Леонид Федун: мир при $30 за баррель существовать не может

Вице-президент "Лукойла" Леонид Федун считает, что с точки зрения технологии мир при $30 за баррель существовать не может, так как этой нефти будет недостаточно. Предсказать же цену невозможно, так как инвесторы сейчас напоминают "стадо с инстинктами животных, которое носится то взад, то вперед".

Ожидать роста цены на нефть стоит только после того, как ОПЕК убедится, что страны картеля защитили свою долю на рынке. Принять решение о сокращении квот они могут уже на очередном заседании ОПЕК в мае или летом. При этом, на его взгляд, ожидания, что Иран выйдет на рынок и "затопит" всех нефтью, не оправданы.

Что касается сланцевой нефти, то на рынке останутся только 2-3 десятка компаний, которые выживут "в этой ценовой мясорубке". Об этом в интервью ТАСС рассказал вице-президент "Лукойла" Леонид Федун.

- Леонид Арнольдович, перед новым годом компания смогла похвастаться годовой добычей нефти на уровне свыше 100 млн тонн. В 2016-м сможете повторить?

- Думаю, что нет. В условиях жесткой неопределенности гнаться за рекордами и увеличивать предложение на перенасыщенном рынке по крайней мере нерационально. На мой взгляд, практика любой ценой заполнять рынок дешевой нефтью неправильна, так как через полгода-год ее можно будет продать уже в два раза дороже. Для этого у российских компаний есть очень серьезный запас прочности, мы не обременены ни долгами, ни какими-то жесткими обязательствами. Поэтому сегодня должны давать то количество нефти, которое не подорвет бюджеты страны и компаний и в то же время не окажет дополнительного давления на рынок.

- Россия в прошлом году, как и "Лукойл", вышла с рекордным показателем добычи нефти. На ваш взгляд, сможет ли страна в ближайшие годы сохранить эту планку, если да, то за счет чего?

- В условиях такой ценовой конъюнктуры правильно будет сохранить денежный поток и месторождения в оптимальном режиме работы. Лучше продавать один баррель нефти по 50 долларов, чем два, но уже по 30 На мой взгляд, России нужно, если будет принято такое политическое решение, совместно работать с ОПЕК по сокращению предложения на рынке. Тем более в этом году должен произойти небольшой спад добычи по стране. Мы его ожидали еще в 2015-м, но за счет девальвации и активного бурения со стороны ряда компаний этого не произошло. Был установлен очередной рекорд, но, повторюсь, это не самое удачное средство улучшения экономики. Лучше продавать один баррель нефти по 50 долларов, чем два, но уже по 30.

- Как вы считаете, при существующей цене на нефть ОПЕК все-таки примет решение снизить квоту на добычу?

- Я очень на это рассчитываю. В целом конъюнктура рынка находится в достаточно сложной ситуации, и такого глубокого падения никто не мог предсказать. Поскольку то, что произошло после решения картеля не устанавливать квоту, напоминает побег большого стада животных от пожара, когда все несутся вниз, не понимая, что происходит. Никакой анализ не позволял это спрогнозировать. Сейчас мы находимся практически на дне - никогда еще до этого цена на нефть не опускалась так низко, если, конечно, считать в ценах 2015 года. То, что произошло после решения картеля не устанавливать квоту, напоминает побег большого стада животных от пожара Большая часть нефти, которая сейчас добывается в мире, имеет историческую себестоимость выше $30 за баррель. Если она будет находиться на таком уровне достаточно долго, то нефти просто не будет. Возникнет дефицит, и произойдет достаточно сильный отскок добычи.

- Как быстро может сократиться добыча при текущих ценах на нефть?

- Падение добычи на традиционных месторождениях нефти достаточно долгий процесс. Если не инвестировать, то она будет сокращаться примерно на 5-10% в год, а на сланцевых месторождениях уже на 60% в год. Когда ОПЕК начинала ценовую войну, они рассчитывали, что американские компании очень быстро уйдут с рынка и профицит нефти скоро закончится. Но никто не учел, что американские компании смогут заручиться такой мощной финансовой поддержкой. Никто не учел, что американские компании смогут заручиться такой мощной финансовой поддержкой Выяснилось, что практически 50% добычи было захеджировано. То есть финансовые институты каждый день доплачивали американским компаниям примерно $150 млн, при этом средняя цена реализации нефти у них имела премию примерно в размере $20 за баррель. И это в течение всего 2015 года. При такой поддержке сланцевые производители смогли избежать сильного обвала, но добыча сократилась на 300 тыс. баррелей. Это достаточно много - около 5,5% (от добычи сланцевой нефти в США – прим. ред.). Если бы не было решения ОПЕК (об обвале рынка – прим. ред.), то сегодня американцы добывали бы 10,5 млн баррелей, а они добывают 9,2. И тогда ситуация с рынком была бы еще тяжелее.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Новости отрасли (старый раздел)"