Нефтяники получат стимулы для разработки трудных и малых месторождений

Минэнерго и Минфин обсуждают возможность предоставления дополнительных стимулов для разработки трудноизвлекаемых запасов (ТрИЗ) и малых нефтяных месторождений. Об этом заявил заместитель министра энергетики Павел Сорокин в ходе круглого стола в комитете Совета Федерации по экономической политике.

"Сейчас идет проработка дополнительных стимулирующих мер для отдельных категорий запасов, которые должны привести к расширению вовлеченных в разработку ресурсов, но при этом без выпадающих доходов бюджета", - сказал Павел Сорокин.

На фоне сокращения производства по условиям сделки ОПЕК+ такая инициатива может выглядеть страной, но действие ОПЕК+ по существующим договоренностям закончится в 2022 году. Вечно сокращать добычу участники сделки не смогут, иначе они просто уступят рынки сбыта производителям из других стран. Кроме того, для нашей страны сейчас важно даже не нарастить производство, а суметь удержать его после восстановления потребления на уровне показателей 2018-2019 года.

"Ситуация с падением спроса на нефть, связанная с мировой пандемией COVID-19, уникальна и с ростом вакцинирования рынок постепенно вернется к докризисному состоянию, - говорит директор по консалтингу в сфере госрегулирования ТЭК VYGON Consulting Дарья Козлова. - При этом старая проблема ухудшения сырьевой базы России никуда не уйдет. По итогам инвентаризации только 36% запасов нефти в стране оказалось рентабельными для добычи в текущих ценовых условиях. В результате, производство нефти может снизиться более чем на 30% до 354 млн тонн к 2035 году (в 2019 году было добыто 560 млн тонн). Уровень налоговой нагрузки на российскую нефтянку крайне высокий - изымается порядка 60% из цены каждого барреля. Поэтому, налоговая система является одним из ключевых инструментов регулирования объемов добычи в стране. Профильные ведомства и компании должны прийти к единому консенсусу по стратегии развития отрасли, которая обеспечивает более 30% бюджетных поступлений и 1,3-1,5 трлн рублей инвестиций в год".

Также может вызвать недоумение тот факт, что о новых механизмах стимулирования нефтедобычи заговорили почти сразу после принятия налоговых изменений в отрасли, серьезно ужесточивших для нее фискальный режим. Но в этом случае речь идет о месторождениях, которые сейчас совсем не осваиваются или находятся в стадии разведки, экспериментальной добычи и испытаний технологий. То есть где разработка запасов нерентабельна, и пока бюджет по ним не получает никаких доходов. Это могут быть большие участки, например, относящиеся к т.н. баженовской свите, с достаточно высокими потенциальными запасами углеводородов, или мелкие месторождения с запасами - до 10 млн тонн нефти. После введения их в разработку даже с учетом льгот бюджет станет получать с них дополнительный доход.

"Ключевой проблемой тут является вопрос доверия к предоставляемым отраслью данным по рентабельности месторождений", - говорит Дарья Козлова. По итогам инвентаризации начала формироваться база по экономике разработки всех крупных активов в стране. Необходимо ее дорабатывать, согласовать полученные результаты и закреплять единую методологию оценки эффективности налоговых стимулов, считает эксперт.

Важен и мультипликативный эффект предполагаемых мер. Освоение новых месторождений автоматически создаст рабочие места и даст дополнительный заказ нефтесервисным и промышленным предприятиям. Разработка ТрИЗ, неразрывно связанная с научными изысканиями и созданием новых технологий, создаст портфель заказов для соответствующих организаций. Кроме того, налоговые стимулы для освоения мелких месторождений, дадут толчок для развития в отрасли малого и среднего бизнеса - появления новых небольших независимых компаний, которых пока в России менее двухсот. Для сравнения, в США их несколько тысяч и работают они весьма успешно.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Upstream"