Сколько Glencorе и катарский фонд QIA заработали на «Роснефти»

Помимо доходов от продажи акций они уже получили 174 млн евро дивидендов и могут получить еще

Окончательная структура акционеров «Роснефти» сформирована», – заявил в минувшую пятницу, 8 сентября, главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин телеканалу «Россия 24». Консорциум швейцарского трейдера Glencore и Катарского инвестфонда (QIA) – QHG Oil, только в начале года купившая 19,5% «Роснефти», намерена продать 14,16%-ный пакет китайской CEFC China Energy, сообщили продавцы.

CEFC заплатит $9,1 млрд (7,5 млрд евро), говорят два источника, близких к разным сторонам сделки. Пакет продается без долга, знает один из них. Сумма сделки предполагает премию 16–16,1% к текущим котировкам. Когда сделка должна закрыться, стороны не сообщают – это предмет «финальных переговоров и одобрения регуляторов». CEFC пишет, что компания уже получила одобрение Комиссии по национальному развитию и реформам Китая.

Зимой 2017 г. QIA и Glencore заплатили 692 млрд руб., или 10,2 млрд евро, за 19,5% «Роснефти». Если сделка с CEFC будет закрыта по объявленной цене, то прежние владельцы заработают на купле-продаже акций «Роснефти» 100 млн евро на двоих. По итогам 2016 г. QHG Oil также получила от «Роснефти» дивиденды на 174 млн евро (по курсу на последний день выплат), еще 116 млн консорциум может получить, если реестр акционеров для выплаты дивидендов за первое полугодие 2017 г. закроется раньше, чем сделка.

После сделки CEFC станет третьим крупнейшим акционером «Роснефти» после госкомпании «Роснефтегаз» (50% плюс 1 акция) и BP (19,75%). Под контролем QIA останется 4,7%, Glencore – 0,5%.

Чем обусловлена премия, стороны не говорят. Непонятно, почему CEFC согласилась ее платить, отмечает управляющий GL Asset Management Сергей Вахрамеев. Премия полагается за контроль.

В США, например, она составляет от 15 до 50% в зависимости от типа бизнеса. Но в данном случае нет не только контроля, но и возможности существенно влиять на управление компанией, даже если представитель от CEFC войдет в совет директоров. Еще более странно выглядит сделка с учетом того, что QHG Oil покупала свой пакет с 5%-ной скидкой к цене на момент покупки, подчеркивает Вахрамеев.

Без премии и без учета выплаченных дивидендов убыток QIA и Glencore составил бы около 900 млн евро, ведь «Роснефть» с декабря подешевела на четверть. Между тем консорциум покупал пакет в «Роснефти» практически полностью на заемные деньги. Glencore потратила лишь 300 млн евро, QIA – 2,5 млрд евро, а остальное привлекли в банках. Большую часть кредита дал итальянский Intesa Sanpaolo (5,2 млрд евро).

«В последнее время волатильность на финансовых рынках привела к серьезной девальвации доллара по отношению к евро (курс доллара к евро с начала года упал на 13,5%. – «Ведомости»), и расходы на обслуживание этого кредита стали достаточно серьезными, – объяснил сделку Сечин. – В этой связи консорциум QIA и Glencore решил найти дополнительного партнера, чтобы обеспечить прямое владение этими акциями без кредитной нагрузки».

То, что QHG Oil не последний владелец 19,5% «Роснефти», было понятно с самого начала, говорит аналитик «Атона» Александр Корнилов. Большое кредитное плечо, которое при текущих дивидендах было бы сложно погасить, изначально предполагало приход третьего инвестора со своими деньгами, сказал эксперт.
Кто такая CEFC и что получит

Еще в июне 2016 г. китайские CNPC и Sinopec «выражали заинтересованность» в приватизации доли «Роснефти». Переговоры с CNPC продлились до декабря 2016 г., но в итоге стороны не сошлись в условиях, ожидания китайской компании были слишком завышены, знает собеседник «Ведомостей», близкий к одной из сторон процесса. В переговоры о покупке доли «Роснефти» китайская CEFC China Energy вступила лишь весной этого года, отмечает он.

CEFC China Energy была основана в 2002 г, говорится на сайте компании. Изначально компания занималась торговлей нефтью, позже выросла в одну из крупнейших частных компаний Китая. Ее специализация – энергетика, инвестиции в нефтегазовые секторы разных стран, а также во фьючерсы, скупка долгов и предоставление услуг лизинга, факторинга, пишет Bloomberg. Годовая выручка CEFC – $40 млрд, заявляет компания.

«Роснефть» уже заключила с CEFC пятилетний контракт на поставку нефти, рассказал Сечин «России 24», а также соглашение, которое предполагает развитие партнерства по проектам в Восточной Сибири и нефтехимии. Кроме того, CEFC получила возможность войти в розничный бизнес «Роснефти», свидетельствует меморандум, который компании подписали в начале лета. Есть ли какие-либо дополнительные условия по взаимодействию между «Роснефтью» и CEFC, например контракт на покупку нефти, Сечин не сказал, а представители компаний комментировать не стали.

Как новые договоренности коррелируются с поставками в адрес CNPC, не уточняется, но, по словам Сечина, «Роснефть» будет поддерживать со своими прежними партнерами тесное взаимодействие. «Нельзя исключать, что текущая схема акционеров не последний вариант. Катарский фонд – точно портфельный инвестор, поэтому в теории может продать свои акции третьей стороне, Glencore же заинтересована в этой инвестиции и вряд ли будет сокращать свой пакет в ближайшее время», – говорит Корнилов.

Представители Glencore и «Роснефти» отказались от комментариев, связаться с представителем QIA не удалось.

В статье исправлена сумма покупки 19,5% акций «Роснефти» в рублях

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Мир"