Как легенда нефтяной отрасли Югры добывал на войне воду

Ранее мы уже рассказывали о том, что АО «Самотлорнефтегаз», дочернее общество ПАО «НК «Роснефть», ведет рубрику «Память сердца», посвященную 75-летию Великой Победы и 55-летию открытия Самотлорского месторождения. Сегодня ее герой – Юрий Георгиевич Эрвье, начальник главного Тюменского производственного геологического управления, заместитель министра геологии СССР, выдающийся организатор геологоразведочных работ, которые привели к открытию более чем 250 крупнейших нефтяных и газовых месторождений в Западной Сибири, в том числе Самотлорского.

Осажденный город был лишен самого необходимого: враг захватил близлежащий поселок Беляевка, где находилась напорная станция, и отключил подачу пресной воды в город. На нее с 10 сентября здесь, в единственном населенном пункте Советского Союза, была введена карточная система.

 А для буровиков началась настоящая схватка за источник жизни – воду. Вместе с подчиненными Юрию Эрвье удалось пробурить и восстановить 58 колодцев и обеспечить жителей и солдат водой. При этом в их распоряжении было всего три передвижных буровых станка и простейшие ручные инструменты.

Одесса отбивалась до середины октября. Группировка советских войск переправилась в Севастополь: из 86 членов отряда Эрвье на танкер попали лишь 31. Дальше – Новороссийск. Карта боевого пути Юрия Эрвье, хранившаяся на портале «Память народа», свидетельствует об участии в Армавирско-Майкопской, Новороссийской оборонительной, наступательной на Нальчикско-Ставропольском направлении, Краснодарско-Новороссийской наступательной, Новороссийско-Таманской наступательной, Керченской десантной операциях в составе Южного, Северо-Кавказского, 4-го Украинского фронтов.

Юрий Георгиевич гордился своими боевыми наградами – орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Одессы», «За оборону Кавказа», «За победу над Германией».

В его жизни будет еще немало наград, но за другую «войну» – долгожданные первые фонтаны нефти там, где, как говорили некоторые скептики, это невозможно. С детства Эрвье влекла неизведанная наука – геология. Поэтому в 20 лет он решил поступать в Горный университет Ленинграда.

– Но, увы, я опоздал: приемные экзамены закончились. Правда, мне все же повезло… В Ленинграде я встретил хорошего человека из южного приазовского городка Мелитополя. Он работал в геологической партии. Поехал я в эту партию подсобным рабочим. С тех пор и началась моя кочевая жизнь геолога.

Семь послевоенных лет Юрий Георгиевич – главный инженер, начальник нефтеразведки в Молдавии. Только в 1952-м получает новое назначение, на этот раз в Челябинск. В 1955-м едет в Тюмень – первый сибирский город в его жизни. Здесь Юрий Георгиевич начинает работать главным инженером треста «Тюменнефтегеология». География поиска нефти и газа огромна: от Казахстана до Ямала. До открытия нефтяного гиганта с диковинным названием, не известным даже опытному разведчику недр, Самотлора – целое десятилетие. В нем же – многократные разочарования и долгожданные первые фонтаны нефти.

«На скважине Р-1 Самотлора в интервале 2 123–2 130 метров получен нефтяной фонтан. Визуальный дебит более 300 кубометров в сутки».
Опытный геолог знал: они с соратниками вершат историю.
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Общество"