Углеводороды требуют…здравого смысла

«Какой смысл обсуждать предвыборный шанс 77-летнего, да еще и коррумпированного — на киевский манер — демократа Джо Байдена?», — посмеивались полгода назад именитые СМИ, многие из которых имеют собственные рейтингово-исследовательские центры. Больше всего скепсиса бытовало среди радикально-рыночных изданий. «Вы что, не видите в США столь мощного триумфа администрации над безработицей, который путинскому Кремлю и не снился!», — шептали автору этих строк наши славные экономические детерминисты. И вот прошло несколько месяцев. Байден, уступавший даже однопартийцам-демократам, — опережает по рейтингу популярности действующего президента — превосходит его, судя по «поллу» Reuters/Ipsos, на целых 8 процентных пунктов. Многие банкиры, не веря в повторный ренессанс «ультракорпоративного чуда по Трампу», переходят в противоположный лагерь проводников тяжелого, но спасительного госрегулирования. Они уже примирились с тактикой демократов: больше правительственного вмешательства в хозяйственные процессы, больше налогов и «откупа» от бедняков, прежде всего этнических меньшинств. И, конечно, меньше дивидендов для корпораций, упомянутых в престижном списке S&R 500, — примерно на 20 долл ниже в пересчете на каждую акцию. Но для самой осторожной части заокеанской элиты, т.е. для тех же демократов, все это — шанс выжить на фоне пандемийно-расового хаоса. Сопротивление же Трампа, как «классического капиталиста», хотя и нарастает, но в стиле «арьергардных боев». Цифры рейтинга осажденного президента «рухнули со скалы, — отозвался Фил Орландо, главный стратег-маркетолог в Federated Hermes. — Рынок смотрит на это и говорит: если бы выборы шли сегодня, — Байден выиграл бы». Дабы избежать этого, республиканцы оперлись в ходе предвыборных баталий на один особый раздел. На ту площадку, где, как они объявили, нынешняя федеральная власть в США ничем не уступает по своей зубодробительной непримиримости даже закоренело-изощренным русофобам-демократам. Это — «холодная война» с ненавистной Москвой, причем ведется она, в основном, даже не на просторах России как таковой, а на Европейском континенте в целом. 

Цепная реакция отрезвления

Мучительное осознание — даже в консервативных кругах Европы — того, что Новый Свет не может оставаться интеллектуально-политическим лидером всего мира, на глазах набирает обороты. Как говаривал герой Ильфа и Петрова, «лед тронулся, господа присяжные заседатели!». 

Кинутая в 2016-м Трампом в кювет часть вашингтонской элиты, умевшая править сверхдержавой и манипулировать едва ли не половиной Земли, идет на крайние меры. Без угрызений совести демократы запустили «культурную революцию по-американски». Это и пугает клиентов США в Старом Свете… За опасностью сноса памятников основателю страны Джорджу Вашингтону нависла угроза переименовать столицу… Над Авраамом Линкольном пигмеи от политики припадочно витийствуют… Приседание федеральных и местных законодателей на колени, да еще неизвестно перед кем, становится чуть ли не обязательной утренней процедурой… Орудуя ножницами в киностудиях, вандалы режут шедевры кинематографа… При этом необразованность тех, кто аплодирует, — кошмарна. Никто не смеет пояснить беснующимся толпам: былая трансатлантическая перевозка — в трюмах — рабочей силы из Африки на хлопковые, табачные, рисовые, кукурузные и кофейные плантации Нового Света являлась жестоким, но неизбежным способом вовлечения Америки в мирохозяйственные связи. Коренное индейское население, натерпевшееся от завоевателей и колонистов, было сообществом охотников и рыболовов, но не земледельцев… Так или иначе, теперь, уже в XXI веке, для опрокидывания хода событий и обретения победы на осенних выборах в США любой, даже дичайшей ценой, — в США запущен маховик тотального умопомрачения. И этого не могут не замечать — со своей стороны — цивилизованные европейцы. «Нас, американцев, более не хотят видеть в Европе, — честно гласит ответный заголовок в Los Angeles Times. — Спасибо Трампу за это замешательство».

Что же касается конкретно-европейской оценки шизофрении улиц в США и ее проекции на Старый Свет, то восприятие грешит одним недостатком. Состоит он в том, что с этого берега Атлантики видны лишь политические, и никакие иные, формы реакции на «умопомрачение под небоскребами». Да, эта «верхушка айсберга» и впрямь налицо. «Мы выросли с четким знанием того, что Соединенные Штаты хотят быть мировой державой, — напомнила Ангела Меркель в интервью для The Guardian и других европейских газет. — Если Америка сейчас хочет перестать исполнять эту роль по собственной воле, то нам нужно было бы всерьез задуматься над этим». Призыв канцлера «задуматься», что бы ни говорили узкие аналитики, привычно считающие разве что число «штыков» в лагерях, противоборствующих от Калининграда до Севастополя, глубоко обусловлен. Он вызван не только желанием Трампа сократить войска Пентагона в ФРГ с 35 до 25 тысяч. Толчки из Берлина к переоценке трансатлантических отношений вызваны еще и кричащим в США невежеством, «втаптыванием» закона, поджогами и грабежами. В эпицентрах пока еще не полностью деградировавшей геополитики Евросоюза просто не могут — при виде всего этого — не ужасаться. Не могут не реагировать хотя бы в полускрытой форме наподобие трезвых слов г-жи Меркель на Шпрее.

Долой экстерриториальность!

Впрочем, чисто политическая проекция на ЕС — это еще не все. Дрожат и надежды на поддержание хозяйственного, топливного баланса. Буйством под лозунгом «Бей своих — чужие бояться будут!», да и бессилием власти, США подняли в Старом Свете волну не только поправок к политическим курсам. Меняются и практические подходы Европы к банальному вопросу: на что настраивать энергетику? Это видно и по углеводородному ТЭК, по ускорению процесса его диверсификации на стыке Востока и Запада. 

Влиятельные силы, от которых зависит обеспечение ЕС природным газом, ведут себя смелее. Дуэль в защиту свободы рынка, да и здравого смысла, нарастает. Исподволь, но неодолимо возрождены приглушенные еще недавно планы альянса с ТЭК России. Действительно: надо ли европейцам, особенно теперь, кого-то смертельно бояться на этой стезе? Опасаться, прежде всего, тех, кто и своей-то страной управлять (как, впрочем, и предотвратить спад сланцевой отрасли) не в силах! И вот это распрямление партнеров к востоку от Ла-Манша, их излечение от комплекса геополитической неполноценности раздражают Белый дом больше всего. Особенно недовольны там Берлином, готовящимся поднять на берег трубу ненавистного «гегемону» газопровода с востока. «Такая глубокая энергетическая связь, — запугивал немцев 2 июля госсекретарь Майк Помпео, — даст Путину возможность наносить ущерб ФРГ или угрожать таким образом». Ничего себе «верность духу Эльбы», в чем расписался г-н Трамп под текстом совместного — с президентом РФ — письма о том, что Германия была призвана в 1945-м стать для России и Америки той опорной точкой, которая предвещала мирное партнерство в сердце Европы.

«Мы считаем, что вид экстерриториальных санкций, которые планируют США, не соответствует нашим правовым представлениям и ожиданиям, — отметила фрау Меркель, отвечая на вопросы парламентариев в Бундестаге. — Нужно признать, что строительство затруднено; и мы все равно считаем, что верно будет довершить названный проект. В этом ключе мы и действуем». По оценке канцлера, «Северный поток-2» стал «экономическим проектом, имеющим и политическое слагаемое». «Поэтому Германия и приложила очень много усилий, чтобы заключить с Украиной транзитный договор на ближайшие годы, не лишая ее транзита газа из РФ и транзитных пошлин». Если же добавить, что европейские компании уже вложили в материально-техническое снабжение и прокладку балтийской энерготрассы, т.е. в будущее именно инвестиционной, а не подрывной антиамериканской программы, 8 млрд евро, а выгоды от ее эксплуатации окажутся в десятки раз ощутимее, то обоснованность этой полемики — еще яснее. Понятнее становится и накал усилившейся борьбы против навязываемого из-за Атлантики абсурда.

Отпор со стороны Берлина, да и ядра ЕС в целом, ширится и еще по одной причине. Это — воистину пугающая нелогичность геополитики США — всего того, что честным наблюдателям видится, извините уж за резкость, на грани патологии. Быть может, президент Эмманюэль Макрон и завышает размеры этой беды, говоря о «смерти мозга», но вообще-то признак паранойи налицо. Сами судите: постсоветская Россия, доказывая, что мы ничем не угрожаем немцам, вывела свои войска из Германии, чего и не думали делать Штаты. Но Трамп по сей день называет наш уход на восток «усилением угрозы для Германии»! Дело, однако, в том, что мы ушли не только с берегов Шпрее, но и с польской Вислы. Но и это — не все. Если брать ту же тему еще восточнее, то мы покинули и Литву, Латвию и Эстонию. Итак, никаких нависших над рубежами Германии плацдармов не осталось в помине. Остался же — зажатый между Литвой и Польшей — один только Калининградский анклав, да и то не граничащий с ФРГ. Но ведь сам же Вашингтон, согласовывая послевоенное мироустройство и карту Европы через едва рожденную ООН, никогда(!) не считал и не называл эту область (в отличие от Балтии) независимым от России государством. Так чего же, собственно, надо Соединенным Штатам?

«Санкции от Адама» с размахом библейского бедствия

Вопреки бесспорной логике вопроса, Белый дом теперь заявляет, что желание Берлина справедливо оплачивать поставки природного газа из РФ якобы… возмутительно! И что оно, дескать, противоречит стремлению США защищать Германию от русских, расходуя на это непомерные суммы. 

Желая — в отместку за покладистость немцев в делах с Востоком — вывести из ФРГ ¼ своего воинского контингента в стонущую по защите от Москвы Польшу, Соединенные Штаты будут там, на Буге, оборонять свободный мир и Североатлантический альянс. В общем, как понадеялись в Берлине, тут и дело с концом: часть пентагоновских «джи-ай» в камуфляжной форме с ними простится, а взамен проекту «Северный поток-2» дадут, наконец, спокойно самореализоваться. Но… ничего подобного! Ослабляя свое присутствие в ФРГ, американцы все равно хотят подорвать газовую артерию на Янтарном море. В общем, подавай дяде Сэму и то, и другое! В державной неуемности аппетитов как раз и состоит «криминал»! По данным Lenta.Ru, Берлин «подготовит ответные меры на случай, если США введут новые санкции» против раздражающего Трампа газопровода. Об этом, как отмечено в статье, «сообщает Bloomberg со ссылкой на правительственные источники в ФРГ».

26 июня член капитолийской палаты представителей от правящей в США партии Адам Кинзингер сообщил, что депутаты с обоих флангов — демократы и республиканцы — внесли законопроект со зловещей для Европы (как бы мы сказали — Авт.) сверхзадачей. Цель: столь чудовищное усиление санкций по «Северному потоку-2», что предыдущий (весьма суровый) билль «сенатора-репрессивника» Теда Круза на эту же тему (уже вошедшую в антироссийский фольклор) покажется аморфным и мягкотелым. Переводя новые запреты, в т.ч. рестрикции даже за страхование трубоукладочных, специализированных судов и их портовое обслуживание, как и за экологическую сертификацию работ, на разговорный язык бытовой повседневности, — сделаем удручающий вывод. Отныне вам не повезет даже в том случае, если вы приходитесь любому участнику балтийской инвестиционной программы троюродной племянницей! Блокированными, по подсчетам швейцарского офиса Nord Stream 2 AG, окажутся около 700 млн евро инвестиций в завершающий этап.

Затронуто свыше 120 компаний из 12 европейских стран. Кроме того, под удар поставлено около 12 млрд евро капиталовложений в модернизацию энергетической инфраструктуры ЕС. Ожидаемый итог, при окончательной проводке санкций по лабиринтам Вашингтона, можно назвать прискорбным, тем более что санкции стали — под куполом Капитолия — частью… военного бюджета США! Как полагает Nord Stream 2 AG, навязывание американского СПГ, причем в повышенных — по сравнению с изначальными ожиданиями — объемах, приведет к ограблению ЕС. «Фактически, — отмечено в откликах, — без нового газопровода европейские промышленные и индивидуальные потребители будут вынуждены ежегодно платить на миллиарды больше за этот ключевой топливный ресурс». И не надо удивляться тому, что в самом центре Старого Света, при виде балтийских санкционных ужасов, выявляется все больше государств, желающих приобщиться если не к северо-западному, то хотя бы к южно-черноморскому направлению нашего энергоэкспорта. 

Балканскому продлению — быть! 

Так, будапештский оператор ГТС (FGSZ) заявил о принятии решения о строительстве — до октября 2021 года — соединительного газопровода из Сербии, по которому в Венгрию пойдет сырье из «Турецкого потока». Итог: вожделенного Вашингтоном торможения со стороны проатлантических сил в стране мадьяров, теперь уже, вероятно, допущено на Дунае не будет. 

Речь идет о разделе 10-летнего плана развития, включающего прокладку, в партнерстве с Белградом, интерконнектора мощностью 6 млрд кубометров в год. Характерно, что свое суверенное решение венгры приняли накануне отъезда премьер-министра страны Виктора Орбана в Польшу — на очередную встречу Вышеградской группы. А ведь такие мероприятия, как правило, не проходят без сотрясания и воздуха в целом, и любого газа при упоминаниях о «российском агрессоре». 

Что же касается обязавшейся подать через свою территорию «голубое топливо» в Будапешн Сербии, то посол этой страны в РФ Мирослав Лазански — в беседе с РИА Новости — заявил: он ждет получения первой партии газа из РФ путем балканского продления «Турецкого потока» до конца года. Итак, углеводородное сырье Сибири быстро идет в самое сердце Европы, и ничего с этим не сделаешь ни в Белом доме, ни в госдепартаменте США. Своеволие венгров и других европейцев было там давно уже не по нраву. Но сегодня самостоятельность их энергостратегий свободно выходит на авансцену. Но спросим себя: только ли хаос «культурной революции» США ставит перед Европой вопрос: «Кому мы вообще-то доверяем будущее энергобаланса на нашем континенте?». Нет, не только. Вслед за бунтами анархистов от Нью-Йорка до Сиэтла, по сравнению с которыми даже мятежи из «Полицейской академии» кажутся режиссерским наивом, — на домашнем экране возникают и не менее красноречивые имиджи из печальной хроники заокеанского ТЭК.

О мрачных перспективах сланцевой отрасли в США убедительно пишет Bloomberg. Американская добыча обречена стать на 16% (возможно, и на целую треть — Авт.) ниже предельного значения, достигнутого в начале 2020-го. Дойти до прежней планки, когда производство нефти составляло 13 млн баррелей в день, если и удастся, то не ранее 2023 года. Банки с Уолл-Стрита ничего не финансируют. Разведанные запасы сырья исчерпаны. Работающих буровых — на 72% меньше, чем в марте. У ряда компаний потери — от 30 до 50%. Газ хотя и слегка дорожал недавно на этом фоне в самих Соединенных Штатах, но зато дешевел в ЕС; и как желает все тот же Белый дом вторгаться на еврорынок не с эпизодическими, а с масштабными поставками, — одному Богу известно. Страна топливного трампизма, секторально-мыльных пузырей и апломба в сфере ТЭК — такими перед европейскими энергопотребителями предстают нынче Соединенные Штаты. В этих условиях не то что большие и подлинно значимые для мировой экономики страны вроде ФРГ, но и — очень скоро — даже карликовые государства тоже возвысят свои голоса. Возвысят их, вне всяких сомнений, на подлинно верной — выстраданной стороне полемической баррикады. Кошмары из-за Атлантики доведут кого хочешь. 

Месторождения, «застрявшие на мели»

Проведенный в компании ВР пересмотр глобального ценового прогноза и замена прежней, чисто ориентировочной 70-долларовой котировки — в среднесрочном плане — на 55-долларовую не остались, конечно, бесследными. Они привели к фактическому обесценению и списанию части корпоративных активов на 17,5 млрд долл. Об этом «Нефтянка» уже писала.

Что ж, теперь настало время откровенно сказать о конкретно-убыточных нефтегазоносных ареалах британской транснациональной корпорации. О тех проектных площадях, которые уже выпали в эти дни из планов продолжения плотной работы ВР. Во главе списка — теряющие для нее ценность Нефтяные пески Канады, сверхглубоководные скважины на шельфе Анголы… В любом случае, пишет Reuters, эти приоритеты в очереди на закрытие подлинны. Они подтверждены и норвежским консалтингом Rystad Energy. Он напоминает: преемница Англо-Персидской компании владеет долями в 3 месторождениях Страны кленового листа. Они арендованы через проектную структуру Sunrise Oil Sands. Наряду с британским инвестором, участниками апстрим-программ в Канаде стали Husky Energy и Value Creation (в альянсе под названием Terre de Grace) и Canadian National Resources (в СП Pike Oil Sands). Как отмечалось в отчете ВР за 2019-й, совокупная финансовая ценность тамошней ресурсной базы, принадлежащей британцам, равна 2,5 млрд долл. Вообще-то возможно, что данная цифра должна быть выше. Но, увы, из всех активов под эгидой ВР этот регион разведки и добычи сочтен наименее экологичным. Выделение «черного золота» из песков требует настолько энергоемкого процесса, что он вызывает сверхплотное загрязнение атмосферы выбросами СО2. Отсюда и необходимость пересмотра ожидаемой там прибыльности. Что, кстати, тоже «делает ценовой прогноз ВР более реалистичным», — сказал вице-президент Rystad Energy по вопросам апстрима Парул Чопра. Впрочем, эти переоценки неудивительны. Подверженность сильной критике со всех сторон из-за «парникового эффекта» велика, а добычного «навара» у ВР очень мало.

Чтобы «плюсы» и «минусы» издержек апстрима в Канаде уравнялись, составляя не более 45 долл расходов на извлечение барреля (во столько уже сейчас обходится добыча на песках), — надо получить высокую продажную цену. А она в прогнозе ВР, наоборот, уже снижена. Столь же негативный для ВР дисбаланс между дороговизной апстрима в отдаленных регионах Земли и завтрашней планкой сложился и по другим адресам. Тяжкий 45-долларовый пресс себестоимости (не дай-то Бог!) довлеет над проектами ВР не только в Стране кленового листа, но и в Мексиканском заливе, Анголе, Бразилии… Итак, возникает проблема неокупаемости, для которой аналитики уже нашли красноречивую формулу: «месторождения, оказавшиеся на мели» (stranded assets). Это — такие кладовые, разработку которых приходится отложить «на потом» не только по производственным, но и по экологическим причинам… 

Списать или хотя бы отложить активы пора даже оптимистам

…Ибо даже если пойти, рискуя потерями, на освоение таких кладовых, — то компании окажутся под огнем «зеленых». Ведь из-за столь рискованных проектов сорвется выполнение Парижского соглашения 2015-го по климату. Оно обязало снизить нетто-объем выбросов СО2 до нуля к концу XXI века. 

Бывший глава ВР Боб Дадли отвергал с порога предположение, будто у компании есть такие безнадежные stranded assets. Но этот же факт целиком признан новым топ-менеджером Бернардом Луни. Да и что не дает, пусть с грустью, принять столь минусовую для ВР классификацию ресурсов, если Международное энергетическое агентство тоже призывает: высокоотходной добычей нефти вообще не надо заниматься! Прослывешь не только врагом природы, но и плохим менеджером. Даже в отдаленном 2040 году баррель будет стоить, по прогнозу МЭА, всего 59 долл. Но и если довериться бодрым отраслевым оптимистам типа неунывающей испанской Repsol, убежденной в возврате к приличной цене (87 долл) к 2035 году, — то все равно ликовать не стоит. Немалую часть имеющихся в портфеле компании сырьевых активов надо-де перевести в раздел «слабых и рискованных». Какую именно часть? Repsol считает: у нее «на мели» скопились месторождения на 5,7 млрд евро!

Можно предположить, что теоретически извлекаемой, но пока пассивной — до лучших времен — стала доля запасов в проектах англо-голландской Shell, ждущей к 2025-му цены на уровне 65 долл… Или вот норвежская Equinor, надеющаяся на 80-долларовую планку к 2030-му. Но если, наоборот, рынок застынет на 50 долларах, то придется перевести в разряд застрявших многие участки. А в целом стоимость той же скандинавской группы рухнет на 17%… Перелетев далее в Средиземноморье, мы увидим: пока глава итальянской Eni Клаудио Дескальци храбрится, говоря, что и при 50-долларовой котировке не надо «списывать на мель» ни одного актива. Но не блеф ли это, если слабые цены заставят прижать ряд апстрим-планов римско-миланского «мейджора»? Правда, сама Eni уповает (быть может, в мольбах) все же на 70-долларовую, а не фатально-низкую, планку в новом десятилетии. Но верит ли она в это?.. В целом отраслевые часы в Италии грустно тикают в пользу скромных ценовых прогнозов. Их выдают в кабинетах упомянутой Eni и иных компаний если не все, то, во всяком случае, реалистично мыслящие эксперты… Но еще лучше, как говорят, доверять прогнозам уже упомянутой Equinor, как считает Эндрю Грант, аналитик «мозгового треста» Carbon Tracker. Он полагает так: вместе взятым нефтяным «мейджорам», если они пойдут на реализацию Парижского документа, лучше бы уйти в ресурсный пассив, добровольно снижая добычу на 35%. Что это означает? Не иначе как признать, что минимум треть блоков в мировом реестре транснационалов фактически уже села на мель. Села хотя бы с точки зрения международного природоохранного законодательства.

Географию не переделаешь! 

«Сторожите или блокируйте Ормузский пролив сколько душе угодно. Мы и без него найдем пути для нефтеэкспорта!», — таковы отклики тегеранских СМИ на прозвучавшее 25 июня заявление президента Исламской Республики Хассана Рухани. Резонанс на глазах ширится, и это неудивительно. Иран — весьма обширная региональная держава, и торговых маршрутов по всем азимутам у нее и впрямь хватает, о чем не грех вспомнить и оппонентам. 

Сдавленное вашингтонским эмбарго государство, если только пожелает , — отправит свою очередную поставку по Каспию на север — в Россию. Захочет — на северо-запад, то есть на Кавказ. Захочет — по суше в соседнюю Турцию. А захочет — через Оманский залив Аравийского моря, о чем и сказал Рухани. Ормузский же пролив, эта узкая горловина между Персидским заливом и Индийским океаном, — для потомков Персидского царства не императив. Но этого, увы, долго не дано было понять стратегам в Белом доме, которые по сей день считают, что, например, Финляндия — часть России(!). Поэтому, т.е. во многом из-за невежества, сплетенного с глобально-имперским нажимом, Вашингтон определил еще в 2018-м, то есть в момент своего одностороннего выхода из ядерной сделки 2015-го, свой ближневосточный Рубикон. С какого момента США сочтут Иран уже не просто религиозным раздражителем и геополитическим антиподом, а настоящим военным противником? Таковым, как было сказано, Белый дом объявят шиитский форпост на Среднем Востоке в том случае, если он перекроет судоходство по Ормузскому проливу. Вот, пишет Reuters, тот ожидавшийся кабинетом Трампа будущий «шаг, который перечеркнул бы красную линию» и оправдал бы силовой ответ из Америки.

 Однако сейчас мы видим иное. Видим смелый выход Тегерана из патовой ситуации. Это ведь в ее русле пентагоновский охотник подстерегал в засаде иранцев, дефилируя своими ВМС в тесном Ормузе. Но свершилось-то нечто парадоксальное для США. Не хочет «режим мулл», хоть тресни, ни взрывать злосчастный пролив, ни прорываться через него с нефтью. Ничего иранцы уже не хотят в Ормузе — и дело с концом! Взяли, как говорится на портовом жаргоне, — и плюнули на «заезженную» трассу, где недруги репетировали схемы «нештатных ситуаций» против недружественных им погранкатеров и нефтевозов под знаменем защитников ислама. Словно начисто забыв про стандартный маршрут, мудрые иранцы поступили творчески. Они перевели отправной пункт экспорта туда, где уже никто не изобличит их в разжигании войны в Персидском заливе с его путаной юрисдикцией, да и не упрекнет в препятствовании поставкам из ОАЭ, Саудовской Аравии, Бахрейна, Катара, Кувейта и Ирака. Вовсе не споря с ними и не задевая «борт о борт» эсминцев под звездно-полосатым флагом, Тегеран намерен отправлять партии сырья из порта Бандар-э-Джаск на берегу Оманского залива. Иными словами, — торговать из той «совершенно свободной точки с неподвластным никому горизонтом», про которую географы из сверхдержавы на другом краю света как-то забыли. С упорством, достойным лучшего применения, американцы твердили, что Иран спит и видит: как бы перебаламутить своей «нефтяной контрабандой» Персидский залив и Ормуз. А Иран, оказывается, знать уже не знает, да и говорить не хочет об этих происках, злобно упертых в географический тупик.

«Да, это наше решение стало стратегическим, — с оправданной гордостью сказал президент Рухани в обращении, транслировавшемся по телевидению. — Сделанный шаг призван заверить импортеров нашей нефти в аксиоме: Иран продолжит свою экспортную активность и в том случае, если пролив будет заперт». Надо, правда, признать: в объемном смысле шансы блокированного сырьевого массива на коммерческий маневр за последние годы снизились. Если до ввода нацеленных против Ирана санкций он вывозил за рубеж 2,6 млн баррелей в сутки, то ныне, оперируя внешними поставками через Бандар э-Джаск, можно надеяться всего на 1 млн баррелей. Но ничего не поделаешь: наложенные на отрасль запреты сказались болезненно; а тут еще и пандемия коронавируса. Если с апреля 2010 года по март 2011 года страна заработала на нефтеэкспорте 119 млрд долл, то к марту нынешнего года 12-месячный итог вывоза жидкого углеводородного сырья из Ирана едва достиг 8,9 млрд долл. Цифры скромные. Но одно видится со знаком «плюс». Как минимум географию, как мы уже видим, никому не дано ни обмануть, ни переделать. 

Павел Богомолов

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Мир"