Высокие цифровые отношения

Переход к индустрии 4.0 – отличная возможность для цифровизации, ей лишь стоит вовремя воспользоваться

ТЭК остается одним из главных источников бюджетных средств в России. Хотя эксперты уже много лет предупреждают о недостатках сырьевой модели, переориентация российской экономики только начинается. Тогда как переход к индустрии 4.0 – отличная возможность для цифровизации, ей лишь стоит вовремя воспользоваться.

По данным Минэнерго РФ, доля ТЭК в ВВП по итогам 2017 г. выросла на 0,6%, до 22,6%. Поступления от нефтегазовых компаний в федеральный бюджет увеличились до 39,6%, а доля ТЭК в экспорте – до 58,9%. Результаты оказались для отрасли положительными.

Еще в 2016 г. тенденция была другой. Доля ТЭК в ВВП по сравнению с 2015 г. снизилась на 4,4%: если в 2015 г. показатель составлял 27%, то по итогам 2016 г. – только 22,6%. Объем ТЭК в экспорте также сократился: в 2015 г. он составлял 63%, а в 2016 г. – 56,9%.

Для России это еще одно напоминание о том, что экономике нужны диверсификация и отказ от постоянной оглядки на доходы от продаж нефти и газа.

Сценарии перестройки

О том, что ТЭК должен стать драйвером роста экономики, а не только донором, высказывались многие. Минэкономразвития России, в частности, озвучило три сценария развития экономики с 2018 до 2020 г.: базовый, целевой и пессимистичный.

Согласно первому, благодаря импортозамещению и росту инвестиций с 2018 по 2020 г., значительно вырастут доли обрабатывающей промышленности в ВВП. По целевому сценарию, если обеспечить инвестиции в инновационные секторы экономики и хорошие условия для экспорта российской продукции, то к 2020 г. на обрабатывающую промышленность будет приходиться 13% ВВП (в 2017 г. – 12,4%). Пессимистичный сценарий не предполагал серьезной переориентации экономики.

Частично два из этих сценариев реализуются, но до серьезной диверсификации экономики все еще далеко. В то же время многие упускают из внимания факт того, что и сейчас ТЭК можно считать драйвером других отраслей российской экономики.

По данным Росстата, доля металлургии в ВВП 2017 г. – 5%, электроэнергетики – 2,6%. Машиностроение обеспечивает 20% объема обрабатывающей промышленности. Нефтегазовые компании составляют основной пул заказчиков этих отраслей. Таким образом, в руках ТЭК ключ к развитию промышленности: производству оборудования с компрессорами, котлами, ректификационными колоннами; машиностроению с турбинами и насосами; стимуляции трубного производства, насосного оборудования, контрольно-измерительных приборов и много другого. Все это в том или ином виде создается в России.

Из-за большой территории страны и масштабов бизнеса нефтегазовая промышленность – крупнейший потребитель телекоммуникационных и ИТ-сервисов.

В 2017 г., по оценке аналитиков Tadviser, российские высокотехнологичные компании получили от нефтегазовых компаний 25% выручки. ВИНКи – якорные заказчики для многих российских ИТ-компаний. Именно под их задачи создается часть новых ИТ-решений, а позднее их дорабатывают для более широкого рынка.

Таким образом, четверть российского ИТ-рынка развивается с ориентиром на потребности нефтегазовой промышленности, лишь затем эти решения постепенно продвигаются в другие отрасли. Аналогичный эффект есть в любой другой сфере, которая обеспечивает потребности ТЭК, поэтому нефтегазовые компании во многом определяют инновации в смежных отраслях.

Цифровой нефтегаз

В ТЭК 4.0 рабочие процессы и взаимосвязи будут переосмыслены, бизнес будет по-другому управлять активами, контролировать в реальном времени события на месторождениях и производстве. В центре, на мой взгляд, остаются данные и многочисленные способы извлечь из них полезные знания о добыче, производстве и экономике нефти.

В компаниях стали появляться специалисты, которых раньше в нефтегазовом комплексе просто не существовало: например, директор по цифровизации (CDO) и специалист по работе с данными (data scientist).

В 2017 г. множество предприятий начало разработку стратегий и программ цифровизации, в которых закладываются инновационные сценарии: цифровой двойник, роботизация, прогнозная аналитика, «цифровой трубопровод», «умное» энергопотребление и прочее. Прежде чем развернуть их на предприятии, они будут протестированы и реализованы в специальной среде, так называемом «технологическом инкубаторе». В немецкой энергетической компании E.ON, например, это «фабрика прототипов», а с НЛМК для этих целей мы создали лабораторию совместных инноваций.

Цифровые технологии создают основу для реализации кросс-индустриальных проектов, на базе которых будут перестроены взаимоотношения с персоналом, партнерами, поставщиками, и здесь стоит искать новые точки роста. Некоторые шаги к цифровому межотраслевому взаимодействию были сделаны еще в 2000-е годы: с помощью электронных торговых площадок, наподобие «Сбербанк-онлайн» или сервисов «Газпромбанка», были оцифрованы закупки компаний. Правда, позже участники рынка обнаружили слабые звенья. Процесс был построен по принципу торгов, когда критерии выбора всегда зациклены на низкой цене без учета совокупной стоимости владения и других показателей качества. Победителем часто становился не производитель, а перекупщик. Да и участвовать в этом коммерческом процессе могли поставщики с товаром, который не был сертифицирован или имел сомнительное происхождение.

Заказ и поставка в индустрии 4.0, как и любое событие в цифровой экономике, должны быть заранее спрогнозированы и запланированы в информационных системах. Поставщики ТЭК перейдут от текущего «окна обещаний», рассчитанного не более чем на месяц, к более длинному. Так, например, удастся избежать простоя дорогих цехов для производства труб большого диаметра из-за отсутствия заказов со стороны трубопроводов. Многие крупные компании исключили срывы сроков поставок и снизили собственные издержки. Они перешли к интегрированному бизнес-планированию на длинный горизонт до 10 лет и с помощью систем прогнозирования могут предсказывать спрос, учитывать заказы клиентов до начала производства, планировать работу цехов и складов.

Отношения поставщиков с заказчиками после выполнения поставок также изменятся. Дело в том, что оборудование, отдельные запчасти или здания в индустрии 4.0 имеют свой жизненный цикл: проектирование, производство, передача покупателю, эксплуатация, например, на месторождении, обслуживание, ремонты, списание, сбор требований к будущим модификациям. Свою «жизнь» труба или насос пройдет вместе с цифровым двойником, оставляя цифровой след в информационных системах. Все это реализуется с помощью уже названных технологий цифрового двойника, а также интернета вещей, больших данных, предиктивной аналитики ремонтов и специализированных систем.

Интернет вещей и цифровой двойник позволяют создать «экосистему» прогнозных ремонтов. Заказчик сможет вовремя планировать заказ запчастей и материалов вместе с работами.

Перед поставщиками ТЭК открываются возможности для дополнительных продаж, а перед заказчиками – избавление от простоев и экономия издержек.

Еще один плюс «цифровых отношений» поставщика и заказчика – возможность проследить судьбу каждой единицы оборудования. Есть примеры мониторинга поставок и учета перемещений активов от завода до месторождения с помощью распределенного реестра. Над созданием системы для отслеживания поставок труб с металлургических производств на основе блокчейна работают «Сургутнефтегаз» и ОМК.

Сценарии цифрового межотраслевого взаимодействия имеют и экономическую сторону: снижение издержек и трудозатрат, новые каналы продаж. Есть и общерыночные тенденции, связанные с индустрией 4.0. Цифровые коммуникации оздоравливают конкуренцию даже на непрозрачных рынках. Например, у «Северстали» есть портал для перевозчиков грузов, где в открытый доступ выкладываются задачи по логистике: что, куда, когда и по каким требованиям доставить. В итоге перевозчики стали конкурировать в упорядоченной среде, а компания снизила затраты на доставку, хотя транспортные сервисы в качестве не потеряли.

Вы могли обратить внимание на то, как часто в описании новых сценариев я говорю «уже». На деле многие из них в том или ином виде уже внедрены. Международные компании быстро продвинулись вперед, российские немного задержались, но тоже начинают свои проекты в этом направлении и способны выйти в лидеры.

Однако для того, чтобы вперед к цифровой экономике продвигались не только отдельные компании, нужно быстро обмениваться опытом, создавать межотраслевые ассоциации, лаборатории совместных инноваций, объединения с вузами и стартапами. Особые перспективы есть у новых индустриальных парков, экономических зон, территорий опережающего развития в регионах, где сконцентрированы предприятия ТЭК. Это станет серьезным стимулом со стороны государства для развития высокотехнологичной энергетики, а следовательно, и других смежных отраслей.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "IT"