Пока у власти Трамп, санкционный фон будет усиливаться

Санкции в любом случае будут направлены именно туда, где выгоднее американскому бизнесу

Чего хотят добиться своей санкционной политикой США? Президент Владимир Путин определяет их главную цель как передел рынка. США нужно продавать оружие, свой газ, интеллектуальную собственность (пока ее не украли или не скопировали), нефть и т. д. Там, где конкуренция серьезная или вообще непреодолимая, всегда найдется повод для санкционных ограничений под выгодным для американского бизнеса углом. При этом цели уничтожить чужую экономику пока не ставится.

«Если посмотреть с этой точки зрения на ситуацию вокруг Ирана, то четко прослеживаются интересы американского бизнеса. Он многогранен настолько, что США умудряются быть в тройке лидеров как стран – потребителей нефти, так и экспортеров. Как продавцу нефти, американскому бизнесу крайне выгодны высокие цены»,

– говорит Екатерина Туманова, руководитель аналитического департамента компании «ФинИст».

Эксперт отмечает, что в США есть важное отличие от добычи нефти в Саудовской Аравии или России. Значительную долю экспорта занимает сланцевая нефть, добыча которой гораздо более наукоемкая. Добывая и продавая свою нефть, США кормит не только нефтяников, но и химическую промышленность, ученых, транспортную отрасль и многих других.

«Пока идет неразбериха вокруг Ирана, России и Венесуэлы, создается спекулятивный фон, направленный на повышение цен на черное золото. Санкции дадут эффект, Иран будет ограничен в поставках нефти – цены поднимутся. Если санкционная политика провалится, появится дополнительный повод применить санкции против тех стран, по «вине» которых случилось фиаско. И санкции будут направлены именно там, где выгоднее американскому бизнесу», – полагает Туманова.

Как же так? Ведь раньше США были настроены на сдерживание цен на нефть?

«Каждый новый президент США по-своему видит, как лучше развивать страну. Но президент – не одиночка, за ним стоит очень сильная партия, сейчас – Республиканская. Одна из основ ее финансовой мощи как раз нефтяной бизнес. И повышающиеся цены на нефть – источник все большего дохода как для самих бизнесменов и партии, так и для страны в виде налогов. Барак Обама в свое время, сдерживая цены на нефть, не только проявлял заботу о бизнесе импортеров, но и подтачивал финансовую мощь конкурентов. Поэтому, пока у власти Дональд Трамп, а в Сенате республиканское большинство, санкционный фон будет усиливаться, а цены на нефть – расти», – убеждена Туманова.

Как отмечает Гайдар Гасанов, эксперт «Международного финансового центра», страны, уже находящиеся под санкциями США, например Россия и Китай, вероятнее всего, продолжат сотрудничать с Ираном как минимум потому, что терять им особо нечего. А Индия, второй по величине покупатель иранской нефти после Китая, уже сократила контракты на поставки иранской нефти, импортируя больше из США.

«Позиция США понятна: они пытаются взять под контроль нефтяной рынок. Уже в этом месяце экспорт американской нефти в Японию и Южную Корею может вырасти до рекордных максимумов, поскольку азиатские НПЗ воспользуются скидками на сланцевую нефть, которые предлагают американские продавцы после потери китайских клиентов. Но Япония официально не отказалась и от импорта иранской нефти»,

– говорит Гасанов.

Рынок на данный момент сбалансирован за счет как негативных факторов, которые не позволяют нефти взлететь до $100 за баррель, так и положительных, не позволяющих ценам спуститься ниже $60 за баррель. Нефть марки Brent поддерживается несколькими нарушениями поставок, включая санкции против Ирана, падением экспорта из Венесуэлы и сохраняющимися опасениями по поводу производства в Ливии на фоне столкновений между внутренними группами. Цены в США, в том числе сланцевой нефти WTI, находятся под давлением на фоне роста производства и снижения интереса к покупке со стороны Китая в результате торгового спора между Вашингтоном и Пекином.

«После вступления в силу американских санкций против Ирана 4 ноября 2018 года вопрос, кто конкретно будет компенсировать дефицит иранской нефти, остается открытым. Поскольку Иран против того, чтобы какая-либо страна взяла на себя данные обязательства, я полагаю, что Саудовская Аравия и Россия будут увеличивать объемы производства и займут долю рынка Ирана, что должно стабилизировать цены на нефть», – полагает Гасанов.

Эксперт отмечает, что страны ОПЕК+ будут в любом случае стремиться к стабилизации нефтяного рынка. Цены на нефть останутся в пределах диапазона от $60 до $80 за баррель. В день вступления санкций, 4 ноября, может возрасти волатильность нефтяного рынка за счет большого количества участников рынка и проведения объемов спекулятивных сделок. Но стратегические ценовые диапазоны, контролируемые на уровне государств, сохранят стабильность цен на нефть.

Олег Богданов, главный аналитик «Телетрейд Групп», обращает внимание, что санкционные угрозы США уже сказываются на уровне добычи нефти в Иране. Согласно последним августовским данным ОПЕК, добыча в Иране упала на 150 тыс. баррелей в сутки. Некоторые страны, например Франция и Южная Корея, уже отказались от покупок иранской нефти. Вполне возможно, что после введения в ноябре нефтяных санкций добыча в Иране упадет существенно – по некоторым оценкам, от 1 млн до 2 млн баррелей.

«Как показывает практика, большинство глобальных игроков стараются сохранить хорошие отношения с США и соблюдают санкции. Работает формула «хотите вести бизнес в США, не ведите бизнес в Иране». Для того чтобы Ирану сохранить уровни добычи нефти в условиях американских санкций, необходимо продавать нефть с большим дисконтом к спот-рынку и отработать новые схемы продажи»,

– комментирует Богданов.

Эксперт отмечает, что в нынешних условиях, когда у США конфликт и с Россией, и с Китаем, и с Турцией, Ирану будет легче справиться со сложностями, которые возникнут после введения американских санкций. Иранская премия в ценах на нефть сейчас может составлять до $7-10, рынок уже закладывает в цену американские санкции. По факту введения санкций в ноябре цены могут и упасть.

Кайл Дэвис, советник юридической фирмы Capital Legal Services, дополняет, что, хотя Иран и находится под огромным давлением извне, дальнейшее развитие иранской ситуации во многом зависит от настроения иранского народа. На фоне сокращения ВВП Ирана и коллапса национальной валюты стали учащаться случаи уличных протестов – и не все они против США, значительная часть направлена против действующей власти. В условиях, когда исламский революционный режим выглядит уязвимым, торговые партнеры Ирана могут не рискнуть пойти против США и Трампа, который недавно объявил, что хочет уменьшить экспорт иранской нефти «до нуля», что может вызвать уже не экономический, а гуманитарный кризис в стране.

«Но если достаточное количество крупных партнеров Ирана готово игнорировать санкции, то их новая волна может и провалиться. Китай и Турция уже объявили о намерении дальше торговать с Ираном; и Индия, и Россия, и даже Европейский Союз могут принимать решения о поддержке торговых отношений с Ираном»,

– отмечает Дэвис.

Что касается принятия жестких ответных мер со стороны Ирана, то, по мнению Дэвиса, это скорее сыграет на руку Трампу.

«Если Иран устроит блокаду Ормузского или Баб-эль-Мандебского проливов или сделает какие-нибудь другие резкие движения, которые можно считать агрессивными в военном плане, то это подорвет моральную позицию Ирана и заставит его торговых партнеров пересмотреть их отношения», – убежден эксперт.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Экономика"