Исследование TAdviser: Крупнейшие госзакупки программных продуктов и услуг Oracle в России в 2018 году

Введение

Аналитический центр TAdviser уже в четвертый раз провел ежегодное исследование закупок лицензий и услуг техподдержки программных продуктов Oracle (Oracle СНГ), объявленных российскими государственными ведомствами и госкомпаниями. В ходе исследования анализировались закупки, объявленные и совершенные в течение 2018 года, а также были уточнены и дополнены данные по закупкам, совершенным в течение 2014-2017 гг.

В результате углубленного поиска по данным 2014-2017 гг. (не только по базе ЕИС в сфере госзакупок, но и по основным ЭТП и корпоративным порталам закупок) был выявлен ряд крупных закупок, которые по техническим причинам не были учтены ранее и которые существенно изменили ранкинги Топ-50 за эти годы. Однако, редакция TAdviser при подготовке настоящего обзора приняла решение не вносить изменения в ранее опубликованные ранкинги, но учесть все выявленные закупки при составлении новых вариантов ранкинга, которые представлены в публикуемом обзоре.

В этот раз также, помимо ставшего уже традиционным ранкинга крупнейших 50-ти единичных закупок лицензий и техподдержки Oracle, были составлены несколько дополнительных вариантов ранкинга, которые в совокупности дают более полную и объективную картину за весь период наблюдений (см. раздел «Статистика 2014-2018 гг.»).

Закупки ПО и услуг Oracle в России – краткий обзор

Традиционно основными покупателями лицензионного ПО и услуг технической поддержки программных продуктов Oracle в России являются крупные государственные и бизнес-структуры, годовые ИТ-бюджеты которых составляют от сотен миллионов до десятков миллиардов рублей.

Как правило, крупные заказчики используют ПО Oracle в составе государственных/корпоративных информационных систем, таких, как ERP, CRM, СЭД, BPM, Business Intelligence и т.п.

Эти системы находятся в промышленной эксплуатации, имеют достаточно стабильную архитектуру и базу пользователей. Регулярные закупки, связанные с ПО Oracle, относятся преимущественно к услугам технической поддержки ПО; новые лицензии закупаются достаточно редко и их закупки обусловлены либо расширением функциональности, надежности и производительности (в таких случаях обычно приобретаются продукты, лицензируемые по серверной/процессорной модели ценообразования), либо увеличением пользовательской базы (такие закупки еще более редки, т.к. в предыдущие годы многими заказчиками закуплены пользовательские лицензии с «запасом»).

Стандартная техническая поддержка (СТП) подразумевает, что в период ее действия заказчик получает без дополнительной оплаты все обновления поддерживаемого ПО (как новые релизы, так и обновления, связанные с исправлением технических проблем в ПО), доступ к базе знаний вендора, определенный объем консультаций от технических специалистов вендора или партнера, которому вендор делегировал права оказания техподдержки.

Расширенная техническая поддержка (РТП), как правило приобретается для бизнес-критических приложений, когда требуется обеспечить заданные параметры производительности, скорости восстановления после сбоев, получения рекомендаций по сложным техническим вопросам эксплуатации.

Особенностью закупки услуг СТП ПО Oracle (как, впрочем, и большинства продуктов западных вендоров) является то, что такие услуги должны приобретаться на регулярной основе с непрерывностью сроков оказания услуг. Если же заказчик в какой-то момент времени принимает решение прекратить оплату услуг СТП, а позднее (скажем, через год-два) хочет возобновить получение любых услуг техподдержки (стандартной или расширенной), то, по правилам, установленным вендором, он должен также оплатить ранее пропущенный период, когда услуги СТП не оказывались. Рассуждать о том, справедлив или нет такой порядок, бессмысленно – он имеет место быть, и все лицензиаты о нем оповещены. При этом услуги РТП заказчики могут приобретать в любой момент времени и на любой срок без соблюдения требования непрерывности; единственным условием закупки услуг РТП является наличие действующей СТП для периода, когда требуется РТП.

С такой практикой взимания своеобразных «штрафов» за пропущенные в оплате периоды СТП связана достаточно громкая история с претензиями главного контрольного органа страны – Счетной палаты – к одному из госзаказчиков.

В 2015 году Федеральная таможенная служба (ФТС), заключив после годичного перерыва новый контракт на услуги стандартной и расширенной техподдержки стоимостью почти в 178 млн рублей, по мнению Счетной палаты, переплатила за эти услуги 124 млн рублей. Претензии Счетной палаты были обнародованы в начале 2017 года, после завершения плановой проверки состояния информатизации в таможенных органах России и послужили поводом, как минимум, для двух публикаций одного из ведущих СМИ, специализирующихся на теме ИТ. Заметки под громкими заголовками «Таможня переплатила за поддержку Oracle больше 100 миллионов»[1] и «Компания, «посадившая» ИТ-директора ФТС, задрала в 3 раза цену еще одного таможенного контракта на Oracle»[2] появлялись в CNews дважды с перерывом в год – в марте 2017 и апреле 2018 (при этом, никакого инфоповода для повторной публикации старой «новости» не было).

Резюме этой истории в версии от 2018 года выглядит так:

«
В пресс-службе Счетной палаты объяснили, что рассматриваемая закупка, контракт по итогам которой получила компания «РДТеХ Разумные Деловые Технологии», осуществлялась ФТС в начале 2015 г. Закупаемые услуги должны были оказываться в течение восьми месяцев в том же году. В надзорном ведомстве установили, что начальная цена контракта в 178,8 млн руб. была рассчитана методом сопоставимых рыночных цен на основании информации, представленной тремя потенциальными исполнителями. Один из них — «Крок инкорпорейтед» — в стоимость услуг за 2015 г. включил суммы, рассчитанные за период с 1 января 2014 г. до 31 декабря 2015 г., то есть во многом за пределами установленного тендерной документацией срока оказания услуг. Два других — будущий победитель «РДТеХ» и «Борлас» — включили в расчет цену восстановления техподдержки ПО Oracle в размере 124 млн. руб., которая по условиям тендера заказчику не требовалась. Именно эти 124 млн руб. в итоге и фигурируют в документах Счетной палаты в качестве расчетной суммы завышения реальной цены услуг.
»

Обращает на себя внимание тот факт, что ни контролеры Счетной палаты, ни журналисты, по-видимому, не были знакомы с особенностями оплаты СТП и ее восстановления после перерыва, потому что называют восстановление техподдержки ПО услугой, «которая по условиям тендера заказчику не требовалась».

Справедливости ради, нужно заметить, что позднее публикация от 26.04.2018 была дополнена комментарием, полученным от поставщика нашумевших услуг – компании «РДТеХ Разумные Деловые Технологии»:

«
При проведении аукциона от 26.02.2015 №0173100001515000009 разница между планируемой ценой закупки и ценой контракта обусловлена необходимостью восстановления пропущенного период стандартной технической поддержки Оrасlе с 01.01.2014г. по 03.04.2015г. Цена на оказанные услуги не была завышена, как и не имело места предоставление услуг, которые заказчику не требовались.
»

Столь длинный исторический экскурс понадобился в этом обзоре для того, чтобы подчеркнуть особенность исследования текущего года – при его проведении аналитики TAdviser старались выявить периодичность заключения контрактов на услуги СТП у основных заказчиков и на основании этой информации определить нижнюю оценку ежегодных затрат на услуги техподдержки, а также выявить возможные аномалии в действиях заказчиков (прекращение оплаты услуг СТП, нерегулярные контракты на услуги СТП).

Результаты 2018 года

Сохраняя традицию публикаций предыдущих лет, TAdviser представляет перечень 50-ти крупнейших единичных закупок лицензионного ПО и услуг технической поддержки для продуктов Oracle, объявленных и состоявшихся в 2018 году (см. Табл. 1).

В отличие от аналогичных ранкингов прошлых лет, в правила составления новой таблицы были внесены небольшие изменения:

  • Изменен главный критерий ранжирования - закупки в ранкинге теперь расставлены не в порядке объявленной величины начальной максимальной цены (НМЦ), а по цене заключенного контракта. По мнению экспертов TAdviser, такой порядок ранжирования является более корректным, т.к. отражает реальные финансовые потоки между заказчиками и поставщиками;
  • Из таблицы исключен столбец, в котором указывались непобедившие участники конкурсов. Эту информацию эксперты TAdviser посчитали малозначимой и не отражающей реальную конкурентную ситуацию на рынке. Вместо такого перечисления в обзор включена Табл. 5, в которой приведена статистика участия поставщиков в конкурсах, и краткий анализ предпочтений заказчиков в отношении конкретных поставщиков (см. раздел «Наблюдаемые тенденции и прогнозы»);
  • В таблицу также добавлен столбец с реестровыми номерами закупок. Читатели, интересующиеся деталями конкретных закупок, смогут по этим номерам отыскать информацию в ЕИС госзакупок. Указание именно реестровых номеров закупок, а не реестровых номеров госконтрактов/договоров, было выбрано на том основании, что для многих закупок в ЕИС, к сожалению, отсутствует информация о заключенных контрактах.

Поскольку при подготовке обзора были выявлены закупки, контракты по которым еще не были заключены в момент исследования либо предусматривали начало исполнения контракта и первый платеж не ранее 2019 года, все такие закупки выделены маркером в представленной ниже таблице. Те из закупок 2019 года, по которым поставщики уже определились и контракты были заключены, выделены зеленым маркером; те же закупки, по которым процедуры определения поставщика не завершились или информация о поставщиках не была опубликована (как в случаях с закупками Банка России и Газпромбанка) выделены голубым цветом.

Для закупок и контрактов, номинированных в валюте, пересчет в рубли проводился по курсу Банка России на дату заключения контракта (это соответствует правилам, действующим в ЕИС). Если информация по дате заключения контракта отсутствовала (или контракт еще не был заключен), в качестве курса пересчета принималось среднемесячное значение, действовавшее в период публикации закупки или проведения конкурсных процедур.

В текущей версии исследования было также принято решение сформировать ранкинг крупнейших заказчиков – по сумме объявленных и завершенных закупок в течение года. Это связано с тем, что разные заказчики имеют разные стратегии закупок (кто-то заключает единственный контракт на 3 года, кто-то заключает более 10 контрактов на один год), и суммарные объемы закупок в разрезе заказчиков могут существенно отличаться от ранкинга единичных закупок.

Ранкинг крупнейших заказчиков по итогам 2018 года представлен в Табл. 2. Ранкинг крупнейших заказчиков за все годы наблюдений (2014-2018) представлен в следующем разделе, в Табл. 5.


Табл. 1. Топ-50 единичных закупок в 2018 году

Заказчик № закупки Предмет закупки* НМЦК, руб. Цена ГК, руб. %% сниж. Срок ГК Поставщик
1 Сбербанк России 31806566769 ПО + СТП 2 368 452 039,88 2 361 700 265,24 0,29% 2018-2021 Оракл Компьютерное оборудование
2 Сбербанк России 31806566775 РТП 2 033 776 132,71 2 033 776 132,71 0,00% 2018-2019 Оракл Недерланд Б.В.
3 Ростелеком 31807284508 СТП 1 827 160 416,23 1 738 882 661,44 4,83% 2019-2022 Борлас
4 Сбербанк России 31806414379 СТП + РТП 574 036 656,55 573 663 661,75 0,06% 2018-2019 Оракл Недерланд Б.В.
5 ФНС (Налог-Сервис) 337100017718000000 СТП (ПО + Exadata) 521 334 017,83 513 514 007,55 1,50% 2019 ФОРС-Технологии
6 ФНС (Налог-Сервис) 337100017717000000 СТП для ПАК Exadata 500 713 645,43 483 188 667,85 3,50% 2018 ФОРС-ЦР
7 Ростелеком 31806465415 СТП 374 000 000,00 370 260 000,00 1,00% 2018-2019 Борлас
8 ГК Росатом 31806391131 ПО + СТП 354 000 582,00 348 717 089,92 1,49% 2018-2021 Ай-Теко
9 Банк России SBR031-1712080008 СТП 349 636 512,21 345 266 055,82 1,25% 2018-2019 РДТеХ
10 Ростелеком 31806516333 СТП 264 000 000,00 227 757 645,63 13,73% 2018-2019 Борлас
11 Россельхозбанк 31807327686 СТП 145 840 500,00 145 840 500,00 0,00% 2018-2021 н/д
12 Транснефть 31806976343 СТП 145 659 349,55 145 659 349,55 0,00% 2018-2019 Крок
13 ФСК ЕЭС 31806248347 ПО + СТП 158 288 668,31 142 418 554,99 10,03% 2018-2019 Системный софт
14 Ростелеком 31806911414 СТП (Fusion) 106 020 000,00 106 020 000,00 0,00% 2018-2021 Р.Т Решения
15 Банк России SBR031-1810030015 ПО / СТП (СБП) 94 420 266,12 94 420 266,12 - - 2019-2020 Борлас
16 ФТС (ЦИТТУ) 173100015218000000 ПО 111 513 998,80 93 671 759,02 16,00% 2018-2019 Авангард ИТ
17 ФСС 273100000718000000 СТП (ПО + Exadata) 90 655 513,20 90 655 513,20 0,00% 2019 Сибинтек
18 ФСС 273100000718000000 СТП для ПАК Exadata 90 655 513,20 88 388 444,00 2,50% 2018-2018 Сибинтек
19 Центр Хранения Данных 31806485303 ПАК Exadata 86 325 091,12 81 848 180,55 5,19% 2018 Инлайн Технолоджис
20 НК Роснефть 31705940279 ПО 91 871 389,44 81 500 778,24 11,29% 2018 Информационная защита
21 Газпромбанк ГП824255 СТП 81 028 730,65 81 028 730,65 - - 2019-2020 н/д
22 ГК "АСВ" 31807020992 ПО + СТП 126 663 960,01 79 164 999,28 37,50% 2018-2019 Ай-Теко
23 Россельхозбанк 31806488200 СТП 79 991 903,61 78 792 025,06 1,50% 2018-2020 Борлас
24 Ростелеком 31806792462 СТП (MSS) 78 057 000,00 78 057 000,00 0,00% 2018-2021 Философия.ИТ
25 Газпромбанк ГП825088 СТП 73 593 093,37 73 593 093,37 0,00% 2018 н/д
26 Казначейство (ЦОКР) 895100000118000000 СТП 65 520 534,00 65 520 534,00 0,00% 2019-2020 ФОРС-ЦР
27 ПСК (С-Пб) 31806070912 СТП для ПО и ПАК Exadata 62 408 491,10 64 457 962,57 -3,28% 2018-2019 Сигма
28 Россельхозбанк 31806488206 СТП 63 122 027,54 63 122 027,54 0,00% 2018-2021 Борлас
29 Казначейство (ЦОКР) 895100000118000000 СТП 66 094 829,53 61 137 717,28 7,50% 2018-2019 Систематика
30 ФПК 31807081389 СТП 103 932 815,18 58 680 000,00 43,54% 2018-2019 Мобиус Технологии
31 ПАО "Туполев" 31806158680 ПО 70 519 965,60 57 083 083,36 19,05% 2018 Борлас
32 МРСК Урала 31806830446 ПО 54 379 703,12 54 329 067,20 0,09% 2018 Сигма
33 Банк ВТБ 31806721617 ПО + СТП 53 798 745,37 52 779 366,27 1,89% 2018-2019 Борлас
34 Мосэнергосбыт 31807116405 СТП 51 197 311,33 50 941 300,00 0,50% 2019-2020 Сигма
35 Внешэкономбанк 31807210513 СТП 61 657 000,00 49 325 600,00 20,00% 2018-2019 ФОРС-ЦР
36 МСП Банк 31806251552 ПО 49 304 305,05 48 980 000,00 0,66% 2018 Системный софт
37 Мосэнергосбыт 31806017873 СТП 46 542 713,77 45 612 376,00 2,00% 2018 Сигма
38 Аэрофлот 31806931985 СТП 43 939 468,25 43 939 468,25 0,00% 2019-2022 Борлас
39 СК "Звезда" 31806959515 ПО 43 179 516,00 42 101 944,00 2,50% 2018 Системы управления
40 Аэрофлот 31807254542 СТП 44 000 000,00 42 086 900,00 4,35% 2019-2020 Борлас
41 Мосводоканал 31807125313 СТП (Exadata) 43 491 999,24 39 999 999,99 8,03% 2019-2020 Ай-Теко
42 ПАО "МОЭК" 31806262758 СТП для ПО и ПАК Exadata 38 318 818,41 38 318 818,41 0,00% 2018-2019 ФОРС-ЦР
43 ПСК (С-Пб) 31806938406 СТП 35 485 570,00 35 310 403,00 0,49% 2018-2019 н/д
44 АКБ "Связь-Банк" 31806306918 СТП 35 262 701,37 33 589 406,97 4,75% 2018-2019 Борлас
45 Связьтранснефть 31806312623 СТП 32 397 643,22 32 397 643,22 0,00% 2018-2019 РДТех
46 АО ГСС ("Сухой") 31806050698 ПО 31 639 500,00 31 639 500,00 0,00% 2018 н/д
47 Банк ВТБ 31806778869 СТП 41 600 180,70 30 733 653,49 26,12% 2018-2019 Техносерв А/С
48 Ростелеком 31806444281 СТП 30 332 481,26 30 332 481,26 0,00% 2018-2018 Борлас
49 Связьтранснефть 31806009606 ПО 31 568 462,25 30 168 462,03 4,43% 2018-2019 Авангард ИТ
50 НПК "Иркут" 31807185826 СТП 30 639 700,00 28 557 598,38 6,80% 2018-2019 ФОРС-ЦР
        11 958 029 462,51 11 588 930 695,16 3,09%    
  TAdviser 2019

* Обозначения предметов закупки:
ПО – лицензии ПО (неисключительные права использования)
СТП – стандартная техническая поддержка
РТП – расширенная техническая поддержка
ПАК – программно-аппаратный комплекс


При подготовке обзора были выявлены закупки, контракты по которым еще не были заключены в момент исследования, либо предусматривали начало исполнения контракта и первый платеж не ранее 2019 года. Все такие закупки выделены маркером. Те из закупок 2019 года, по которым поставщики уже определились и контракты были заключены, выделены зеленым маркером; закупки, по которым процедуры определения поставщика не завершились или информация о поставщиках не была опубликована выделены голубым цветом.


Приведем небольшой статистический анализ данных из Табл. 1:

1. Наиболее частый предмет закупок – услуги стандартной технической поддержки (СТП) ПО Oracle. Всего СТП присутствует в 40 закупках из Топ-50 в качестве единственного предмета закупки или наряду с другими предметами, в том числе – в двух их трех крупнейших закупок, суммарно превышающих 4,1 млрд рублей. Очевидно, что в настоящее время закупки услуг СТП Oracle составляют основное содержание анализируемого рынка.

2. Неисключительные права на использование ПО (лицензии) присутствуют в качестве предмета закупки в 15 закупках.

3. В двух закупках в качестве предмета закупки обозначены услуги расширенной технической поддержки (РТП) ПО Oracle. В обоих случаях закупка услуг РТП осуществлялась Сбербанком России и, очевидно, предназначалась для поддержки бизнес-критических конфигураций ПО Oracle, однако, более конкретное назначение этих закупок установить не удалось, т.к. в опубликованных в ЕИС объявлениях о закупках практически отсутствовала содержательная информация.

4. Достаточно стабильно среди закупок стали появляться закупки услуг СТП для ПАК Oracle Exadata Database Machine. Первые такие закупки были обнаружены в ЕИС госзакупок, начиная с 2012 года (еще до начала регулярных обзоров TAdviser); в последние два года (2017-2018) такие закупки уже составили достаточно заметную долю рынка. Среди Топ-50 закупок 2018 года 8 закупок относятся к СТП Oracle Exadata Database Machine; их суммарный объем превышает 1,4 млрд рублей.

Табл. 2. Топ-10 заказчиков в 2018 году (по суммарному объему закупок)

Заказчик Кол-во закупок НМЦК, руб. Цена ГК, руб. %% сниж.
1 Сбербанк России 3 4 976 264 829,14 4 969 140 059,70 0,14%
2 Ростелеком 6 2 679 569 897,49 2 551 309 788,33 4,79%
3 ФНС (Налог-Сервис) 2 1 022 047 663,26 996 702 675,40 2,48%
4 Банк России 2 444 056 778,33 439 686 321,94 0,98%
5 ГК Росатом 1 354 000 582,00 348 717 089,92 1,49%
6 Россельхозбанк 3 288 954 431,15 287 754 552,60 0,42%
7 Транснефть+Связьтранснефть 3 209 625 455,02 208 225 454,80 0,67%
8 ФСС 2 181 311 026,40 179 043 957,20 1,25%
9 ФСК ЕЭС 1 158 288 668,31 142 418 554,99 10,03%
10 ФТС (ЦИТТУ) 1 111 513 998,80 93 671 759,02 16,00%
  TAdviser 2019

Данные Табл. 2 тоже достаточно интересны:

  • Безусловный лидер рынка – Сбербанк – является фактическим маркет-мейкером; в 2018 году на долю Сбербанка 42% всего объема рынка;
  • Первые три крупнейших заказчика, имеющие суммарные годовые объемы закупок свыше 1 млрд рублей каждый; совместно занимают 73% рынка.

Планируемые изменения в методике ранкинга

Начиная со следующего года, т.е. когда будут подводиться итоги закупок, объявленных и состоявшихся в 2019 году, TAdviser планирует изменить методику формирования ранкинга.

В ранкинг анализируемого года будут включаться закупки (или части закупок), платежи по которым предусмотрены именно в течение анализируемого года. Это, по мнению экспертов TAdviser, позволит представить более объективную картину распределения затрат, т.к. некоторые заказчики объявляют крупнейшие закупки, поставки по которым реализуются двух-, трех- и даже пятилетними контрактами и оплачиваются по факту завершения отдельных этапов контракта. Такое изменение может достаточно серьезно повлиять на расстановку основных участников рынка в верхней части ранкинга. Так, например, одна из крупнейших на рынке закупка Ростелекома (более 1,8 млрд рублей), объявленная в 2018 году (и по действующей методике включенная в ранкинг текущего года), фактически является только анонсом затрат Ростелекома на 2019-2021 гг., т.к. трехлетний контракт по ней начнет исполняться только с мая 2019 года. В будущем ранкинге эта закупка также будет отражена, но только в объеме средств, реально предназначенных к оплате в 2019 году.

В связи с планируемым изменением методики, эксперты TAdviser рассматривают также возможность пересмотра ранкингов прошлых лет, т.к. в них тоже присутствуют закупки, реализованные многолетними контрактами. Поскольку такие закупки, как правило, объявлялись заказчиками, находящимися в верхней части ранкинга (не далее 20-ой позиции), по всей видимости, в публикации будущего года будут представлены пересмотренные сокращенные ранкинги прошлых лет.

Частично эти запланированные для будущего года изменения в методике ранкинга нашли отражение и в публикуемом материале – TAdviser впервые представляет ранкинги Топ-10 заказчиков и Топ-10 поставщиков ПО и услуг технической поддержки Oracle, сформированные на основе данных за все годы наблюдений (2014-2018) – см. Табл. 4 и Табл. 5 в следующем разделе.

Статистика 2014-2018 гг.

В этом разделе – впервые за 5 лет публикации подобных аналитических материалов приведены обобщенные ранкинги, построенные на данных наблюдений за весь период 2014-2018 гг.

Таблицы этого раздела в гораздо более полном виде отражают рыночную ситуацию, чем годичные ранкинги, и позволяют проанализировать существующие тенденции и сформировать прогнозы на обозримое будущее.

Объемы закупок

В Табл. 3 представлены сводные данные по объемам закупок лицензий и услуг техподдержки ПО Oracle в 2014-2018 гг. Данные сгруппированы по годам – по 3 строки таблицы на каждый год. Для каждого года ячейки в первых двух столбцах имеют следующий смысл:

  • В строке «НМЦ» содержатся суммы начальных максимальных цен 50 крупнейших закупок;
  • В строке «ГК» содержатся суммы стоимостей контрактов, соответствующих 50 крупнейшим закупкам;
  • В строке «∆» указан средний процент снижения стоимости контрактов, вычисленный на основании двух вышеуказанных суммарных значений.

Содержательные столбцы таблицы имеют следующий смысл:

  • В столбце «Топ-50 исх.» представлены сведения, обобщенные по данным ранее опубликованных ранкингов TAdviser;
  • В столбце «Топ-50 нов.» представлены скорректированные сведения ранкингов Топ-50 – с учетом дополнительно выявленных крупных закупок. При этом вновь выявленные закупки располагались в модифицированном ранкинге на соответствующих своей цене позициях, вытесняя за пределы ранкинга минимальные по значениям элементы исходного ранкинга;
  • В столбце «Все закупки» представлены общее количество и суммы закупок, выявленных во всех доступных источниках информации – ЕИС госзакупок, специализированные секции на крупнейших ЭТП, корпоративные порталы закупок.


Табл. 3. Сводные данные по закупкам лицензий и услуг техподдержки ПО Oracle в 2014-2018 гг.

' ' Топ-50 исх. Топ-50 нов. Все закупки Доля Топ-50, %
2014 НМЦ, руб 4 751 598 082 6 275 295 173 7 175 102 024 87,5%
  ГК, руб 4 563 257 754 5 872 493 277 Кол-во закупок - 550+  
  ∆, % 3,96% 6,42%    
2015 НМЦ, руб 3 507 071 344 7 715 838 898 8 736 459 065 88,3%
  ГК, руб 3 391 247 421 7 461 680 751 Кол-во закупок - 510+  
  ∆, % 3,30% 3,29%    
2016 НМЦ, руб 4 398 313 085 7 651 437 761 9 341 503 268 81,9%
  ГК, руб 4 211 378 837 7 327 394 490 Кол-во закупок - 460+  
  ∆, % 4,25% 4,24%    
2017 НМЦ, руб 7 337 348 619 10 057 687 876 11 179 057 472 90,0%
  ГК, руб 7 026 143 335 9 590 025 968 Кол-во закупок - 380+  
  ∆, % 4,24% 4,65%    
2018 НМЦ, руб   11 958 029 463 13 325 960 681 89,7%
  ГК, руб   11 588 930 695 Кол-во закупок - 250+  
  ∆, %   3,09%    
      43 658 289 171 49 758 082 510 87,7%
  TAdviser 2019


Существенное различие между суммарными объемами закупок в исходном и модифицированном вариантах ранкинга Топ-50 (в 1,5-2 раза в пределах каждого года) объясняется следующими причинами:

  • В ЕИС госзакупок (основном источнике сведений для составления ранкинга) в ходе исследования были выявлены ранее отсутствовавшие сведения по многим крупным закупкам. Так, например, только в 2018 году были опубликованы краткие данные по двум крупнейшим (суммарно более 3 млрд рублей) закупкам Сбербанка, состоявшимся еще в 2015 году. Для ряда закупок, совершенных у единственного поставщика, в ЕИС были обнаружены документы, позволившие идентифицировать эти закупки как относящиеся к ПО Oracle;
  • Значительные объемы ранее неучтенных затрат на лицензии и техподдержку ПО Oracle были выявлены в составе комплексных госконтрактов. Например, в контрактах, заключавшихся ФГУП «Налог-Сервис» (подведомственное учреждение Федеральной налоговой службы) в 2015-2018 гг. при оснащении и эксплуатации системы ЦОД Минфина России (этими ЦОД управляет именно ФГУП «Налог-Сервис») объемы профильных затрат составляли от 200 до 600+ млн рублей в каждом контракте - суммарно почти 3,7 млрд рублей. Необходимо отметить, что, рассматривая контракты «Налог-Сервиса», эксперты TAdviser приняли решение учитывать при формировании ранкинга затраты на техническую поддержку программно-аппаратных комплексов Oracle Exadata Database Machine, поскольку эти специализированные сервера, оптимизированные для работы с СУБД Oracle и сопутствующими инструментально-архитектурными средствами, зачастую рассматриваются как единый объект технической поддержки;
  • Ряд крупных закупок таких заказчиков, как Банк России, Газпромбанк, Ростелеком, на суммы в несколько сот миллионов рублей каждая был обнаружен не в ЕИС, а на других торгово-закупочных площадках – ЭТП «Сбербанк-АСТ», ЭТП Газпромбанка, закупочный портал Ростелекома.

Анализируя представленные в Табл. 3 данные, можно сделать несколько выводов о тенденциях, наблюдаемых на рынке:

  • Суммарный ежегодный объем закупок демонстрирует стабильный рост от года к году. Небольшое видимое снижение в 2018 году относительно 2017 года (11,18 млрд против 10,46 млрд) является «оптическим эффектом», потому что, как было отмечено выше, в объеме закупок 2018 года не учтены закупки суммой более 3,6 млрд рублей, контракты по которым начинают действовать только в 2019 году. Конечно, увеличение затрат на техподдержку в значительной степени объясняется практически двукратным ростом курса доллара к рублю после 2014 года (хотя, известно, что западные вендоры достаточно гибко управляют ценами при резких скачках валютного курса – от фиксации курса на определенный период до предоставления специальных цен и скидок), но и объем рынка в количественном выражении (по числу лицензий) остается достаточно стабильным и даже растет;
  • • Общее число закупок от года к году снижается, что при стабильном росте суммарных объемов закупок означает централизацию закупок в рамках крупных корпоративных структур (ВТБ, Росатом, Транснефть) и, как следствие, увеличение средней стоимости контрактов. Эта тенденция подтверждается и при сопоставлении ежегодных ранкингов Топ-50 – в 2014 году последние 10 закупок в ранкинге имели начальные цены от 17,2 до 11,5 млн рублей, а в ранкинге 2018 года диапазон начальных цен последней десятки составил уже от 43,5 до 30,6 млн рублей;
  • Среднее снижение стоимости контрактов по сравнению с объявленной начальной максимальной ценой (НМЦ) закупки находится в диапазоне 3-5%. Наблюдаемые при детальном рассмотрении отдельных ранкингов единичные случаи снижения НМЦ на 10-20% и более, скорее, являются исключениями, вызванными завышенной оценкой НМЦ при формировании параметров закупок. Характерно, что подобные случаи достаточно резкого снижения НМЦ наблюдаются у одних и тех же заказчиков (например, ВТБ, Транснефть).
  • При общем количестве закупок от 550+ в 2014 году до 250+ в 2018 году суммарный объем крупнейших 50 закупок, включаемых в ежегодный ранкинг, составляет от 80 до 90% общего объема рынка. При этом детальный анализ ранкингов демонстрирует такую же тенденцию внутри ранкингов применительно к крупнейшим заказчикам и поставщикам (см. ниже).

Крупнейшие заказчики, поставщики и контракты

В этом разделе впервые представлены ранкинги по отдельным категориям – крупнейшим заказчикам, поставщикам и контрактам – за весь период наблюдений. По мнению аналитиков TAdviser, такие группировки данных позволяют представить рыночную ситуацию более полно и с разных углов обзора.

В Табл. 4 представлен ранкинг Топ-10 заказчиков по объемам затрат на лицензии и техподдержку Oracle за период 2014-2018 гг. с разбивкой по реальным затратам (осуществленным платежам) в пределах каждого года. Для составления этой таблицы аналитикам TAdviser потребовалось проанализировать сроки исполнения и условия платежей по всем крупнейшим заказчикам. Границей отсечения была сумма закупок не менее 1 млрд рублей за период наблюдения.

При формировании указанного ранкинга аналитики TAdviser группировали закупки, совершенные разными заказчиками, входящими в структуру крупных корпораций/холдингов, под единым названием головной организации. Так, например, были объединены закупки нескольких дочерних организаций Газпрома, Транснефти, Росатома, Банка ВТБ.

Такая группировка была сделана, исходя из следующих наблюдаемых фактов:

  • Достаточно часто организация-заказчик (совсем не обязательно это бывает головная компания) объявляет закупку, явно указывая, что она производится в интересах нескольких организаций, входящих в единую структуру группы/корпорации; такие закупки обычно содержат несколько лотов, и по результатам закупки заключаются несколько контрактов. Но бывают и обратные ситуации – закупка объявляется и проводится централизованно, заключается единый контракт, в спецификации которого перечисляются конкретные получатели лицензий и техподдержки;
  • Периодически происходящие объединения заказчиков (как, например, произошло с банками ВТБ и ВТБ 24 в 2017 году) приводят к объединению ИТ-активов и, как следствие, к распространению действия ранее заключенных контрактов на вновь сформированную ИТ-инфраструктуру.

В таблице 4 представлены:

  • Суммарные объемы закупок по каждому заказчику, объявленных в течение каждого года (включая закупки, оплаты по которым должны были происходить в последующие годы);
  • Суммы платежей по действующим контрактам (однолетним и многолетним) в пределах каждого года;
  • Количество закупок, объявленных заказчиком в течение года (столбец «Все» в группе столбцов каждого года) и количество закупок, попавших в ранкинг Топ-50 для каждого года (столбец «Топ» в группе столбцов каждого года).

В Табл. 5 представлен ранкинг Топ-10 поставщиков по суммарным объёмам контрактов, заключенных за период 2014-2018 гг. (с условием, что контракт является/являлся действующим и в рамках него уже осуществлялись платежи).

В таблице 5 представлены:

  • Суммы контрактов, заключенных поставщиками в рамках каждого года наблюдаемого периода (за исключением контрактов, которые заключены в 2018 году, но начнут исполняться только в 2019 году);
  • Количество конкурсных процедур, в которых принимал участие каждый поставщик в течение года и количество контрактов, заключенных в результате побед в конкурсах (столбцы «Конкурсы» и «Контракты» в группе столбцов каждого года);
  • Количество заказчиков, с которыми были заключены контракты в рамках каждого года.

Следует отметить, что уже в следующем году, с учетом начала действия крупного контракта с «Ростелекомом», на второе место среди поставщиков выйдет компания «Борлас».

В Табл. 6 представлен ранкинг Топ-25 контрактов, заключенных в период 2014-2018 гг. (с учетом контрактов, которые заключены в 2018 году, но начнут исполняться только в 2019 году). Предварительно в качестве нижней границы отсечения для ранкинга была выбрана стоимость контракта не менее 500 млн рублей, но в процессе формирования перечня в ранкинг были добавлены еще 5 контрактов с близкой стоимостью. Суммарная стоимость всех контрактов – 23,2 млрд рублей.

Всего в ранкинг попали контракты восьми заказчиков. Распределение контрактов по заказчикам следующее:

  • Сбербанк – 8 контрактов, сумма – 9,63 млрд рублей;
  • Ростелеком – 4 контракта, сумма – 4,54 млрд рублей;
  • ФНС России – 6 контрактов, сумма – 3,27 млрд рублей;
  • ВТБ 24 – 3 контракта, сумма – 2,91 млрд рублей;
  • Газпром Информ – 1 контракт, сумма 820,7 млн рублей;
  • Транснефть – 1 контракт, стоимость – 695,2 млн рублей;
  • Аэрофлот – 1 контракт, сумма – 669,8 млн рублей;
  • Казначейство России – 1 контракт, стоимость – 693 млн рублей.


Табл. 4. Топ-10 заказчиков по суммарным объемам закупок за 2014-2018 гг. (суммы – в тыс. руб)

Нажмите, чтобы открыть таблицу в полном размере
Нажмите, чтобы открыть таблицу в полном размере


Табл. 5. Топ-10 поставщиков по суммарным объемам контрактов за период 2014-2018 гг.

Нажмите, чтобы открыть таблицу в полном размере
Нажмите, чтобы открыть таблицу в полном размере


Табл. 6. Топ-25 контрактов, заключенных за период 2014-2018 гг.

Год Заказчик Поставщик № закупки Цена ГК, руб. Срок ГК Предмет контракта
1 2018 Сбербанк России Оракл Компьютерное оборудование 31806566769 2 361 700 265,24 2018-2021 Приобретение лицензий на ПО и услуг стандартной технической поддержки на срок в 3 года. Закупка у единственного поставщика
2 2018 Сбербанк России Оракл Недерланд Б.В. 31806566775 2 033 776 132,71 2018-2019 Приобретение услуг расширенной технической поддержки (срок - 1 год). Закупка у единственного поставщика
3 2016 Ростелеком Астерос 31603718871 1 814 309 792,30 2018-2020 Приобретение лицензий на ПО и услуг стандартной технической поддержки на срок в 3 года
4 2015 Сбербанк России Оракл Недерланд Б.В. 31806296002 1 742 101 725,00 2015-2018 Приобретение услуг стандартной технической поддержки на срок в 3 года. Закупка у единственного поставщика
5 2019 Ростелеком Борлас 31807284508 1 738 882 661,44 2019-2022 Приобретение услуг стандартной технической поддержки на срок в 3 года
6 2017 ВТБ24 Астерос 31705135451 1 554 583 100,00 2017-2020 Приобретение лицензий на ПО и услуг стандартной технической поддержки на срок в 3 года
7 2015 Сбербанк России Оракл Компьютерное оборудование 31806296001 1 349 996 357,43 2015 Приобретение лицензий на ПО. Закупка у единственного поставщика
8 2014 ВТБ24 Астерос 31401152078 857 834 533,68 2014-2017 Приобретение лицензий на ПО и услуг стандартной технической поддержки на срок в 3 года
9 2017 Газпром Информ Газпром автоматизация 31705013373 820 684 598,36 2017-2018 Приобретение лицензий на ПО и услуг стандартной технической поддержки ПО и ПАК Oracle на срок в 1 год. Закупка у единственного поставщика
10 2015 Транснефть УСП Компьюлинк 31502589289 695 211 055,02 2015 Приобретение лицензий на ПО
11 2014 Казначейство Русинформ сервис 0173100003013000037 693 000 000,00 2014-2015 Приобретение услуг стандартной технической поддержки на срок в 1 год
12 2017 Аэрофлот Борлас 31705370866 669 882 503,69 2017-2020 Приобретение услуг стандартной технической поддержки на срок в 3 года
13 2016 ФНС (Налог-Сервис) ИБС Экспертиза 0337100017716000010 638 326 131,00 2016 Приобретение ПАК Oracle Exadata Database Machine, лицензий на ПО и услуг стандартной технической поддержки на срок в 1 год. Оснащение и эксплуатация ПАК промышленного контура транзакционного сегмента АИС «Налог-3» и «АСК НДС-2» в федеральном центре обработки данных ФНС России в г. Дубна
14 2016 ФНС (Налог-Сервис) ИБС Экспертиза 0337100017716000009 634 850 568,00 2016 Приобретение ПАК Oracle Exadata Database Machine, лицензий на ПО и услуг стандартной технической поддержки на срок в 1 год. Оснащение и эксплуатация ПАК резервирования данных промышленного контура транзакционного сегмента АИС «Налог-3» и «АСК НДС-2» в федеральном центре обработки данных ФНС России в г. Дубна
15 2014 Сбербанк России Оракл Недерланд Б.В. 31401097928 606 905 070,15 2014-2015 Приобретение услуг стандартной и расширенной технической поддержки (срок - 1 год). Закупка у единственного поставщика
16 2018 Сбербанк России Оракл Недерланд Б.В. 31806414379 573 663 661,75 2018-2019 Приобретение услуг стандартной и расширенной технической поддержки (срок - 1 год). Закупка у единственного поставщика
17 2014 Ростелеком Борлас 31300763303 517 517 058,61 2014 Приобретение услуг стандартной технической поддержки на срок в 1 год
18 2019 ФНС (Налог-Сервис) ФОРС-Технологии 0337100017718000223 513 514 007,55 2019 Оказание услуги по системно-техническому обслуживанию оборудования и программного обеспечения для нужд ФКУ "Налог-Сервис" ФНС России
19 2017 ФНС (Налог-Сервис) ФОРС-ЦР 0337100017716000202 503 806 284,00 2016-2017 Поставка оборудования, передача неисключительных прав на использование программного обеспечения и выполнение работ в целях модернизации программно-аппаратного комплекса резервирования данных промышленного контура транзакционного сегмента АИС «Налог-3» в ЦОД ФНС в г. Дубна
20 2017 ФНС (Налог-Сервис) ФОРС-ЦР 0337100017716000203 501 086 344,00 2016-2017 Поставка оборудования, передача неисключительных прав на использование программного обеспечения и выполнение работ в целях модернизации программно-аппаратного комплекса промышленного контура транзакционного сегмента АИС «Налог-3» и «АСК НДС-2» в ЦОД ФНС в г. Дубна
21 2015 ВТБ24 Открытые технологии 98 31502381177 498 695 691,90 2015-2016 Поставку оборудования Oracle категории Engineered Systems, комплектующих к нему, программного обеспечения компании Oracle, выполнение работ по монтажу, установке и пуско-наладке поставляемого оборудования, оказание услуг по поддержке оборудования и программного обеспечения
22 2015 Сбербанк России Оракл Недерланд Б.В. 31502396866 486 673 725,77 2015 Приобретение услуг расширенной технической поддержки (срок - 1 год). Закупка у единственного поставщика
23 2018 ФНС (Налог-Сервис) ФОРС-ЦР 0337100017717000328 483 188 667,85 2018 Оказание услуг по системно-техническому обслуживанию оборудования и программного обеспечения Oracle
24 2017 Сбербанк России Оракл Недерланд Б.В. 31705070575 479 117 665,17 2017-2018 Приобретение услуг расширенной технической поддержки (срок - 1 год). Закупка у единственного поставщика
25 2014 Ростелеком Борлас, РДТЕХ 31401847767 472 000 000,00 2015-2016 Оказание услуг технической поддержки программного обеспечения Oracle
          23 241 307 600,62    
  TAdviser 2019

Сбербанк и Ростелеком – лидеры рынка

Сбербанк России

Сбербанк России является абсолютным лидером по объемам закупок лицензионного ПО и техподдержки Oracle. На счету Сбербанка два первых места в ранкинге Топ-25 крупнейших закупок за 2014-2018 гг. (см. Табл. 6) и лидерство по годовым объемам закупок (с пересчетом многолетних контрактов на годичные периоды платежей) в 2015 и 2018 годах (см. Табл. 4). Кроме того, Сбербанк является абсолютным лидером по общему объему закупок ПО и техподдержки Oracle в 2014-2019 гг. – более 10,7 млрд рублей (включая и контракты, платежи по которым наступят в 2019-2021 гг.) – см. Табл. 7. Учитывая, что оценка объемов всего рынка за 2014-2018 гг. составляет порядка 45-46 млрд рублей, один только Сбербанк формирует почти четверть (23%) рынка. В ежегодном исчислении доля Сбербанка находится примерно на таком же уровне.

В 2018 году Сбербанк заключил две сделки (2,361 млрд рублей и 2,033 млрд рублей), ставшие крупнейшими за весь период наблюдений TAdviser (2014-2019 гг.), причем вторая по величине из этих сделок стала крупнейшей среди всех годичных контрактов всех заказчиков.

Практически все закупки (как новых лицензий, так и услуг на техническую поддержку) Сбербанк осуществляет всего у двух поставщиков – российского представительства голландской `дочки` вендора «Оракл Недерланд Б.В.» и компании «Оракл Компьютерное оборудование» (бывшее ЗАО «САН Майкросистемс»). Характерно также то, что все закупки осуществляются у единственного поставщика, без объявления конкурсов.

К сожалению, в ЕИС госзакупок отсутствуют сведения о технических спецификациях контрактов Сбербанка – в качестве закупочной документации приведены только протоколы заседаний конкурсной комиссии Сбербанка, утверждавшей стоимость контрактов и сроки исполнения. По косвенным данным можно сделать вывод, что у «Оракл Недерланд Б.В.» закупались лицензии и техподдержка основных программных продуктов Oracle, связанных с СУБД, а у «Оракл Компьютерное оборудование» - лицензии и техподдержка Oracle Siebel CRM. Кстати, Сбербанк является чуть ли не единственным заказчиком (второй и последний – Ростелеком), который закупает услуги не только стандартной, но и расширенной технической поддержки.

До 2015 года Сбербанк заключал годичные контракты на услуги техподдержки, а с 2015 года перешел на заключение трехлетних контрактов – первый такой контракт действовал с 2015 по 2018 год, второй (действующий на март 2019 года имеет временные рамки 2018-2021 гг.).

Информация по закупкам Сбербанка в части лицензий и техподдержки Oracle публикуется крайне нерегулярно и не в полном объеме. В прошлогоднем ранкинге TAdviser упоминалась закупка лицензий Oracle с ценой 1,7 млрд рублей у компании «Оракл Недерланд Б.В.», якобы имевшая место в 2017 году (известен даже номер этой закупки в ЕИС – 31704855510, - где первоначально были опубликованы сведения о договоре на указанную сумму, однако, позднее сумма была обнулена, а в сведениях о договоре появился комментарий о технической ошибке). Сообщалось, что Сбербанк собирается опубликовать скорректированные сведения об этом договоре в ЕИС несколько позднее. Однако, при сборе данных для настоящего обзора следы упомянутой закупки так и не были обнаружены, и поэтому закупка (если она и была) не учитывалась во всех ранкингах текущего обзора. Впрочем, даже если в итоге информация об этой закупке все-таки появится в ЕИС, никаких принципиальных изменений в ранкинги она не внесет: Сбербанк и так является крупнейшим заказчиком, а компания «Оракл Недерланд Б.В.» - крупнейшим поставщиком.

Информация по еще двум очень крупным закупкам Сбербанка, состоявшимся в 2015 году, была опубликована в ЕИС госзакупок только в марте 2018 года (закупки с номерами 31806296001 и 31806296002, в сумме превысившие 3 млрд рублей), однако, информации по обеим закупкам в ЕИС очень мало – только датированные 2015 годом протоколы закупочной комиссии Сбербанка, утвердившей результаты закупок. Характерно, что информации по этим закупкам нет и в персональной торговой секции Сбербанка на ЭТП `Сбербанк-АСТ`.


Табл. 7. Сбербанк России – закупки ПО и услуг техподдержки Oracle в 2014-2018 гг.

Поставщик № закупки Предмет закупки НМЦК, руб. Цена ГК, руб. %% сниж. Срок ГК
1 Оракл Компьютерное оборудование 31806566769 ПО + СТП 2 368 452 039,88 2 361 700 265,24 0,29% 2018-2021
2 Оракл Недерланд Б.В. 31806566775 РТП 2 033 776 132,71 2 033 776 132,71 - 2018-2019
3 Оракл Недерланд Б.В. 31806296002 СТП 1 742 101 725,00 1 742 101 725,00 - 2015-2018
4 Оракл Компьютерное оборудование 31806296001 ПО 1 349 996 357,43 1 349 996 357,43 - 2015
5 Оракл Недерланд Б.В. 31401097928 СТП + РТП 606 905 070,15 606 905 070,15 - 2014-2015
6 Оракл Недерланд Б.В. 31806414379 СТП + РТП 574 036 656,55 573 663 661,75 0,06% 2018-2019
7 Оракл Недерланд Б.В. 31502396866 РТП 486 673 725,77 486 673 725,77 - 2015
8 Оракл Недерланд Б.В. 31705070575 РТП 479 117 665,17 479 117 665,17 - 2017-2018
9 Оракл Недерланд Б.В. 31603504026 РТП 428 297 756,00 428 297 756,00 - 2016-2017
10 Оракл Компьютерное оборудование 31705167596 ПО + СТП 273 548 372,63 273 548 372,63 - 2017-2018
11 Оракл Недерланд Б.В. 31603503976 СТП 206 416 397,33 206 416 397,33 - 2016-2017
12 Оракл Недерланд Б.В. 31704855510 СТП 151 025 753,81 151 025 753,81 - 2017-2018
13 Оракл Компьютерное оборудование 31705275802 СТП 38 061 568,98 38 061 568,98 - 2017-2018
14 Базовые Технологии 31806963350 РТП 30 000 000,00 29 700 000,00 1,00% 2019
          10 760 984 451,96    
  TAdviser 2019

Ростелеком

Конкуренцию Сбербанку по крупнейшим закупкам способен составить только Ростелеком – на счету телеком-оператора, как уже было отмечено выше, 4 закупки из списка Топ-25 крупнейших единичных закупок. Компания также становилась лидером по общему годовому объему закупок в 2016 году и по объему платежей в рамках действующих контрактов в 2018 году. Удерживает Ростелеком и общее второе место по объему закупок в 2014-2019 гг. – 6.75 млрд рублей.

Начиная с 2016 года, Ростелеком заключает основные контракты на оказание услуг стандартной технической поддержки (СТП) программных продуктов Oracle, как правило, сроком на 3 года, со стандартной датой начала действия контракта в конце мая – начале июня.

Предыдущий (пока еще действующий) контракт был заключен в 2016 году (и был в том году крупнейшей единичной закупкой услуг Oracle); действие этого контракта истекает в конце мая 2019 года. Ему на смену придет уже заключенный контракт со сроком действия до конца мая 2022 года.

Закупки Ростелекома, в отличие от закупок Сбербанка, хорошо документированы – в ЕИС госзакупок можно найти не только техническую спецификацию всего ПО Oracle, закупленного и используемого Ростелекомом, но максимальную стоимость СТП лицензий, исходя из которой формировалась начальная цена закупки Ростелекома в 2018 году – 1,827 млрд рублей (контракт заключен на сумму 1,739 млрд рублей) – см. Табл. 8.

Из таблицы видно, что практически все основные лицензии Oracle, используемые при построении/эксплуатации корпоративных ИС Ростелекома приобретены для неограниченного числа пользователей. Самой дорогой в поддержке является серверная лицензия Oracle Database Enterprise Edition, за услуги СТП которой ежегодно нужно заплатить более 246 млн рублей (с учетом НДС и окончательной стоимости контракта, снизившей цену закупки на 4,8%).


Табл. 8. Единичные расценки на услуги СТП в закупке Ростелекома 2018 г.

Наименование ПО Метрика лицензирования Кол-во (шт.) Единичные расценки, руб./год, без НДС
Oracle Advanced Analytics Processor UNLIMITED 2 823 814,13
Oracle Partitioning Processor UNLIMITED 35 801 491,77
Oracle Diagnostics Pack Processor UNLIMITED 1 221 410,84
Oracle Advanced Compression Processor UNLIMITED 1 430 662,40
Oracle Database Enterprise Edition Processor UNLIMITED 219 128 926,87
Oracle Tuning Pack Processor UNLIMITED 965 338,23
Oracle Active Data Guard Processor UNLIMITED 1 363 498,84
Oracle Label Security Processor UNLIMITED 1 458 551,46
Oracle Spatial and Graph Processor UNLIMITED 1 104 970,75
Oracle Business Intelligence Suite Extended Edition Processor UNLIMITED 9 067 683,37
Oracle Real Application Clusters Processor UNLIMITED 19 226 314,12
Oracle Hyperion Planning Plus Application User UNLIMITED 16 617 936,28
Oracle OLAP Processor UNLIMITED 3 569 061,96
    Сумма без НДС 313 779 661,02
    Сумма c НДС 370 260 000,00
  TAdviser 2019

Второй крупнейшей составляющей ежегодных расходов Ростелекома является поддержка лицензий Oracle E-Business Suite (OEBS). В компании эти лицензии распределены по макрорегиональным филиалам (МРФ), которых на март 2019 года всего 8; суммарное количество лицензий OEBS, находящихся в пользовании у МРФ Ростелекома составляет более 37700 штук. Ежегодно за услуги СТП по этим лицензиям Ростелеком должен будет платить почти 120 млн рублей.

Но нужно понимать, что Ростелеком закупает лицензии Oracle и их техническую поддержку не только для собственных нужд, но и для предоставления в аренду (в составе виртуальных ПАК) заказчикам услуг ЦОД Ростелекома, среди которых целый ряд федеральных ведомств – Минкомсвязь, Росреестр и др.

Наблюдаемые тенденции и прогнозы

В данном разделе представлены некоторые наблюдения и прогнозы аналитиков TAdviser, базирующиеся на данных в Табл. 3 .. Табл. 6.

Объем рынка

В целом, рынок лицензий и услуг техподдержки ПО Oracle на март 2019 года находится в достаточно стабильном состоянии (годовые объемы в 2016-2018 гг. в пределах 9-11 млрд рублей – см. Табл. 3), демонстрируя в последние 3 года плавный рост (еще раз напоминаем, что небольшое снижение годового объема в 2018 году по сравнению с 2017 году обусловлено методикой подсчета и отнесением ряда закупок суммарным объемом более 3,6 млрд рублей к 2019 году).

Основные драйверы роста рынка:

  • рост курса доллара к рублю и изменение вендорских цен,
  • увеличение/модификация лицензионной базы у крупнейших заказчиков (Сбербанк, Ростелеком)
  • расширение использования ПАК Oracle Exadata Database Machine при построении крупных ЦОД в государственном и корпоративном секторах.

С большой долей вероятности можно полагать, что суммарные объемы рынка приблизились к «плато» и в последующие 3-5 лет объемы ежегодно объявляемых закупок не превысят 12-13 млрд рублей. На стабильность рынка влияют следующие факторы:

  • Необходимость регулярной закупки услуг СТП основным пулом заказчиков (10-15 крупнейших заказчиков, формирующих более 80% всего объема рынка);
  • Сильная зависимость основных заказчиков от ИТ-инфраструктуры, базирующейся на ПО и ПАК Oracle, и крайне неторопливое следование объявленной политике импортозамещения;
  • Достаточно далеко отсроченная граница времени (2024 год), когда у компаний с госучастием уровень использования отечественных решений должен будет составлять не менее 70%.

Конкуренция и активность поставщиков

Говорить о серьезной конкуренции поставщиков на рассматриваемом рынке не приходится, хотя в отдельных конкурсах отмечалось присутствие 4-5 участников и достаточно серьезное снижение начальной цены закупки. Как правило, реальные конкурентные схватки происходили на достаточно скромных по объему закупках (конечно, в масштабе рассматриваемого рынка) – в пределах от 20 до 100 млн рублей. В более крупных закупках изредка можно наблюдать двух участников закупки, причем, и по наименованиям участников, и по их заявкам сразу понятно, кто является фаворитом конкурса. Так, в 2018 году в первых 20 закупках ранкинга Топ-50 примерно в половине случаев (не считая закупок Сбербанка) на конкурсы заявлялся только один участник. Это, очевидно, говорит о том, что участие поставщиков в крупных конкурсах контролируется вендором, который «разводит» своих партнеров по разным заказчикам.

Активность поставщиков на конкурсах и количество заключаемых ими контрактов далеко не всегда коррелируют с суммарным объемом этих контрактов. Так, за весь период наблюдений наиболее активными участниками конкурсов были:

  • «Группа Борлас» - 43 конкурса, 26 контрактов, общая сумма контрактов 4,6 млрд рублей;
  • ФОРС (все компании группы) – 50 конкурсов, 30 заключенных контрактов, общая сумма контрактов 3,555 млрд рублей;
  • РДТеХ – 59 конкурсов, 28 контрактов, общая сумма контрактов 1,243 млрд рублей;
  • Крок – 38 конкурсов, 15 контрактов, общая сумма контрактов 763+ млн рублей.

То есть, правило «Волка ноги кормят» на рассматриваемом рынке не очень-то и работает.

Заказчики и поставщики – устойчивые альянсы

В общей сложности, за пятилетний период наблюдений в ранкинг TAdviser было включено более 80 заказчиков (в 2018 году – 31) и более 60 поставщиков (в 2018 году – 29). Анализ TAdviser показывает, что в целом ряде случаев существуют достаточно устойчивые альянсы между заказчиками и поставщиками, причем, как правило, альянс тем устойчивее, чем крупнее объем закупок у заказчика.

Наиболее яркие примеры таких альянсов – Сбербанк России и два российских представительства вендора, компании «Оракл Недерланд Б.В.» и «Оракл Компьютерное оборудование». За всю историю наблюдений TAdviser у Сбербанка России из 14 заключенных контрактов, связанных с ПО Oracle, 9 контрактов заключены с «Оракл Недерланд Б.В.», а из остальных пяти - четыре заключены с «Оракл Компьютерное оборудование». На этих двух поставщиков суммарно приходится объем контрактов более 10,7 млрд рублей (более 99% всего объема контрактов за 2014-2019 гг.) Причем, контракты с этими двумя поставщиками всегда заключались без конкурса и практически без снижения начальной цены закупки.

Интересна также и оборотная сторона этих альянсов. У компании «Оракл Недерланд Б.В.», помимо контрактов со Сбербанком, было только два небольших контракта с другими заказчиками (один с НК «Роснефть» и еще один с АО «УЭК»), а у компании «Оракл Компьютерное оборудование» вообще не было контрактов с другими заказчиками по направлению ПО Oracle. Кстати, компания «Оракл Компьютерное оборудование» является для Сбербанка также поставщиком услуг технической поддержки программно-аппаратных комплексов Oracle SuperCluster, но там стоимости опубликованных контрактов не превышают 18-20 млн рублей.

Логично было бы ожидать, что у других заказчиков из первой десятки ранкинга также должны существовать устойчивые альянсы с поставщиками. В определенной степени, это так:

  • Ростелеком. Основные поставщики – «Астерос» (с 2018 г. – банкрот) и «Борлас», на двоих они заключили контрактов более, чем на 5,9 млрд рублей (включая трехлетний контракт на 1,7 млрд рублей, вступающий в силу в мае 2019 года) из общей суммы контрактов в 6,4 млрд рублей;
  • ВТБ (включая Банк ВТБ, ВТБ 24 и Банк Москвы). Всего контрактов за 2014-2018 гг. – 27; общая сумма контрактов – 4,4 млрд рублей. Основные поставщики: «Астерос» – 2,4 млрд рублей (2 трехлетних контракта с ВТБ 24), Техносерв – 772 млн рублей (3 контракта), «Открытые технологии 98» - 498 млн рублей (1 контракт), РДТеХ – 434+ млн рублей (11 контрактов);
  • Аэрофлот: основные поставщики – «Борлас» и «Техносерв». Правда, все крупнейшие контракты (суммарно 1,2 млрд рублей из общего объема контрактов 1,3+ млрд рублей) достались «Борласу»;
  • Транснефть (включая дочерние структуры): основные поставщики – «УСП Компьюлинк» и «Русинформ Сервис». Первый из названных поставщиков заключил 4 контракта на поставку лицензий и техподдержку на сумму почти в 940 млн рублей. Вторая компания, не очень известная на рынке (и на март 2019 года, по данным «СПАРК-Интерфакс» находящаяся в состоянии реорганизации), в 2014-2016 гг. была основным поставщиком услуг техподдержки Oracle для «Транснефти», заключив с ней в этот период 11 контрактов на общую сумму почти 400 млн рублей.

Однако, фактором риска при существовании таких альянсов является зависимость от поставщика услуг, чья устойчивость в бизнесе может внезапно оказаться под угрозой. Так, компания «Астерос», заключившая в 2017 году с банком ВТБ 24 трехлетний контракт стоимостью более 1,5 млрд рублей, в 2018 году была объявлена банкротом. В ЕИС госзакупок нет информации ни по первоначальной версии контракта, ни по его состоянию после 2018 года – скорее всего, контракт остается формально действующим, но реально все необходимые услуги техподдержки Банк ВТБ, объединившийся с ВТБ 24, получает от другого поставщика, и эта ситуация будет в обозримом будущем решена через заключение другого контракта. Не исключено, что поставщиком станет «Техносерв», совладельцем которого с 2018 года как раз и является ВТБ.

Риски

Основными факторами риска для рассматриваемого рынка являются:

  • экономические санкции США (на март 2019 года преимущественно направленные против нефтегазового сектора) и их влияние на политику вендора в России;
  • объявленный в России курс на импортозамещение иностранного ПО и запрет закупок иностранного ПО для государственных учреждений/организаций и компаний/корпораций с госучастием в капитале.

Санкции – не напасть

О возможных ограничениях на продажи в России оборудования, лицензионного ПО Oracle и связанных с ним услуг впервые заговорили еще в 2014 году, когда была объявлена директива Минфина США №4 секторальных санкций от 12 сентября 2014 года, посвященная экспортному контролю в отношении нефтегазовой отрасли РФ. Санкции предусматривали для американских компаний, сотрудничающих с российскими нефтегазовыми компаниями, ограничения (вплоть до полного запрета) на продажу продуктов и услуг. Тогда, в 2014 году, ограничения вводились только в отношении проектов по разработке глубоководных, морских арктических и сланцевых месторождений в РФ или в ее территориальных водах, принадлежащих российским компаниям, внесенным в санкционный список.

31 октября 2017 года Минфин США обновил директиву № 4 и ограничения распространились на проекты независимо от их местонахождения, если компании, внесенной в санкционный список на основании директивы № 4, принадлежит не менее 33% доли участия или большинство прав голоса.

В соответствии с обновившейся санкционной директивой, компания Oracle в середине января 2018 года предупредила российских партнеров о соблюдении ею добавленных санкционных требований США, направленных на заказчиков нефтегазового сектора. Запрет распространяется на проекты, стартовавшие 29 января 2018 года или позже. Ограничение также касается любых возобновлений, изменений или продлений уже заключенных контактов. Оно не распространяется только на предоставление финансовых услуг, например, по бухучету или страхованию. Сделки, не соответствующие требованиям, могут быть задержаны или отклонены, предупредила Oracle в своем письме.

К письму прилагался список компаний, подпадающих под санкции – всего в нем было 283 названия, в том числе предприятия «Газпрома», «Роснефти», ЛУКОЙЛа и «Сургутнефтегаза[3].

Из компаний нефтегазового сектора (включая дочерние структуры) в ранкинге TAdviser присутствуют «Газпром» (в лице Газпромбанка, «Газпром Информа» и «Газпром Межрегионгаза СПб»), НК «Роснефть» (головная компания группы и 3 дочерние компании), «Транснефть» (головная компания и несколько «дочек») и «Башнефть».

Суммарно на компании группы «Газпром» за 5 лет наблюдений пришлось закупок на общую сумму более 2 млрд рублей – из них более 1,5 млрд рублей составляют закупки «Газпром Информа» (что не удивительно, т.к. ГПИ является ИТ-инсорсером группы «Газпром») и порядка 450 млн рублей закупки Газпромбанка. Наиболее крупная закупка была совершена ГПИ в 2017 году – более 820 млн рублей (контракт по техподдержке на 2 года); в 2018 году закупок по направлению Oracle у ГПИ не отмечено. Возможно, двухлетний контракт 2017 года как раз и был заключен в ожидании возможного ужесточения санкций, но на март 2019 года он уже завершен, а информации о новом контракте пока нет. В принципе, как показывает опыт РЖД, при стабильной конфигурации программных средств можно обойтись и без внешней техподдержки. Но действительно ли ГПИ решил больше не закупать услуги техподдержки ПО Oracle или объявление закупки затянулось по каким-либо внутренним причинам, станет ясно позднее.

У НК «Роснефть», если судить по закупкам, включенным в ранкинг, потребность в лицензиях и техподдержке ПО Oracle существенно ниже, чем у «Газпрома» - за 4 года компания всего два раза закупала услуги техподдержки (суммарно на 86+ млн рублей) и один раз – лицензии (по-видимому, это была конвертация именованных пользовательских лицензий на доступ к СУБД в серверные). Еще три закупки общей стоимостью около 89 млн рублей (дважды – лицензии, один раз – услуги поддержки) осуществили дочерние компании «Роснефти». В 2018 году был заключен единственный контракт на покупку лицензий (он учтен в ранкинге 2018 года), закупочные процедуры по которому были начаты еще в 2017 году. Очевидно, от ужесточения санкций и возможных ограничений поставок ПО и поддержки Oracle, «Роснефть» не пострадает очень сильно.

Из всех названных выше компаний нефтегазового сектора, присутствующих в ранкинге, наиболее активным покупателем ПО и услуг Oracle является «Транснефть» - за 5 лет наблюдений компания объявила более 30 закупок на общую сумму более 2,4 млрд рублей и заключила контракты на общую сумму почти в 2,2 млрд рублей. При этом компания «Транснефть» активно закупала лицензии и поддержку ПО Oracle в 2018 году – 3 закупки на общую сумму более 208 млн рублей и еще 3 несостоявшиеся или перенесенные на более поздние даты закупки общей суммой более 178 млн рублей. Скорее всего, компания «Транснефть» отсутствует в санкционном списке Минфина США – в противном случае, при ужесточении санкций «Транснефти» придется нелегко, т.к. продукция Oracle активно используется как в головной компании, так и в ее многочисленных «дочках».

Импортозамещения почти не видно

Известным «запретительным» постановлением Правительства РФ № 1236 от 16 ноября 2015 года (далее – ПП 1236) установлено, что, если госзаказчик намерен купить иностранное ПО, у которого есть отечественный аналог, включённый в реестр российского ПО, он обязан это письменно мотивировать отдельным документом в составе конкурсной документации.

За три года, прошедшие с момента начала действия запрета на закупку иностранного ПО российскими госструктурами и компаниями с госучастием, многократно нашла подтверждение народная мудрость: «Если нельзя, но очень хочется – то можно». На март 2019 года практически у всех госзаказчиков наготове имеются тексты обоснований невозможности соблюдения указанного запрета, которые при необходимости включаются в материалы закупки. И мало кто помнит, что скандальным «пионером» в подготовке таких обоснований когда-то стала именно компания Oracle.

В начале 2016 года в российском ИТ-сообществе наделала достаточно много шума история о рассылке российскими поставщиками продукции Oracle своим клиентам-госзаказчикам многостраничного текста, несущего на себе признаки явного происхождения из компании Oracle и содержащего сравнения-аргументы против включенной в реестр российского ПО СУБД PostgreSQL в пользу СУБД Oracle[4]. Этой теме тогда уделила внимание даже ведущая российская деловая газета «Ведомости»[5]:

«
В распоряжении «Ведомостей» оказалась записка с анализом недостатков системы управления базами данных (СУБД) PostgreSQL – продукта с открытым исходным кодом, разработанного сообществом программистов из разных стран. Разработка на базе этой системы может быть включена в реестр отечественного программного обеспечения (ПО) как альтернатива СУБД Oracle, следует из записки, на которой стоит логотип Oracle.
»

Записка с таким содержанием разошлась среди российских ИТ-компаний, знают сотрудники трех ИТ-интеграторов. Двое говорят, что их компании получили ее из Oracle.

Немного пошумев, скандал сошел на нет без всяких серьезных последствий для вендора (если не считать кратковременного ущерба для деловой репутации, который, впрочем, не очень сильно отразился на финансовых результатах), зато к марту 2019 года практика подготовки «правильных» обоснований существенно расширилась и обогатилась многочисленными образцами, написанными хорошим литературным языком и с обязательным наличием убойных аргументов для обхода запрета.

Среди госзаказчиков, в отношении которых запрет на закупки иностранного ПО действует с 2016 года, не так уж много постоянных участников ранкинга TAdviser – ФНС (в лице своего «подведа» - ФГУП «Налог-Сервис»), Казначейство России, ДИТ Москвы, Минфин, Минтранс (также в лице «подведов» - «Ространсмодернизация» и «ЗащитаИнфоТранс»), ФТС (закупки осуществляет подвед – ЦИТТУ), ФСС, «Почта России» и одно из территориальных управлений ФОМС. Учитывая, что все госзаказчики уже имеют в своей ИТ-инфраструктуре продукты и оборудование Oracle, они без проблем продолжат закупки «запрещенки», аргументируя необходимость таких закупок требованием совместимости с существующей инфраструктурой.

Однако, не все заказчики намерены использовать такую «индульгенцию» бессрочно. Так, в Казначействе России в ближайшие три года планируют провести централизацию одной из своих крупнейших бизнес-систем – АСФК, - которая не просто использует СУБД Oracle в своей архитектуре, а фактически является кастомизированным решением-«надстройкой» над ERP-системой Oracle E-Business Suite.

Централизацию АСФК (сейчас система имеет децентрализованную архитектуру, распределенную по 85 регионам РФ) планируется провести как перенос бизнес-процессов АСФК в среду ГИИС «Электронный бюджет» путем создания там соответствующей подсистемы.

Об этом в интервью TAdviser, состоявшемся в феврале 2019 года, рассказал заместитель руководителя Казначейства Александр Албычев:

«
Да, это будет Postgres Pro, входящий в реестр российского ПО. На ней мы уже сделали подсистему электронного бюджета по бухучету, документооборот подсистемы управления денежными средствами и подсистемы управления расходами по казначейскому сопровождению. Активно взаимодействуем с разработчиками этой СУБД. Я думаю, что и для них это тоже серьезный вызов. Если они успешно пройдут тест с такой сложной высоконагруженной системой, в них поверят многие. С другой стороны, естественно, что эта работа не бесплатна, и мы, таким образом, инвестируем в них. Они получают подпитку, могут брать более квалифицированных специалистов и дальше развивать свою систему. Получается правильный круг, но не быстрый – несколько лет.
»

Уже при подготовке обзора к публикации появилась новость[6] о том, что постепенный перевод своих информационных систем на использование СУБД Postgres Pro планирует еще одно госведомство - ФТС:

«
Как стало известно, Федеральная таможенная служба (ФТС) намеревается перейти на СУБД Postgres Pro, разработанную отечественной компанией Postgres Professional на основе свободно-распространяемой СУБД PostgreSQL. Об этом редакции рассказал Денис Терещенко, заместитель руководителя ФТС России, отвечающий в ведомстве за блок ИТ. На март 2019 года ФТС в рамках комплексной программы развития до 2020 г. реализует ряд проектов по модернизации свой информационной системы, — отмечает топ-менеджер. — Разрабатывается автоматизированная система совершения таможенных операций, которая начнет применяться в таможенных органах в 2020 г., реализуются различные системы документооборота и электронного взаимодействия в рамках СМЭВ, запуск которых планируется уже в 2019 году. В данных проектах в качестве СУБД закладывается использование Postgres Pro».
»

Однако, аналитики TAdviser отметили, что в публикации отсутствует четкое утверждение, что СУБД Oracle будет заменена в основной ГИС ФТС - ЕАИС ТО, в рамках затрат на эксплуатацию которой как раз и закупаются услуги техподдержки ПО Oracle. Более того, в той части текста, где упоминается ЕАИС ТО, присутствует фрагмент, в котором отмечаются конкретные технические параметры, по которым СУБД Postgres Pro проигрывает Oracle.

Аналитики TAdviser считают, что данная публикация является просто дежурным материалом, призванным продемонстрировать, что курс на импортозамещение ПО в российских госструктурах существует и движение в этом направлении происходит.

Госкомпаниям же, для которых пока действует не строгий запрет на закупку иностранного ПО, а всего лишь рекомендация по максимальному (до 70%) переходу на российское ПО и оборудование к 2024 году, пока вообще особо не о чем беспокоиться – у них еще есть 2-3 года, в течение которых можно нарастить массу используемого ПО и ПАК Oracle, а в дальнейшем (как это уже и происходит регулярно сейчас) продолжать закупки иностранных технологических продуктов под предлогом необходимости обеспечения технологической совместимости с существующей ИТ-инфраструктурой.

РЖД – модель будущего техподдержки Oracle?

Особняком среди всех крупных заказчиков стоит РЖД. Закупки компании трижды (1 раз в 2015 году и 2 раза в 2016 году) попадали в ранкинги TAdviser. В 2015 услуги СТП Oracle для РЖД предоставлял "Форс" за 77,8 млн рублей (10-е место в ранкинге TAdviser). В 2016 году поставщиками лицензий и сертификатов СТП Oracle для РЖД являлись компании Крок (почти 94 млн рублей, 7-ое место в ранкинге) и "Корус Консалтинг" (12,3 млн рублей, 41-ое место в ранкинге).

При этом последняя по времени и самая крупная закупка РЖД (НМЦ 430 млн рублей, цена контракта почти 362 млн рублей), состоявшаяся в 2017 году, по техническим причинам не попала в ранкинг 2017 года (если бы она была включена в ранкинг, то заняла бы там высокое 8-ое место).

Строго говоря, это не была закупка услуг СТП или РТП – она была названа в конкурсной документации закупкой услуг функциональной поддержки. TAdviser рассказывал об этой закупке в марте 2017 года (см. публикацию «РЖД перестала оплачивать техподдержку Oracle». TAdviser, 03.2017).

В рамках контракта, заключенного на срок в 5 лет, с 2017 по 2022 год, заказчик получает функциональную поддержку программных продуктов Oracle, таких как Oracle Database, Internet Application Server, Partitioning, Data Mining, WebLogic Server и пр. Кроме того, в начальной фазе исполнения контракта поставщик услуг должен был провести комплексную техническую ревизию используемого ПО, а также обеспечить оптимизацию и развитие существующих ИТ-систем РЖД на базе ПО Oracle.

ИТ-директор РЖД Евгений Чаркин рассказывал:

«
Объявленный конкурс не предусматривает приобретение технической поддержки у Oracle, но предусматривает приобретение функциональной поддержки программных сред корпоративных информационных систем (КИС), использующих ПО Oracle. Такой формат тендера обусловлен результатами проведенного ГВЦ анализа, которые показали, что более 90% используемого ПО Oracle имеет версии, которые компания Oracle уже не поддерживает или прекращает техническую поддержку в 2016 году.
»

По словам Чаркина, одновременно, специалисты ГВЦ, на основании исторических данных поддержки, определили необходимые аспекты и организационные требования к поддержке программных сред, использующих ПО Oracle. Эти аспекты и требования были полностью отражены в ТЗ в составе конкурсной документации. При этом, начальная стоимость сертификата функциональной поддержки программных сред, приведенная в конкурсной документации, была сформирована в результате проведенных опросов среди участников ИТ-рынка, способных обеспечить необходимый РЖД уровень поддержки.

Вполне возможно, что в обозримом будущем ряд сегодняшних организаций-пользователей ПО Oracle (особенно таких, где конкретные релизы вендорского ПО зафиксированы и не изменяются) выберет для себя путь по примеру РЖД.

Вопросы без ответов

Несмотря на очень тщательную работу аналитиков TAdviser над настоящим обзором, ряд вопросов, относящихся к рассматриваемой теме, остался без ответов. Ниже эти вопросы сформулированы, как говорится, для памяти – TAdviser будет более глубоко исследовать имеющиеся сведения и следить за появляющейся информацией, чтобы закрыть гештальт.

ДИТ Москвы

В 2014 году ДИТ Москвы совершил 3 закупки ПО и услуг техподдержки Oracle (все они отмечены в ранкинге TAdviser) на общую сумму более 255 млн рублей. Эти закупки были направлены на расширение использования АИС, работающих в нескольких департаментах правительства Москвы – ДИТ, департаменте финансов, департаменте городского имущества и департаменте конкурентной политики. Для каких конкретно АИС делались закупки лицензий, не указано, но есть основания считать, что это была СЭД органов власти Москвы и какие-то финансовые ИС.

В 2015 году никакие закупки ДИТ Москвы по направлению Oracle не выявлены, хотя, как минимум, должны были быть проведены очередные закупки услуг технической поддержки для СУБД Oracle, используемой в составе СЭД правительства Москвы, и АИС других департаментов. Возможно, отказ от закупки техподдержки Oracle для СЭД Москвы был осознанным выбором ДИТ, т.к. в это время уже велась работа по переводу всей московской СЭД на СУБД PostgreSQL (этот перевод готовился полтора года и состоялся в мае 2017 года[7]).

В 2016 и 2017 годах ДИТ Москвы совершил две крупных закупки ПО Oracle:

  • В 2016 году – закупка на 310 млн рублей дополнительных лицензий ПО Oracle для АИС «Единое парковочное пространство Москвы»(АИС ЕПП). Как было отмечено в публикации[8] D-Russia, посвященной этой закупке, АИС ЕПП была создана в 2012 году. Следовательно, не позднее 2014 года для СУБД в составе этой АИС требовалось ежегодно закупать услуги стандартной технической поддержки, однако, такие закупки также не обнаружены в ЕИС госзакупок;
  • В 2017 году – закупка с начальной ценой 480 млн рублей (контракт был заключен на сумму в 458 млн рублей), в рамках которой закупались дополнительные лицензии ПО Oracle в интересах департамента городского имущества (ДГИ). Из публикации[9] «Коммерсанта», посвященной этой закупке, следовало, что, по крайней мере, в отношении систем, эксплуатируемых в ДГИ, отказ от ПО Oracle в обозримом будущем не планируется.

В целом, ситуация с закупками услуг техподдержки Oracle в ДИТ Москвы достаточно странная – таких закупок почти не было за все 5 лет наблюдений. Только в 2014 году в спецификациях упомянутых выше трех закупок можно обнаружить, что, помимо новых лицензий (и полагавшейся к ним годичной технической поддержки), закупались также и услуги технической поддержки для ранее закупленного лицензионного ПО (анализ, для какого именно ПО закупалась техподдержка, на основании имеющихся сведений провести невозможно).

Возможны два варианта:

  • либо услуги техподдержки все-таки аккуратно закупались каждый год, но по одним только формулировкам предметов таких закупок в ЕИС невозможно установить факты таких закупок;
  • либо ДИТ Москвы сознательно не закупает услуги техподдержки ПО Oracle (хотя, если судить по контрактам 2014 года, такие закупки все-таки происходят).

В ходе еще одного исследования, проводимого TAdviser в настоящее время, установлено, что одна из ключевых ИТ-систем Москвы – Единая автоматизированная информационная система торгов (ЕАИСТ 2.0) - построена также на базе СУБД и других продуктов Oracle (в частности, Oracle BI и Oracle Coherence). Однако, следов закупки лицензий и услуг СТП/РТП для продуктов Oracle, входящих в состав ЕАИСТ, в опубликованных госконтрактах вывлено не было. Возможно (как уже отмечалось), эти закупки «упакованы» где-то глубоко в спецификациях комплексных контрактов на развитие и сопровождение ЕАИСТ. По оценке экспертов TAdviser, объемы таких закупок для ЕАИСТ могут измеряться сотнями миллионов рублей в год и быть сопоставимыми, например, с аналогичными закупками Ростелекома.

Казначейство России

Известно, что в Казначействе ПО Oracle наиболее активно задействовано в составе внутренних финансовых систем – Автоматизированной Системы Федерального Казначейства (АС ФК), построенной на базе Oracle E-Business Suite, и Системы Удаленного Финансового Документооборота (СУФД), используемой в распределенной работе всех территориальных управлений Казначейства.

Наиболее крупный контракт, относящийся к ПО Oracle, в Казначействе был заключен в 2014 году - это была закупка услуг технической поддержки для АС ФК и СУФД сроком на 2 года (до декабря 2015) и стоимостью 693 млн рублей. В 2016 и 2017 годах были заключены контракты стоимостью, соответственно, 277 млн рублей и 221 млн рублей, что было существенно ниже (80% и 63%) среднегодовой стоимости поддержки в 2014-2015 гг., но, в принципе, находилось в одном порядке цен. Однако, единственный выявленный контракт на техподдержку Oracle в 2018 году имел стоимость 61 млн рублей, а контракт 2019 года – 65 млн рублей.

Эти два последних контракта порождают вопросы – то ли Казначейство действительно резко сократило расходы на техподдержку Oracle, то ли соответствующие расходы находятся где-то в глубине комплексных контрактов.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "IT"