Тома Гран: Нефтегазовые корпорации уже пережили первую волну цифровизации

Нужна ли «цифра» добыче, что актуально для России и каков опыт цифровизации у мировых нефтегазовых компаний, рассказал вице-президент по энергетике и природным ресурсам компании Dassault Systèmes

Нефтегазовая промышленность делает первые шаги навстречу цифровому будущему. Сегодня все нефтяные корпорации мира работают над цифровой трансформацией. Развитие и совершенствование бизнес-процессов в нефтяной и газовой отраслях крайне важны для экономического благополучия нашей страны. Но насколько заинтересованы добывающие компании в переходе на цифровые технологии? Своим мнением делится Тома Гран, вице-президент по энергетике и природным ресурсамкомпании Dassault Systèmes.

«НиК»: В каких областях своей деятельности нефтегазовые корпорации внедряют цифровые технологии?

Нефтегазовые корпорации в настоящее время одни из самых крупных по своей структуре предприятий в мире. Всего несколько лет назад эти компании уже пережили первую волну цифровизации. Тогда главной областью применения таких технологий стала эксплуатация недр — в частности, они использовались для моделирования нефтеносных пластов. Кроме того, несколько лет назад цифровизации подверглась инфраструктура добывающих проектов, в том числе на шельфе.

Но цифровизация — это не совсем то, во что мы действительно верим в Dassault Systèmes. Ее суть главным образом заключается лишь в «оцифровке» каждой из сфер деятельности компании по отдельности.

За 30 лет, что мы работаем в цифровой сфере, и особенно в последние 10 лет, мы перешли от вертикального подхода, ориентированного на отдельные сферы бизнеса, к горизонтальному, в рамках которого мы стремимся к комплексному восприятию бизнес-процессов.

Данный переход позволяет обеспечить их непрерывность, экономичность и безопасность. Это крайне важно для установления единых, универсальных стандартов управления процедурами для заказчиков и системы в целом, а также для обеспечения выполнения регуляторных требований различными отделами и организациями внутри крупных компаний.

В нефтегазовом бизнесе также постепенно начинают прослеживаться эти тенденции. Тем не менее среди главных адептов цифровизации в нефтяной и газовой отраслях пока выделяются только самые инновационные компании. В их числе — ExxonMobil и McDermott.

«НиК»: Чем отличаются от лидеров цифровых технологий отечественные игроки?

— Российские компании сталкиваются с теми же трудностями, что и их коллеги из Западной Европы и Северной Америки, — с нехваткой квалифицированных кадров. Опытные специалисты либо уходят на пенсию, либо близки к пенсионному возрасту, поэтому изо всех сил пытаются передать знания молодому поколению. Это особенно актуально для российского рынка, так как здесь нехватка кадров ощущается довольно остро.

Поэтому в России особенно востребована цифровая платформа, которая бы обеспечивала передачу знаний.

«НиК»: Каковы основные тенденции технологического развития в нефтегазовой промышленности? Что нам следует ожидать в будущем?

— Революция постоянного удешевления датчиков наблюдается повсеместно, люди могут измерить практически любые необходимые параметры. Одним из результатов развития технологий в этом направлении, особенно в нефтегазовой и добывающей промышленности в целом, стала возможность появления так называемых «темных производств» (dark plants).

Они называются «темными», так как не требуют участия человека и, соответственно, освещения. Основной областью их применения является шельфовая добыча — в силу высокой опасности производств, высоких затрат и нехватки человеческих ресурсов. Хочется отметить, что автоматизированные станции не подразумевают, что для их работы не потребуется персонал. Просто управление ими будет осуществляться с берега, вдали от опасности.

Я думаю, что для России с ее нефтяными и газовыми месторождениями, расположенными на Крайнем Севере, развитие подобных автономных объектов будет особенно актуально.

Более того, разработка новых сенсоров может способствовать защите окружающей среды. Чем больше измерений, тем качественнее управление и тем выше точность автоматизации, что позволяет уменьшить количество незапланированных нарушений работы. Например, за счет широкого применения датчиков предприятия могут избежать потерь энергии и своевременно обнаружить утечки.

Тем не менее измерение и извлечение данных не имеет смысла без их последующего анализа.

То, что сегодня называется искусственным интеллектом, как правило, представляет обычную аналитику. Данные же должны быть преобразованы в значимую информацию, а не просто собраны и сохранены.

Способность осмысливать эти данные позволяет повышать эффективность эксплуатации и строительства.

«НиК»: Каково возможное применение «цифровых двойников» в нефтегазовой промышленности?

— О «цифровых двойниках» говорят очень многие, но это понятие имеет весьма расплывчатое определение. Если вы спросите у десяти разных людей, что представляет собой идея «цифровых двойников», то получите десять разных ответов. В Dassault Systèmes в зависимости от потребностей заказчика используются различные цифровые компоненты для достижения различных целей. Таким образом, «цифровой двойник» для нас — это продукт изучения и анализа проблемы и ее возможных решений.

Два наших заказчика — McDermott и ExxonMobil — уже используют «цифровые двойники», но в своей собственной интерпретации.

McDermott — компания, занимающаяся разработкой, поставками и строительством промышленных объектов в нефтегазовой промышленности со штаб-квартирой в США, она использует «цифровые двойники» для повышения эффективности проектирования и строительства. Они внедряют специальную платформу для управления проектами. Компания открыла доступ к платформе для клиентов, чтобы облегчить процесс работы. Они называют это «прозрачностью проекта». Ранее для заказчиков проект был неким «черным ящиком», без доступа к его исходным данным или возможности просмотра и утверждения (или же отклонения) правок на той или иной стадии. Новый подход делает взаимодействие между McDermott и клиентами более эффективным, что привлекает потенциальных заказчиков.

ExxonMobil использует такую платформу для агрегирования полных инженерных данных с различных объектов, будь то upstream или downstream. Платформа гарантирует, что данные, полученные из «вертикальных» цифровых инструментов, будут доступны всему персоналу, могут использоваться в любое время в течение всего жизненного цикла актива. Неважно, идет ли речь о шельфовой платформе или о нефтеперерабатывающем заводе, сотрудники могут напрямую управлять всей инженерной информацией. Это повышает не только эффективность, но и безопасность, ведь несоответствия в фактических инженерных данных могут привести к авариям. В этом случае идея состоит не только в том, чтобы обеспечить доступность данных, но и в том, чтобы поддерживать их актуальность.

«НиК»: Какое место занимают возобновляемые источники энергии в глобальной энергетической отрасли? Насколько охотно нефтегазовые компании занимаются этим направлением?

— ВИЭ — это очень интересная область. То, что мы называем возобновляемой энергетикой, представляет собой новую версию возобновляемых источников энергии. Мы забываем, что гидроэнергетике уже около ста лет; это очень эффективная и мощная технология производства безуглеродной энергии. Но все чаще в данном контексте подразумевается ветро- и солнечная энергетика, которые сейчас на подъеме.

Ветро- и солнечная энергетика отличаются от гидроэнергетики тем, что основное производство осуществляется не на объекте. Другими словами, речь идет не о строительстве электростанции, а о создании производственной линии.

Когда она находится в контролируемом окружении, где можно оптимизировать работу цепочки поставок и стоимость производства, цена за единицу продукции уменьшается. Существует правило, согласно которому при удвоении мощности производственной линии затраты на изготовление продукции снижаются на 15%. Этот же принцип относится и к производству ветряков и солнечных панелей. Для солнечных панелей этот эффект еще более выражен в силу полной автоматизации производства, поэтому снижение затрат здесь сопоставимо с полупроводниковой отраслью. Соответственно, стоимость возобновляемой энергетики сокращается. В противовес цена сырья постоянно растет. Стоимость бетона, стали, труда растет на фоне общей инфляции, приводя к увеличению цен на гидроэнергетику и другие источники энергии.

Возобновляемая электроэнергия постепенно заменяет обычную в некоторых странах, располагающих соответствующим климатом. Ряд компаний из других отраслей инвестирует в производство возобновляемой электроэнергии. Кстати, это касается и некоторых нефтегазовых компаний, таких как BP или Total.

«НиК»: Как Вы считаете, дорогостоящая атомная энергетика останется на рынке или ей суждено исчезнуть?

— Я думаю, что атомная энергетика останется на рынке надолго. Основным преимуществом этого сегмента перед энергией ветра или солнца является постоянность производства. В этом отношении атомная энергетика напоминает гидроэнергетику. Это источник электроэнергии, который можно контролировать и постоянно воспроизводить. В то же время он обеспечивает высокую плотность размещения, сравнимую с ветровыми турбинами и солнечными батареями.

Таким образом, атомная энергетика адаптирована к окружающей среде с высокой плотностью населения или развитым промышленным сектором и не зависит от ландшафта в такой степени, как гидроэнергетика, для которой требуется наличие гор и крупных рек.

Для атомной энергетики необходимо лишь немного воды для охлаждения, поэтому АЭС могут располагаться в любом месте вдоль побережья или большой реки. Существуют атомные электростанции, которые могут работать в пустыне за счет применения систем сухого охлаждения.

Беседовала Мария Кутузова

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "IT"