Нефтяникам необходим закон о регламентации контроля качества сырья

Парадокс, но в стране до сих пор не решена существующая еще со времен СССР проблема, связанная с тем, что трубопроводная компания несет ответственность за качество поставляемой потребителям нефти, но не имеет полномочий обеспечить это качество на входе в систему магистральных нефтепроводов.

Одна из причин инцидента на нефтепроводе "Дружба" - неопределенность правовой природы нефти в магистральных трубопроводах. Меры по технологическому и нормативному контролю качества нефти законодательством не урегулированы. Регламенты по качеству содержатся в документации "Транснефти", но на уровне закона страны не прописаны. Законопроект, разрабатываемый по поручению президента РФ с 2015 года, должен был стать инструментом решения всех вопросов, но так и не был принят.

"РГ" попросила прокомментировать ситуацию директора института развития технологий ТЭК Сергея Воробьева.

Сергей Юрьевич, является ли инцидент с загрязненной хлорорганическими соединениями нефтью следствием отсутствия закона?

Сергей Воробьев: Инцидент имеет под собой комплекс причин. Большинство приведших к нему обстоятельств, безусловно, устранил бы закон о магистральном трубопроводном транспорте. Основное - требования по качеству нефти в трубе, включая весь комплекс вопросов - от организации пунктов приема и до периодичности проверок. При этом часть причин в существующем законопроекте не была сформулирована. Но эти моменты могли бы быть включены в закон позднее, в ходе работы над ним в Государственной Думе, депутаты которой не связаны так жестко с узковедомственными интересами, как работавшие над документом чиновники и сотрудники крупных нефтяных компаний. Главное, был бы документ, в котором находили отражение возникающие проблемы. Сейчас же эти проблемы можно решить только через приказы минэнерго. Но абсурдно через министерские приказы решать все текущие проблемы отрасли, даже если они чрезвычайно важны для безопасности трубопроводной системы.

Какие аспекты работы "Транснефти" могут быть законодательно решены с помощью этого закона?

Сергей Воробьев: Прежде всего вопрос об ответственности и полномочиях всех участников процесса. Например, одной из основных причин инцидента называют установленный минэнерго срок измерения содержания хлорорганики в нефти - раз в 10 дней. Но, согласитесь, не дело ведомства заниматься сроками измерений. Если "Транснефть" отвечает за качество нефти в своих трубах, то ей и надо поручить назначать такой срок: в каких-то компаниях и раз в месяц хватит, а в каких-то и ежедневных измерений будет недостаточно.

Точно так же следует законодательно уполномочить "Транснефть" на выпуск регламентирующих документов о порядке измерений и приемки нефти на приемо-сдаточных пунктах (ПСП). На сегодня методики измерений, разработанные по инициативе "Транснефти" даже официально уполномоченными отраслевыми организациями, не являются обязательными для нефтяных компаний.

Разумеется, за минэнерго и другими ведомствами надо оставить право вмешиваться во взаимоотношения "Транснефти" с контрагентами в спорных случаях. В законе надо решить такой давно назревший вопрос, как управление ПСП. Частный независимый ПСП под Самарой, где в трубу была закачана хлорорганика, - нонсенс. Да и собственность нефтяных компаний на ПСП - тоже нонсенс. И самое главное, надо решить принципиальный вопрос с ответственностью за качество нефти. Сейчас от "Транснефти" требуют, чтобы компания принимала в трубу нефть с содержанием серы до 3,3 процента, а покупателям отпускала нефть с серой 1,8 процента. В мире нет прецедентов, чтобы от транспортной компании требовали улучшить товар в процессе перевозки. Если же "Транснефть" не транспортная компания, то тогда ей должны быть даны полномочия классического трейдера - с правом закупать или не закупать сырье и по какой цене. При существующей системе юристы даже не могут ответить на вопрос: каков статус нефти в магистральных трубопроводах? Чья она?

Каковы, на ваш взгляд, перспективы принятия закона после случившегося?

Сергей Воробьев: Думаю, во многом это будет зависеть от официальных результатов следствия. Неофициально нефтяникам прекрасно все известно: кто, что, как и почему. А вот что скажут официальные власти? Как они оценивают ситуацию и перспективы? Причем не только технические вопросы функционирования трубопроводов с нефтью, но и перспективы ее поставок на внешний рынок.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Технологии"