ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 76,69 0,25
EUR 86,91 0,08
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

Электричество только для богатых, или чем опасен мировой энергопереход

Прошлый год войдет в историю как период небывалого роста цен на газ и электричество в Европе. О том, почему это не было случайностью и почему может быть предвестником глобального энергокризиса, а также к чему может привести слишком быстрый отказ от традиционных источников энергии - нефти, газа и угля, "РГ" рассказал глава Фонда национальной энергетической безопасности Констатин Симонов.

В чем причины газового кризиса в Европе? Не является ли он предтечей глобального энергетического кризиса во всем мире?

Константин Симонов: С одной стороны, происходящее в Европе вроде бы легко объяснимо. Цепь совпавших факторов: рекордный отбор газа из хранилищ сначала из-за холодной зимы, а потом из-за жаркого лета, падение выработки ветровой генерации из-за той же погоды. Понадобилось больше газа. Европа давно вела политику отказа от долгосрочных контрактов на его поставки, закупая дополнительные объемы через биржу. Но именно в этом году свободного газа на бирже не оказалось, СПГ еще в начале года ушел в Азию из-за более высоких цен. Явный просчет европейских политиков, сделавших ставку на капризные возобновляемые источники энергии (ВИЭ) и биржевую торговлю газом. Результат мы видим - бешеные цены на газ и электричество и рост потребления угля, с точки зрения европейцев ресурса крайне грязного.

С другой стороны, судя по поведению высших чиновников Евросоюза, своей вины они в создавшемся положении не видят. Наоборот, уже неоднократно прозвучали уверения в правильности выбранного курса, глобальные цели которого заключаются в скорейшем отказе от использования углеводородов как энергетического сырья и переходу к ВИЭ. Европа готова отказаться от дешевой и доступной энергии в пользу дорогой. Именно поэтому я считаю, что в энергетический кризис в Европе серьезный вклад внесли сами европейские регуляторы. Они вообще не провели расследования действий спекулянтов, про "Северный поток-2" я вообще молчу. А почему? Да потому что дорогие углеводороды полностью вписываются в их картину мира. И ладно бы если ЕС сам жил по своим фантазиям. Но Брюссель хочет заставить пойти по этому пути весь мир. Последствия такого перехода не просчитаны, о них даже не хотят слышать. И если эти цели признают в США, Китае, Индии и России, кризис может стать общемировым. Но рано или поздно отрезвление наступит.

И каковы последствия?

Константин Симонов: Глобальный рост цен на все товары и услуги, квоты на потребление, поскольку ВИЭ просто не смогут обеспечивать растущее население земли достаточным количеством энергии, галопирующая инфляция и, как следствие, рост имущественного расслоения общества и социальной напряженности. О "чистой энергии" хорошо рассуждать, сидя в вегетарианском кафе, попивая смузи, просматривая ленту новостей в телефоне. Но расскажите о ней почти миллиарду человек, которые, по данным Всемирного банка, не имеют постоянного доступа к энергии. Если мир пойдет по пути, обозначенному ЕС, энергия вообще станет роскошью. Уже сейчас многие ранее обыденные вещи приобретают статус люксовых. В первую очередь, это пока касается продуктов питания, туризма и сферы услуг, но процесс уже запущен. Это принципиальнейший разворот - если раньше человечество искало возможность найти источник дешевой энергии, то теперь ему предлагают перейти на потребление энергии дорогой. Называя это энергопереходом.

В результате кто больше пострадает, самые бедные страны или, наоборот, поумерят аппетиты богатые?

Константин Симонов: Здесь скорее нужно говорить о том, что увеличится расслоение в обществе как бедных, так и богатых стран. Так называемый средний класс будет исчезать. Но, конечно, сильнее это отразится на экономике стран третьего мира. Им ведь сейчас предлагают перейти на дорогие источники энергии. Развивающие страны отвечают, что им и на старые денег не хватает - и им тут же предлагают взять "зеленые" кредиты. Нет проблем, на Западе много лишних денег, которые придется отдавать с процентами. Я бы назвал это "зеленым неоколониализмом". Очень напоминает историю с кредитами на структурные реформы, которые раздавались в 1990-е годы получившим независимость республикам бывшего Советского Союза и странам Восточной Европы.

Но и в богатой Европе расслоение общества усилится. Первый звонок уже был - это движение желтых жилетов. По иронии судьбы в нем приняли активное участие представители "зеленых" движений, хотя рост цен на топливо, против которого они выступали, был вызван именно зеленой повесткой правительства. По нашим оценкам, налоги, собираемые с производителей электроэнергии для промышленности, в ЕС выросли за последние 10 лет более чем на 80%. В топливном сегменте ситуация еще хуже.

Но если мир перейдет на зеленые рельсы, то, по идее, традиционные источники энергии должны дешеветь?

Константин Симонов: Как раз наоборот. Прорывных технологических решений в области ВИЭ мы не видим. Зато наблюдаем рост цен на сырье, необходимое для производства солнечных батарей и ветряков. При этом вводится фактический запрет на инвестиции в нефтегазовые проекты. А ведь добыча нефти, газа и угля требует постоянных вложений в геологоразведку, создание инфраструктуры, освоение месторождений, вложений в научно-технические разработки и прочее. В итоге все это может привести к росту цен на углеводороды. Дорогими станут все энергоресурсы, и традиционные источники, и альтернативная энергия. Потому что их будет не хватать на всех. Но, повторю, европейские регуляторы только рады этому - они понимают, что только дорогие углеводороды делают экономически осмысленными их прожекты вроде массового распространения дорогущего "зеленого водорода".

Тогда возникает вопрос, зачем это нужно Европе, и только ли дело в экологии?

Константин Симонов: Конечно же, нет. Европа, как и США, давно видит, что центр экономического развития смещается в сторону таких стран, как Китай или Индия. Это началось еще в 1990-х годах, когда в Азию стали переноситься производственные мощности. Вместе с этим Европа стала утрачивать статус технологического лидерства. Теперь Европа пытается затормозить экономическое развитие Китая и других стран Азии, объявляя их экономику несовременной и климатически опасной. А заодно ЕС пытается создать спрос на новые зеленые технологии, центром генерации которых Брюссель и видит себя.

Неужели в Индии или Китае это не понимают?

Константин Симонов: Думаю, понимают, хотя может еще пока и не до конца осознают масштабность проблемы. Несомненно, интересы экономического развития этих стран столкнутся с целями климатической повестки всерьез. Ведь им, по сути, предлагают затормозить свой экономический рост ради достижения достаточно спорных целей. А что такое экономический рост? Это ведь не только сила государства и его вес на международной арене. Это - благосостояние людей, их уклад жизни, ее продолжительность, блага цивилизации и прочее.

Не отсюда ли возник поворот в сторону водородной энергетики? Она может быть альтернативой развития ВИЭ?

Константин Симонов: Это не альтернатива, а как раз дополнение. Энергия водорода всегда вторична. Чтобы ее получить, необходимо электричество и сырье - газ, уголь, вода. В результате энергия из водорода всегда будет дороже потраченных на ее производство ресурсов. Это история, подходящая для очень богатого, обеспеченного всем мира. Мы пока далеки от этого. Стоит учесть, что Европу, например, интересует только зеленый водород - полученный методом электролиза с помощью электричества, выработанного на ВИЭ. Оно изначально дорогое, а водородная энергия будет еще дороже. Как сделать так, чтобы эта энергия могла конкурировать с полученной из углеводородов? Только одним способом - повысить налоги на выработку энергии из нефти, газа и угля. Сейчас это и делается, в том числе за счет увеличения сборов за выбросы CO2, которые уже достигли 100 долларов за тонну. Но и этого оказывается мало, по-видимому, они вырастут до 200 долларов. Только так можно сделать "зеленый" водород хоть как-то экономически конкурентоспособным. Но это приведет только к еще большему росту цен на энергию. Реальной альтернативой развитию ВИЭ может стать атомная энергетика и инновации в традиционной энергетике. Уже сейчас Китай строит чистые угольные электростанции. Их энергия дороже грязных, но не настолько, как ВИЭ или водород. Что уж говорить о перспективах газа, который изначально значительно чище угля.

Последний вопрос тогда. Достигнет ли Европа поставленных целей по декарбонизации экономики?

Константин Симонов: Думаю, нет, как они не достигли целей программы на 2020 год. Как провалили они цели, которые ставили в рамках Киотского протокола. Мы, кстати, его выполнили. Все как-то забыли, что изначально ВИЭ задумывались как источники самой дешевой энергии. Идея была простой. Солнце, ветер - они есть почти всегда, и вроде как из них можно получать чуть ли не бесплатное электричество. Но оказалось, что есть серьезные технические проблемы - энергию не научились хранить в промышленном масштабе, зависимость от погоды привела к непредсказуемости и хрупкости системы. Все эти проблемы обещают решить уже лет тридцать как, но воз и ныне там. А без этого приходится иметь резервы на традиционных источниках. Но Евросоюз пока гнет свою линию, которую пока можно охарактеризовать как "пусть умрет цивилизация, но своих целей мы достигнем".

Дополнительная информация

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Рынки"

Материалов нет

Наверх