Неделя отдыха будет дорого стоить российской экономике

В ходе вчерашнего обращения к нации В. Путин заявил, что предстоящая неделя с 30 марта по 3 апреля объявляется нерабочей. Пока при оценке эффекта дополнительных недельных «каникул» на экономику вопросов больше, чем ответов. Так, власти еще не дали детальных разъяснений относительно правил применения мер, обозначенных в Указе, однако, ясно, что издержки, связанные с этим, распределятся между работодателем и работником (государство не будет участвовать в компенсации). Основные издержки, которые может понести работодатель, могут быть вызваны или с падением выпуска (в случае если работники будут отдыхать), или с ростом нагрузки на ФОТ (если производство остановлено не будет, в ряде случаев потребуется оплата труда в двойном размере). Однако, в реалиях нашей экономики, потери может понести и работник: доля «серого» ФОТ в России велика, более 25%, и работодатели в этом случае могут отказаться выплачивать зарплату (полностью или частично, путем лишения надбавок и премий) за фактически не отработанное время. Кроме того, не исключены и случаи, когда работникам придется пойти на соглашение с работодателем и работать за свою обычную ставку в течение этой недели.

В самом негативном (но лишь теоретическом) сценарии, когда выпуск всей промышленности остановился бы на неделю (100% промышленности не загружено), потери были бы пропорциональны сокращению рабочих дней: в марте уровень производства сократился бы на 10% от обычного (минус 2 рабочих дня), а в апреле – на 14% (минус 3 рабочих дня). Такой недельный «простой» всей промышленности стоил бы ей —2 п.п.

Впрочем, очевидно, что ситуация будет менее негативной. Указ предполагает, что ряд существенных для экономики отраслей продолжат работу в обычном режиме (непрерывно действующие производства, медицина, продуктовый ритейл, органы власти, транспорт и пр.). Таких предприятий — подавляющее большинство в общем объеме промышленного производства (65-70%, по нашим оценкам): например, большая часть нефтегазового сектора (включая добычу и переработку), металлургическое производство, энергетика, и, как мы понимаем, заводы, производство на которых нельзя остановить и/или где работники задействованы посменно. Тем не менее, остановка даже части производств будет иметь материальный эффект на экономику.

Помимо промышленности, ключевыми отраслями российской экономики являются торговля (львиную долю, по нашим оценкам, экспорт нефтегазовой продукции и продуктовый ритейл), транспортный сектор, госуслуги, финансовый сектор и строительство. В совокупности, они занимают более 50% в ВВП). Трудно оценить, какая часть из них попадет под ограничения, но мы полагаем, что все же существенный объем (~90%) будет работать (вышеперечисленные отрасли во многом напрямую являются исключениями из Указа). При этом, на наш взгляд, в значительной степени вынужденный простой постигнет непродуктовый ритейл, а также гостинично-ресторанный бизнес, и прочие предприятия сферы услуг.

Учитывая, что точно определить объем простаивающих в течение этой недели мощностей (как промышленных, так и непромышленных) крайне затруднительно, мы решили дать оценки при различных сценариях. Мы исходили из предположения, что в базовом сценарии (отмечен зеленым) промышленность будет недозагружена на 30%. При этом, чем больше недозагрузка в промышленности, тем она больше и в остальной экономике. По нашим оценкам, в таком случае общий годовой объем выпуска промышленности просядет при прочих равных на 0,6 п.п., а ВВП – на 0,7 п.п. Однако, в более пессимистичных сценариях эффект от одной выпадающей недели на ВВП уже превысит 1 п.п.

В целом, можно сказать, что негативный эффект от одной выпадающей рабочей недели может вполне быть сопоставим с уже реализовавшимися эффектом от падения цен на нефть и ослаблением рубля. В этой связи, дальнейшие карантинные меры (если таковые последуют) крайне негативно отразятся на динамике экономики.

При этом отметим, что без обязательных ограничительных мер эффективность введения нерабочей недели в борьбе с распространением инфекции, на наш взгляд, существенно снижается (несмотря на то, что В. Путин призвал граждан оставаться на это время дома, мы сомневаемся, что люди массово последуют этому совету). С учетом этого, в будущем может возникнуть необходимость вводить более жесткие меры с уже обязательным карантином, что будет стоить российской экономике гораздо дороже.

  • Автор: Станислав Мурашов, аналитик Райффайзенбанка
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Экономика"