Николай Легкодимов: Парадокс цифровизации российской нефтянки

Мода на цифровые инновации неминуемо проявилась в нефтегазовой отрасли, однако многие «цифровые» инициативы не могут похвастаться конкурентными, по сравнению с традиционными бизнес-проектами, показателями

Тотальная диджитализация – общий тренд мировой экономики последних лет, который не обошел стороной и Россию. Эта повестка, первоначально подхваченная банками, телекомами и e-commerce, долго оставалась вне контекста так называемой реальной экономики и, в частности, сырьевых и промышленных секторов. Но мода на цифровые инновации неминуемо проявилась в нефтегазовой отрасли, и о том, как сейчас идет этот процесс, «НиК» рассказал Николай Легкодимов, партнер, руководитель Группы консультирования по перспективным технологиям KPMG в России и СНГ.

«НиК»: Насколько заметен тренд на диджитализацию в нефтегазовой отрасли РФ?

– Все без исключения крупные игроки, как государственные, так и независимые, нашего довольно консолидированного нефтегазового рынка включились в гонку за «цифрой». Нефтегаз внедряет цифровые технологии на уровне создания или модернизации соответствующих оргструктур, а также на уровне запуска новых «цифровых» программ и проектов.

Но парадокс цифровизации в нефтегазовом секторе сегодня заключается в том, что большая часть усилий компаний направлена на погоню за модными технологиями, в то время как проектам, в которых возможно полностью раскрыть инновационный потенциал, уделяется гораздо меньше внимания.

«НиК»: Какие процессы оцифровываются в первую очередь?

– Прежде всего, инновации внедряются в корпоративные процессы. Например, в нашем портфеле уже есть проекты по цифровизации целого ряда бэкофисных функций в нефтяных компаниях, от снабжения до управления рисками. Одновременно с этим трансформируются и производственные процессы как в апстриме, так и в переработке, торговле и логистике.

Но следует отметить, что менеджеры с «мандатом» на цифровизацию, стремясь применить такие технологии, как искусственный интеллект, нейронные сети, машинное обучение и блокчейн в широком наборе производственных процессов, иногда сталкиваются с рядом ограничений – инфраструктурных, экономических, технологических и управленческих.

«НиК»: Какова причина этих ограничений?

– Основная причина – отсутствие данных, фундамента для большинства инноваций. Несмотря на то, что оснащение необходимыми средствами, например контрольно-измерительными приборами и аппаратурой (КИПиА), практически уже полностью выполненная задача для всех наших ВИНК. Эти средства во многих случаях изначально преследовали несколько иные цели – управление, в том числе не полностью автоматизированное, производственным процессом, соответствие требованиям промышленной безопасности и коммерческого учета.

Характер, точность, полнота и качество собранных таким образом данных обеспечивают возможность решения первоначальных задач, но могут оказаться недостаточными для насыщения более сложных моделей, например искусственного интеллекта. Дополнительные сложности создает тот факт, что во многих нефтегазовых процессах дооснащение первичными средствами измерений возможно только в периоды ремонта и остановки производства, что существенно влияет на сроки внедрения.

Кроме того, базовая инфраструктура для сбора этих данных не всегда приспособлена для обработки и передачи большого объема информации. А решение этой проблемы приводит к другому очень существенному ограничению – финансовому.

«НиК»: Но ведь нефтяные компании отнюдь не бедны…

– Да, но как бы ни были богаты нефтяные компании, они являются таковыми в том числе и потому, что умеют считать деньги. Перед членами инвестиционного комитета всегда стоит задача оптимального управления портфелем проектов с точки зрения финансовых показателей.

Однако многие «цифровые» инициативы не могут похвастаться конкурентными, по сравнению с традиционными бизнес-проектами, показателями NPV (чистая приведенная стоимость) и IRR (внутренняя норма доходности).

В результате диджитализация часто остается на уровне множественных пилотов, прототипов и Proof-of-Concept. Это благородное и правильное дело с точки зрения принципиального доказательства применимости конкретной технологии в конкретном бизнес-кейсе, создания «технологических заделов» и даже внедрения нового, «цифрового», глоссария в корпоративный язык руководителей.

Но такой подход малоэффективен с точки зрения создания весомых, готовых к тиражу по отрасли, успешных прецедентов с положительной экономикой.

Поэтому наряду с постепенным созданием инфраструктуры сбора и обработки данных, которые позволят со временем накопить достаточный массив информации, необходимый для масштабирования сегодняшних пилотов, необходимо подходить к реализации новых проектов с учетом нынешних технологических возможностей.

«НиК»: А есть в нефтегазовой отрасли процессы, в которых уже сейчас реально можно провести полномасштабную цифровизацию?

– Не только можно, но и нужно. Например, речь может идти о сегментах разведки и добычи, где было бы неправильно не учитывать технологический прогресс при планировании и реализации новых проектов. Усовершенствованы в данном случае могут быть все этапы жизненного цикла.

На первом этапе – при геологоразведочных работах – чрезвычайную важность имеет доступность, достоверность и актуальность геолого-геофизической информации (ГГР). Корпоративный портал с возможностью интеллектуального поиска по единой базе данных ГГР и нормативно-справочной информации и создания гибкой аналитической отчетности позволяет не только оптимизировать временные затраты на обработку данных, но и уменьшает число ошибок, что в результате дает возможность увеличить ресурс для проведения анализа и повысить производительность.

Распространение этой системы на последующие этапы жизненного цикла проекта позволит осуществить сквозное прослеживание данных: от геологоразведочных к проектно-изыскательным работам и строительству. На их основе возможно создание центра управления бурением – единого информационного пространства для заказчика, подрядчиков и сервисных компаний, а также единой геоинформационной системы, которая послужит основой для инструментов инженерных расчетов при проектировании и супервайзинге.

И наконец, на этапе эксплуатации и добычи полностью оцифрованные данные, централизованные прикладные системы и обученный промысловый операционный персонал позволят реализовать концепцию «интеллектуального (цифрового) месторождения». Дистанционный мониторинг и достоверные онлайн-данные могут быть использованы для планирования, контроля и анализа добычи. Подобные проекты уже существуют и подтвердили свою экономическую эффективность: увеличение добычи на 5-10%, снижение OPEX на 10-25%, увеличение извлекаемых запасов на 3-5%, в том числе сокращение недоборов нефти и газа и повышение наработки на отказ погружного оборудования.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "IT"