Возобновляемые цели китайской энергетики

Китай делает очередной шаг по пути энергетического перехода. Правительство страны обязало региональные сетевые компании к 2030 г. закупать 40% объемов электроэнергии, производство которой не связано с ископаемым топливом. Президент КНР Си Цзиньпин в прошлом году пообещал сделать Китай нейтральным с точки зрения выбросов углекислого газа к 2060 г., а также заявил о планах увеличения доли «чистых энергоносителей» в потреблении первичной энергии примерно до 25% к 2030 г. (ранее обязательства, взятые страной, предполагали рост до 20%).

По информации Reuters, Китай заставит региональные сетевые компании покупать к 2030 г. не менее 40% электроэнергии из источников, не связанных с использованием ископаемого топлива, для достижения климатических целей страны. Сейчас этот показатель (по итогам 2020 г.) составляет 28,2%, согласно данным Национального энергетического управления КНР. Согласно планам этой структуры, Китай ужесточит цели в отношении сокращения потребления ископаемого топлива, ориентируясь на меры климатического регулирования, озвученные главой государства в прошлом году. К 2030 г. в Китае прогнозируется рост потребления электроэнергии до 11 трлн киловатт-часов, а также первичной энергии — до 6 млрд т у. т.

Можно отметить дальнейшую конкретизацию целей китайской энергетической стратегии в отношении возобновляемых источников энергии. КНР ставит задачи форсированного роста, прежде всего, солнечной и ветровой электроэнергетики. Тогда как в последние годы в стране наблюдался строительный бум в отношении крупномасштабных гидроэнергетических проектов. Однако больше это не соответствует заявленным в Китае целям. В конце 2020 г. президент Си Цзиньпин заявил о планах роста установленной мощности ветровой и солнечной энергии в Китае до более чем 1200 ГВт к 2030 г. К концу текущего десятилетия объем закупаемой сетями электроэнергии, производимой на основе возобновляемых источников, не связанных с гидроэнергетикой, достигнет минимального уровня в 25,9%. Тогда как по итогам прошлого года доля солнечной и ветровой энергии в этом сегменте составляла 10,8%. Коммунальные предприятия Китая, в том числе крупнейшие China Huadian, China Huaneng Group и State Power Investment, пообещали улучшить структуру портфелей за счет экологически чистых источников энергии.

Что касается регулирования деятельности региональных сетевых компаний, китайское законодательство обязывает местных игроков в этом сегменте «полностью выкупать» энергию, вырабатываемую из возобновляемых источников. Однако, по информации Reuters, сети обвиняли в приоритетных закупках электроэнергии, вырабатываемой на угольных электростанциях, что препятствует внедрению ВИЭ в Китае. Несмотря на принимаемые в стране жесткие меры климатического регулирования, в КНР продолжается строительство энергетических мощностей, работающих на угле. В 2020 г. Китай ввел в эксплуатацию 38,4 ГВт новых угольных электростанций, что в три раза превышает годовой ввод мощностей в этом сегменте во всем остальном мире. Стоит отметить, что это современные угольные станции, соответствующие высочайшим технологическим стандартам. Многие из них вводятся на замену устаревшим мощностям, эксплуатация которых является одним из главных источников загрязнения окружающей среды. Такое обновление имеет существенный эффект на экологическую ситуацию в КНР. Однако «зеленая стратегия» Китая продолжает развиваться: сейчас не только уголь, но и нефть, и природный газ, а также крупная гидроэнергетика больше не являются приоритетами для китайского правительства.       

Мария Кутузова

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "ВИЭ"