт, изложенный в российских справочниках наилучших доступных технологий. Предприятие производит побочную продукцию из обезвоженного и обезвреженного на иловых картах избыточного ила, смешанного с опилом или торфом. Полученный материал используется в качестве рекультиванта для создания плодородного слоя.

С помощью получившегося удобрения предприятие восстанавливает природный ландшафт на месте вырытых карьеров, проводит благоустройство своей территории. На такой земле густо растут травы, а через несколько лет вырастет лес. Кроме того, благодаря этой технологии снижается и тариф на воду для жителей Полевского, поскольку производителям не приходится платить за размещение отходов.

Сама же вода через радиальные отстойники поступает в систему биологических прудов с высшей водной растительностью, которая питается органикой. Пруды занимают 50 гектаров, и поступившая вода в течение месяца проходит через сложную систему прудов, разделенных дамбами и коридорами, чтобы биологические организмы могли ее доочистить. «Функцию очистки выполняют не только тростник, рогоз, ряска, эйхорния, но и специально завезенные сюда виды рыб, толстолобик и белый амур, поедающие органику. Рыбаков здесь гоняем каждый день: рыбы здесь много, и многие хотели бы здесь поживиться. Но она плавает не просто так», — объясняет Вадим Озорнин.

В результате в Северушку сливается уже очищенная вода, соответствующая нормативам для рыбохозяйственных водоемов, которые гораздо жестче, чем обычные требования санитарных правил. Качество воды регулярно отслеживают работники надзорных органов, и в случае превышения ПДК (предельно допустимой концентрации) предприятию угрожают крупные штрафы. Чтобы их избежать, экологи совместно с технологическим персоналом круглосуточно контролируют качество очистки воды на всех стадиях, чтобы своевременно внести корректировки в процесс очистки, если что-то пойдет не так, и в итоге сбросить воду необходимого качества.

Системный подход, реализуемый на СТЗ для решения природоохранных задач, требует значительных ресурсов. Так, за последние пять лет затраты на охрану окружающей среды и обеспечение экологически безопасного производства на Северском трубном заводе составили более 4,2 млрд рублей.

Однако насколько бы ни была хороша очистка, для экологии гораздо важнее, чтобы заводы качественно сокращали общий уровень сброса загрязняющих веществ. Такая технология, ориентированная на рациональное водопользование и минимизацию воздействия на водные объекты, реализуется на другом предприятии ТМК — «Синарском трубном заводе» (СинТЗ). Как объясняет начальник энергоцеха завода Сергей Чижов, сейчас в рамках условно-чистого оборотного цикла воды, внедренного на заводе, 98% объемов воды, которая используется для гидросбива окалины и обмыва агрегатов, проходит очистку и используется в производстве повторно. На подпитку чистой водой приходится только 2%. Эта вода нужна, чтобы поддерживать уровень содержания соли в общем объеме воды на приемлемом уровне.

«Окалина (нагар на металле после термообработки — прим. Znak.com) осаждается в отстойниках. Мы ее обезвоживаем и производим отгрузку потребителям. Содержание металла в таком продукте — более 60%, поэтому металлурги ее охотно покупают. Дальше мы отделяем от воды нефтепродукты, из которых потом изготавливают котельно-печное топливо. Это позволяет нам не складировать и не размещать окалину и нефтепродукты», — комментирует Чижов.

Вода, из которой уже не выделить нефтепродукты, обезвреживается (сжигается) в специальной установке, а остаточная тепловая энергия используется для выработки пара для нужд предприятия. Остальная часть уже очищенной воды отправляется на градирню, где ее охлаждают электрическими вентиляторами до нужной производству температуры. «Запуск градирни в прошлом году позволил нам сократить потребление свежей технической воды в объеме не менее 85 тыс. кубических метров, что значительно увеличило долю оборотного водоснабжения предприятия, — комментирует главный инженер „СинТЗ“ Евгений Засельский. — В среднем температура воды снижается на 8-10 градусов. Прежняя установка, проработавшая с 1975 года, охлаждала воду только на 2-3 градуса, из-за чего забор и сброс воды приходилось существенно увеличивать». В строительство одной только градирни СинТЗ вложил больше 70 млн рублей: она позволяет охлаждать, а следовательно, экономить, около 1800 тонн воды в час, и при необходимости эти объемы могут быть увеличены еще на 30%. Это сотни тысяч тонн сэкономленной воды ежегодно.

По данным главного эколога СинТЗ Яны Зыряновой, с 2015 года завод потратил на экологию свыше 2 млрд рублей. Это позволило снизить выбросы загрязняющих веществ на 35%, в том числе сброс сточных вод на 32%. «Вне этого объем отходов стабилен, как стабильны и объемы производства. Оборотные циклы были и раньше, но в силу их несовершенства воду все равно приходилось сливать. Сейчас оборудование меняется и есть возможность сокращать сброс до минимума», — комментирует Зырянова. Это необходимо и по причине того, что очистить саму воду до идеального состояния не всегда возможно. 

«Сейчас по некоторым показателям мы сбрасываем воду чище, чем забираем: к сожалению, мы получаем воду не слишком хорошего качества, так как забор идет уже после нескольких промышленных предприятий. Часто в ней превышено содержание нефтепродуктов и солей, с чем мы уже ничего не можем сделать. Со своей стороны, завод осознает свою социальную ответственность и целенаправленно реализует политику по снижению негативного воздействия», — объясняет Яна Зырянова. 

В продолжение работы СинТЗ идет к получению комплексного экологического разрешения, в котором будут закреплены требования к охране окружающей среды, обязательные для выполнения. Завод намерен получить его к 2025 году и уже к 2030 году рассчитывает перестроить свою работу так, чтобы соответствовать взятым на себя обязательствам.

Партнерский материал

Дополнительная информация

  • Автор: Константин Алексеев

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Экология"

Материалов нет

Наверх