ЕАЭС и Китай готовятся отказаться от доллара

Расчеты между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Китаем с использованием доллара и евро приводят к потерям как для бизнеса, так и для бюджета этих стран. Чтобы избежать потерь, связанных с волатильностью валютных курсов, и не зависеть от международных санкций, ЕАЭС и Китай должны осуществлять расчеты или в национальных валютах, или в собственной наднациональной валюте. К такому выводу пришли участники форума «Сопряжение Евразийского экономического союза и китайской инициативы «Один пояс, один путь».

«Дело не в том, чтобы политически отделиться от США и ЕС, – заявил член Коллегии (министр) по интеграции и макроэкономике ЕЭК Сергей Глазьев. – Просто нынешнее состояние валютно-финансовых отношений на международном рынке не соответствует интересам многих стран». Сейчас, по его словам, на международном финансовом рынке наблюдаются признаки манипулирования котировками валют, которые негативно сказываются на экономиках стран ЕАЭС. Дополнительные проблемы создает неэквивалентный денежно-экономический обмен, который связан с разной ценой денег на разных рынках и касается потоков капиталов и ценообразования. «То обстоятельство, что мы торгуем по ценам, которые сами не определяем, приносит нашим компаниям немалые потери, – отметил Глазьев. – Также немалые потери возникают из-за офшоризации нашей экономики».

Наглядный пример возникающих дополнительных расходов привел глава Ассоциации электронных денег и денежных переводов Виктор Достов. «Сейчас, если я из России хочу перевести деньги в Казахстан, расчет происходит через доллар: сначала банк или платежная система переводит мои рубли в доллары, а потом из долларов переводит их в тенге. Происходит двойная конвертация с большими процентами. Плюс к этому следует учитывать валютные риски и размытость ответственности – когда перевод осуществляют две страны, неизвестно кто отвечает за сохранность денег», – отметил он.

Руководитель направления анализа денежно-кредитной политики Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Олег Солнцев указывает, что в сегодняшней ситуации проблема стабильности выходит на первый план, поскольку во всем мире идет процесс деглобализации и дезинтеграции. «Во многих странах растут государственные долги, обостряются геополитические проблемы. На этом фоне основная повестка дня для ЕАЭС и Китая – обеспечение макроэкономической стабильности, – подчеркнул экономист. – А это, в свою очередь, выводит на первый план вопрос создания технологической и юридической основы по обслуживанию товарных и финансовых потоков, минуя юрисдикции других стран».

По словам Глазьева, несмотря на то что в России уже создана инфраструктура для международных рублевых расчетов, использовать ее бизнес пока не стремится. «Сегодня лишь половина расчетов в ЕАЭС происходит в национальных валютах, с Китаем доля расчетов в рублях и юанях еще меньше – 15%», – отметил он, объяснив, что основной причиной того, что бизнес предпочитает торговать в долларах и евро, является высокая волатильность рубля. «До сих пор власти следовали предположению о том, что для этого достаточно обеспечить свободную конвертируемость рубля и дальше рынок сам обеспечит придание ему статуса резервной валюты. Однако кризис показал, что это не так. Резкие и неожиданные девальвации рубля подрывают доверие к нему и делают невозможным его использование в качестве не только резервной валюты, но и как инструмента ценообразования, платежей и расчетов в средне- и долгосрочных проектах», – подчеркнул Глазьев.

Еще одна причина слабого интереса к использованию российской валюты в международных расчетах – отсутствие финансовой поддержки. Чтобы продавцы и покупатели захотели вести торговлю в рублях, им надо помочь: предоставить выгодные кредиты (по ставке 1–2% годовых) на ведение международной торговли и инвестиции. «Тогда покупателям и продавцам будет невыгодно конвертировать деньги и рассчитываться в другой валюте»,  – заявил Глазьев.

Старший научный сотрудник Института экономики РАН Виолетта Архипова отметила, что универсального рецепта валютной интеграции в мире не существует. «Китай продвигает юань постепенно, неуклонно и при необходимости агрессивно, делая упор на его стабильность, – говорит она. – А США при продвижении доллара действовали более настойчиво: ФРС создала рынки, ориентированные на доллар, и обеспечила на долгое время бесконкурентное валютное пространство для доллара во всем мире».

По мнению директора департамента макроэкономических исследований Китайского народного университета Лю Юй Шу, расчеты в цифровых национальных валютах – наиболее перспективный путь, позволяющий экономить на транзакциях и нивелировать различные риски. Однако пока эта тема обсуждается сама по себе без вовлеченности в конкретные экономические задачи. «Надо собраться вместе и понять, какие политические и экономические задачи мы будем решать с помощью перехода на расчеты в национальных цифровых валютах, собрать совместный комитет для оценки такого перехода и после наладить координацию между центральными банками стран – торговых партнеров по созданию цифровой валюты, в которой будут вестись расчеты», – подчеркнул Лю Юй Шу.

Глазьев отметил, что выступает за создание собственной евразийской валютно-финансовой системы, «которая была бы надежна, эффективна и прозрачна». Но для этого прежде всего следует стабилизировать курсы национальных валют стран ЕАЭС, устранив их волатильность. «Мне кажется, назрел вопрос подписания соглашения между нашими государствами ЕАЭС по обеспечению стабилизации курсов валют и созданию «валютной змеи», аналогичной той, которая работала в странах ЕС до введения евро. И на базе Межгосударственного банка СНГ можно было бы создать некий механизм взаимной стабилизации курсов валют», – предложил он.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Мир"