ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 77,36 0,67
EUR 87,59 0,69
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

Зеленые ростки: в 2022 году энергия всех видов останется дорогой

Энергетический кризис продолжит наполнять карманы производителей нефти, газа и электричества из возобновляемых источников

Для мирового энергетического рынка 2021 год стал «качельным»: цены на основные ресурсы многократно взмывали вверх и опускались вниз. Тем не менее обозначился общий тренд на подорожание нефти, газа и даже вышедшего из моды угля, удивительный на фоне провала 2020 года. Экономисты заговорили даже о начале нового суперцикла топливно-энергетического сырья, который может продлиться много лет. Сравнительно высокие цены на рынке действительно будут держаться весь следующий год, считают опрошенные «Известиями» эксперты.

Нефть: стойкость ОПЕК+

По итогам прошлого года средняя цена на нефть марки Brent составили всего лишь $42 за баррель — худший показатель с 2015 года. Лишь к зиме рынок невероятными усилиями ОПЕК+ (сократив добычу почти на 10 млн баррелей) удалось стабилизировать цены в диапазоне $45–50 за баррель. Однако с начала года нефть рванула вверх, поднявшись к $70 уже к концу I квартала.

Оказалось, что восстановление экономики в мире идет заметно лучше ожидаемого. Чего не скажешь о добыче. ОПЕК+ повышала квоты слишком аккуратно, а остальные участники рынка — речь в первую очередь о компаниях, работающих в добыче сланцевой нефти в США, — физически не смогли нарастить производство достаточно быстро. Стремительное восстановление рынка вопреки второй и третьей волнам пандемии и дальше не слишком впечатлило лидеров стран ОПЕК+. На очередном заседании в июле было принято решение повышать добычу на 400 тыс. баррелей в день каждый месяц. После этого цены поднялись до $85, заговорили уже и о взятии трехзначных отметок. Тем не менее экспортеры продолжали держаться намеченного курса.

В конце ноября контрмеры приняли и импортеры во главе с США и Китаем, решившие распечатать свои стратегические запасы. Однако цены несколько снизились (до $65 за бочку) не столько из-за этого хода (вероятные объемы, которые могут быть выпущены на рынок, недостаточны для уравновешивания спроса и предложения), сколько из-за беспокойства по поводу распространения коронавирусного штамма «Омикрон». Когда опасения немного улеглись, нефть вновь поднялась до $77.

На данный момент существуют две точки зрения на то, в каком направлении пойдут цены на нефть в наступившем году. Так, управление энергетической информации США (EIA) отмечает, что спрос на нефть весь последний год перевешивал предложение на 1,7 млн баррелей в сутки. Разница компенсировалась из коммерческих запасов, которых, впрочем, накопилось за последние годы довольно много. Согласно прогнозу EIA, в 2022 году предложение и спрос уравновесятся, а к середине года резервы будут уже наращиваться. Соответственно, цены на нефть будут составлять $71 во II квартале и $67 за бочку — в октябре–декабре.

В свою очередь, аналитики банка JPMorgan видят совершенно другую картину. По их оценкам, в следующем году нефть достигнет уровня в $125 за баррель, а в 2023-м и вовсе пробьет отметку $150, установив исторический максимум. Главный аргумент — ОПЕК+ не захочет ускорять рост добычи, тогда как спрос останется сильным, превысив 100 млн баррелей в день.

Как рассказал в интервью «Известиям» аналитик ФГ «Финам» Александр Потавин, есть основания полагать, что распечатывание резервов стран-потребителей всё же начнет играть свою роль со следующего года.

— Если эти государства за два месяца выпустят из запасов 66 млн баррелей, то избыток может увеличиться на 1,1 млн баррелей в сутки и достичь 2,3 млн баррелей в сутки в январе и 3,7 млн баррелей в сутки в феврале этого года, — считает Потавин. — Это может привести к краткосрочной коррекции цен на нефть, но принципиально продажа сырья из запасов не решит проблему удовлетворения растущего спроса в долгосрочной перспективе.

В дальнейшем на рынок со стороны предложения будет давить рост добычи сланцевой нефти в США, но у этой активности есть свой потолок.

— Опубликованные на днях данные по буровой активности в США от Baker Hughes показали, что сейчас число активных нефтяных буровых установок в стране выросло до 480. Текущее число нефтяных вышек почти вполовину меньше, чем было в США до пандемии (888 ед.), но при этом объемы добываемой там нефти сейчас меньше предкризисных максимумов лишь на 17%. Высокие цены на нефть и восстановившийся спрос на энергоресурсы со временем приведут к постепенному росту добычи нефти в США. Обычно это происходит с временным лагом в несколько месяцев. Объемы добычи нефти в США по состоянию на 17 декабря составляют 11,6 млн баррелей в сутки. Тем не менее минэнерго США ранее понизило прогноз средней добычи нефти в стране на 2022 год до 11,85 млн баррелей в сутки. Как видим, большого роста добычи там пока не ожидается, — заключил Потавин.

По его словам, диапазон $65–75 за баррель нефти марки Brent является вполне комфортным для потребителей и производителей, что соответствует балансу спроса и предложения.

— Думаю, что сбалансированным рынок нефти будет к середине 2022 года. В случае обострения геополитических рисков не исключен взлет цен в район $85–90 за бочку. С другой стороны, на фоне роста предложения нефти на рынке краткосрочно котировки Brent могут опуститься в следующем году ниже $65 за баррель, но в этом случае можно ждать мер по регулированию предложения сырья со стороны ОПЕК+, что впоследствии восстановит цены.

По словам консультанта VYGON Consulting Ивана Тимонина, глобальный рынок жидких углеводородов превысит допандемийный уровень. При этом большую часть прироста добычи — более 3 млн баррелей в сутки — обеспечат страны-участницы соглашения ОПЕК+.

— Существенный вклад — более 1 млн баррелей в день — внесут и Соединенные Штаты, где уже со второй половины 2020 года продолжается уверенный рост числа активных нефтяных буровых установок: если в начале 2021 года их насчитывалось около 270, то на сегодняшний день их почти вдвое больше — 480 штук. Что касается спроса, ожидается, что ключевым драйвером роста по всему миру станет постепенное восстановление от пандемии, в то же время COVID-19 и динамика распространения его новых штаммов всё еще остаются основными факторами неопределенности. С учетом всего вышесказанного вероятно, что в 2022 году коммерческие запасы нефти в мире будут постепенно восстанавливаться, что повлечет за собой некоторое снижение цен относительно текущего уровня. Цена Brent в среднем по 2022 году может составить около $70 за баррель.

Газ: год рекордов

В начале 2021 года вряд ли хоть кто-то мог предсказать, что цены на газ вырастут буквально на порядок и побьют все возможные рекорды. В 2020 году на голландском хабе TTF они опускались до $60 за тысячу кубометров, затем стабилизировались, но всё равно находились на низких по историческим меркам отметках. Однако затем случился идеальный шторм — совпало сразу множество факторов, позволивших голубому топливу достичь фантастических уровней.

Во-первых, как и в случае с нефтью, восстановление спроса оказалось заметно более сильным, чем все ожидали. Экономики многих стран вернулись практически к докризисным уровням, а инфраструктурные программы в целом увеличили спрос на сырье даже по сравнению с 2019 годом. Парадоксально, но спрос на горючее вырос в том числе и из-за стремления таких экономик, как ЕС, Китай и США, быстрее переходить на возобновляемые источники энергии (для этого нужно много всего строить, а это невозможно без увеличения потребления электричества и традиционных видов топлива). Во-вторых, Китай озаботился дополнительным снижением выбросов CO2 накануне пекинской Олимпиады, а также ввел эмбарго на импорт угля из Австралии, с которой у китайцев в последнее время отношения обстоят не лучшим образом. Всё это подогрело спрос на газ в Азии. В-третьих, в Европе отнеслись беспечно к заполнению подземных хранилищ газа — к началу холодного времени года они были полны едва ли на 70% против 90% в нормальной ситуации. В-четвертых, противостояние вокруг «Северного потока – 2» привело к тому, что «Газпром» на стал наращивать объемы поставок газа в ЕС сверх контрактных обязательств. Напротив, экспорт в Китай увеличился, равно как и потребление внутри страны в условиях относительно холодной зимы.

Всё это привело к тому, что европейские цены на газ в октябре приблизились к отметке в $2000 за тысячу кубометров — в 30 раз больше минимумов 2020 года, а в декабре и успешно пробили этот потолок, достигая $2150 за тысячу кубов. В первый раз цены удалось снизить примирительной риторикой между Россией и ЕС, во второй — сообщениями о том, что американские танкеры спешно переориентируются с Восточной Азии (где сделаны достаточно крупные запасы на зиму) на Европу, поскольку там торговать стало намного выгоднее. В норме газ в Азии дороже, чем на европейских рынках. Тем не менее в последнем случае цена упала только до $1500 — по меркам «прямо сейчас» это уже дешево.

Собственно, даже вдвое более низкие цены могут квалифицироваться как запретительные для многих стран Европы. Последствия наблюдаются все последние месяцы — от сверхдорогого электричества (в некоторых странах цены перевалили за €400 за мегаватт) до сокращения или приостановки производств, включая такие жизненно важные, как производство удобрений.

Есть серьезные основания полагать, что газовый кризис в ЕС, да и на всем мировом рынке, продолжится и в следующем году. Цены могут оказаться высокими даже в случае ввода в эксплуатацию «Северного потока – 2», считает президент Института энергетики и финансов Марсель Салихов.

— Я думаю, что достаточно высокий уровень цен на европейском рынке сохранится в следующем году. Даже при довольно оптимистичном сценарии по погодным условиям к концу марта объемы газа в европейских ПХГ снизятся до минимальных значений. Это означает, что потребуется достаточно высокий уровень цен, для того чтобы обеспечить восстановление запасов, — отмечает Салихов. — Добыча газа в России в настоящее время близка к потенциальному уровню, в течение следующего года уровень потенциальной добычи не изменится. Ввод нового крупного месторождения — Харасавэйского на Ямале — запланирован на 2023 год. Запуск СП-2 позволит снизить напряженность на европейском рынке, но не изменит принципиальным образом рыночную ситуацию. Основные ограничения связаны с дефицитом предложения и мощностей в добыче, а не в транспортировке газа.

— По нашим оценкам, в 2022 году газовый рынок будет рынком продавца, — отмечает директор по исследованиям VYGON Consulting Мария Белова. Рост предложения сжиженного природного газа в следующем году будет таким же умеренным, как и в 2021 году, суммарные новые мощности заводов СПГ составят 17 млн т (23 млрд кубометров). Ожидается запуск только двух достаточно крупных проектов: американских Calcasieu Pass и 6-й линии Sabine Pass. Также должны заработать три среднетоннажных завода, среди которых российский КС «Портовая», плавучий завод Coral South в Мозамбике и индонезийский Tangguh (3-я очередь). Вместе с ожидаемым запуском «Северного потока – 2» при возможности прокачки только половины объемов рост предложения (до +50 млрд куб. м) едва ли сможет покрыть 80% прироста потребления газа в Европе. Снижение спотовых цен на газ в Европе и в АТР до уровня ниже $1000 за тысячу кубометров наступит не ранее второй половины 2022 года. Также к этому моменту можно ожидать запуска «Северного потока – 2». В этом случае спотовые котировки могут опустится до $600–800 за тысячу кубометров.

Возобновляемые источники: недостаточно зелени

Для альтернативной энергетики 2020 год оказался отличным — это была единственная отрасль, которая прибавила в мощностях и объемах производства. 2021 получился еще лучше: общий объем установленных мощностей по последнему, декабрьскому, прогнозу Международного энергетического агентства, должен составить 290 гигаватт — на 3% больше, чем годом ранее.

Но одновременно выяснились и отрицательные последствия этого стремительного «зеленого забега». Мало того, что ставка исключительно на возобновляемую энергетику может навредить другим секторам экономики (как это случилось с европейской ветроэнергетикой в текущем году, когда из-за штиля она не смогла обеспечить нужные объемы выработки), так еще и агрессивное инвестирование в новые мощности требует всё большего использования материалов и топлива, в том числе и ископаемого.

Таким образом, действительно серьезный прогресс в ВИЭ стал одной из причин повышения цен по многим группам материалов. Цены на медь сейчас примерно на треть выше, чем в 2019 году, на алюминий — в полтора раза и уже совсем недалеко от исторических максимумов второй половины 2000-х. На рекордных отметках находятся и цены на литий, необходимый для производства батарей. Всё это может составить существенные затруднения для роста индустрии ВИЭ в будущем (а по оценкам МЭА, темпы должны как минимум удвоиться по сравнению с динамикой 2020–2021 годов, чтобы реализовать планы нулевых выбросов CO2 к середине века).

Как рассказал Марсель Салихов, при текущих ценах на сырье, транспорт и прочие производственные издержки инвестиционная себестоимость ветряной и солнечной генерации выросла как минимум на 25%, а в отдельных случаях увеличение себестоимости может быть еще выше.

— Однако рост цен на традиционные энергоносители увеличивает конкурентоспособность ВИЭ из-за роста цен на электричество. Пока рост издержек не оказал сильного влияния на планы по вводу мощностей ВИЭ в следующем году. Основные страны не стали менять свою политику по поддержку ВИЭ или отменять аукционы на мощности для ВИЭ из-за роста себестоимости. Для них более важным фактором является стоимость финансирования. Но в более длительной перспективе, если цены на сырье будут оставаться высокими, как и инфляция, а процентные ставки в основных валютах станут расти, это серьезным образом замедлит динамику для ветряной и солнечной энергетики.

В свою очередь, аналитик «Финама» Александр Ковалев не склонен придавать подорожанию металлов и прочих материалов слишком большого значения — спрос на возобновляемую генерацию достаточно велик, чтобы их игнорировать.

— Цены на цветные металлы и инфляция в целом пока являются незначительными сдерживающими факторами, поскольку они цикличны по своей природе, да и ценовая конкурентоспособность традиционной энергетики за текущий год заметно упала. Главным же драйвером ВИЭ была и остается поддержка на институциональном уровне. ООН, МЭА, правительства ряда стран и другие организации не устают напоминать, что мировая экономика выбивается из графика Парижского соглашения, что говорит о высокой вероятности новых рекордов по вводам ВИЭ в ближайшие годы и даже десятилетия, — считает эксперт.

Дополнительная информация

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Рынки"

Материалов нет

Наверх