РСМД: Обзор международной санкционной политики - Март 2019 (+ видео) Избранное

Вторник, 02 апреля 2019 13:01

Обзор устарел. Акутальный выпуск за последний месяц находится по ссылке здесь.

Ключевые события

  • Завершение расследования спецпрокурора Роберта Мюллера по делу о возможном «сговоре» между избирательным штабом Д. Трампа и Россией;
  • Новые законопроекты США о противодействии политике России;
  • Анонс второго пакета санкций США в отношении России по «делу Скрипалей»;
  • Санкции США в связи с «керченским инцидентом»;
  • Расширение санкций в отношении Ирана;
  • Новые санкции в отношении Венесуэлы.

Санкции против России

Одним из ключевых событий, которые могут повлиять на политику санкций США в отношении России, стало завершение расследования специального прокурора Р. Мюллера в отношении возможного «сговора» между предвыборным штабом президента США Д. Трампа и Россией, а также т.н. «российского вмешательства» в президентские выборы в США в 2016 г. По сообщениям СМИ, в переданном на имя генерального прокурора США У. Барра докладе, сокращенная версия которого планируется к публикации к середине апреля 2019 г., отмечено отсутствие доказательств т.н. «сговора» команды Д. Трампа с Россией, однако в то же самое время подтверждается факт «вмешательства» российских властей в предвыборную кампанию.

Публикация доклада, пусть и в сокращенном виде, вряд ли незамедлительно приведет к вводу новых санкций в отношении России, поскольку частично тема «вмешательства» в выборы 2016 г. была «отыграна» санкциями, введенными 6 апреля 2018 г. Вместе с тем, не следует исключать дальнейшее усиление давления в связи с рассмотрением обновленной версии DASKAA.

Санкционное давление США на Россию не исчерпывается кейсом предполагаемого «вмешательства в выборы». Законодатели США отметились целым рядом инициатив, направленных на «противодействие российской политике» на Украине и Венесуэле. В частности, в период с 12 по 14 марта Палата представителей Конгресса США приняла 3 законопроекта и 1 резолюцию, среди которых резолюция, призывающая «к ответственности и правосудию в связи с убийством Б. Немцова», законопроект «О прозрачности в отношении В. Путина» (Vladimir Putin Transparency Act), законопроект о «Непризнании аннексии Крыма» (Crimea Annexation Non-Recognition Act) и т.н. «Закон о Кремле». Из 4 документов только резолюция в связи с необходимостью расследования убийства Б. Немцова предусматривает возможность введения персональных санкций в отношении причастных к убийству российского политика лиц (в соответствии с «Актом Магнитского» и «Глобальным Актом Магнитского»). В свою очередь, указанные законопроекты не предусматривают непосредственного введения санкций, ограничиваясь подготовкой докладов со стороны Директора национальной разведки, Министра финансов, Государственного секретаря (в случае законопроекта «О прозрачности в отношении В. Путина») и Министра обороны США (в случае «Законопроекта о Кремле»). Примечательно, что указанные законопроекты и резолюция частично отражают положения законопроекта DASKAA, в котором данные положения, хоть и не являются определяющими, однако, тем не менее, были добавлены с целью облегчить его прохождение в рамках голосования в Конгрессе США.

Помимо указанных документов, Министерство финансов США создало внутри Управления по борьбе с терроризмом и финансовой разведки (Treasury’s Office of Terrorism and Financial Intelligence, TFI) 6 новых «подразделений стратегического взаимодействия» (Strategic Impact Units). Новые подразделения будут представлять собой рабочие группы экспертов TFI и направлены в первую очередь на улучшение взаимодействия в рамках Министерства финансов по выявлению нарушений санкционных режимов и их противодействию. Подразделения де-факто созданы в рамках основных действующих санкционных программ США (санкции в отношении России, КНДР, Ирана, ИГИЛ, а также санкции в отношении лиц, причастных к нарушению прав человека и коррупции), однако в этот раз к ним также добавилась рабочая группа (Strategic Impact Unit) по криптовалютам (см. кейс Венесуэлы).

Палата представителей США одобрила законопроект «О противодействии российско-венесуэльской угрозе» (Russian-Venezuelan Threat Mitigation Act). Документ направлен на рассмотрение в Сенат. В проекте закона кратко перечислены основные претензии по отношению к т.н. «российскому вмешательству» в дела Венесуэлы (от перелета российских стратегических бомбардировщиков и предполагаемого участия российских частных военных компаний в поддержке режима Н. Мадуро до предоставления кредитов правительству Венесуэлы и государственной нефтяной компании PdVSA). Американские законодатели выражают особую озабоченность тем, что Россия и российская государственная нефтяная компания «Роснефть» активно предоставляли кредиты PdVSA, которые также активно шли через американскую дочернюю компанию CITGO. В этой связи, возможный дефолт Венесуэлы будет угрожать переходом контроля над CITGO (равно как и сопутствующими технологиями и инфраструктурой) в пользу Роснефти.

Законопроект предполагает помимо оценки российского влияния в Венесуэле и шире — Западном полушарии — со стороны государственного секретаря (120 дней с момента принятия закона) и оценки возможных последствий перехода контроля над CITGO в пользу России со стороны президента США возможность введения персональных санкций в отношении тех иностранных лиц, которые действовали от имени Российской Федерации и оказывали прямую поддержку вооруженным силам и прочим силовым структурам правительства Н. Мадуро. Под возможными санкциями подразумевается запрет на въезд в США и аннулирование уже действующих виз. Примечательно, что документ предполагает ряд исключений (в частности, по соображениям национальной безопасности США, а также в случае, если въезд указанных лиц регулируется обязательствами США перед ООН).

В законопроекте указано, что он действует в течение одного года с момента принятия (санкции также действуют 1 год), либо его действие прекращается как только президент США официально уведомит Конгресс о том, что Венесуэла вернулась к «демократическому правлению с учетом всех атрибутов представительной демократии» (в соответствии ст. 3 Межамериканской демократической хартии — Inter-American Democratic Charter).

Помимо новых законодательных инициатив США также анонсировали т.н. «второй пакет санкций делу Скрипалей». По сообщению агентства Bloomberg, Министерство финансов и Государственный департамент США согласовали и направили свои предложения в адрес администрации президента США, которая и рассматривает вопрос о введении в действие новых санкций. Пока нет четкого понимания и информации о возможных конкретных мерах в отношении России, однако отмечается, что наиболее вероятно введение ограничений в отношении финансовых институтов.

4 марта 2019 г. президент США продлил действие санкций, введенных 6 марта 2014 г. в отношении России в связи с украинскими событиями до 6 марта 2020 г. Указанные санкции в основном затрагивают физических лиц. На фоне этого, США также ввели санкции против России в связи с т.н. «керченским инцидентом» 25 ноября 2018 г. Под ограничения попали попали 6 физических и 8 юридических лиц. Указанные физические лица связаны с Береговой охраной Пограничной службы ФСБ России, в то время как среди юридических лиц большинство относятся к предприятиям ОПК, связанным с судостроением и производством компонентов морских вооружений, а также 6 из них зарегистрированы в Республике Крым.

Последнее, но немаловажное новшество в американском санкционном регулировании — создание т.н. Corresponded Account of Payable-Through Account Sanctions (CAPTA List). В данный список будет внесена информация о зарубежных финансовых институтах, которым запрещено открывать корреспондентские счета в американских банках и прочих финансовых организациях, и/или для которых открытие данных счетов сопряжено с рядом строгих условий. Отдельно отмечается, что в список будут внесены финансовые институты по иранской, северокорейской, украинской/российской санкционным программам, а также финансовые институты, попадающие под санкций США в связи санкциями против движения «Хизболла».

Санкции против Ирана

США существенно расширили санкционные списки по «иранской программе». В частности, 22 марта 2019 г. под ограничения попали 14 физических и 17 юридических лиц. Отмечается, что санкции в отношении указанных лиц были введены в связи с их связью и тесным сотрудничеством с иранской Организацией исследований и инноваций в оборонной сфере, которая связана с иранской ядерной программой и находится под санкциями США с 29 августа 2014 г (EO 13382).

Следующий пакет ограничений, введенный 26 марта 2019 г., затронул 9 физических и 12 юридических лиц из Ирана, Турции и ОАЭ. Указанные ограничения являются т.н. «вторичными санкциями» (secondary sanctions) и связаны с осуществлением финансовых операций с Ираном.

Американская компания-производитель промышленных инструментов и бытовых товаров Stanley Black & Decker, совместно со своей китайской дочерней компанией Jiangsu Guoqiang Tools Co. Ltd. с одной стороны и Управление по контролю за иностранными активами Министерства финансов США (OFAC) достигли соглашения по урегулированию претензий в связи с нарушением санкционного режима в отношении Ирана. В рамках соглашения Stanley Black & Decker согласилась выплатить 1 869 144 долл. США в качестве штрафа за нарушение санкционного режима в отношении Ирана со стороны Jiangsu Guoqiang Tools Co. Ltd. В соглашении отмечается, что китайское подразделение американского производителя произвело и пыталось произвести 23 поставки машин и оборудования в Иран, и/или третьи страны, зная, что указанные товары предназначались для поставки в Иран.

Санкции против КНДР

США ввели санкции в отношении двух китайских логистических компаний, которые участвовали в поставках товаров в КНДР и тем самым помогали обходить действующий санкционный режим в отношении страны.

Санкции против Сирии

Управление по контролю за иностранными активами Министерства финансов США (Office of Foreign Control, OFAC) опубликовал обновленные справочные материалы по поставкам нефти и нефтепродуктов по морю в Сирию. К основным дополнениям относятся внесение в материалы информации о судах, вовлеченных в незаконную поставку нефти и нефтепродуктов в страны, а также отдельно освещены риски, связанные с поставками нефти и нефтепродуктов из Ирана.

Санкции против Венесуэлы

США продолжают оказывать санкционное давление на действующее правительство Венесуэлы, возглавляемое Н. Мадуро (которого США и часть их союзников называют «нелегитимным»). В частности, были введены ограничения против 6 представителей силовых и других государственных структур, причастных к «срыву прохода гуманитарного конвоя на территорию страны» 23 февраля 2019 г. Также были введены ограничения против государственной золотодобывающей компании Венесуэлы MINERVEN и ее президента, а также в отношении государственного банка развития Венесуэлы BANDES и 4 его филиалов и дочерних банков.

При этом, учитывая рост санкционного давления на правительство Н. Мадуро, США обновили генеральную лицензию в отношении компании CITGO, которая является дочерней компанией государственной нефтяной компании PdVSA. По заявлению американских официальных лиц, это было сделано с целью сохранить операционную деятельность CITGO, а также позволить ей выполнять обязательства по действующим контрактам (что рассматривается также как один из инструментов поддержки венесуэльской оппозиции).

В рамках «венесуэльской санкционной программы» были также введены санкции в отношении российского банка «Еврофинанс Моснарбанк». Банк был включен в санкционный список Минфина США в связи с тем, что через него проходили крупные суммы взаимных расчетов между правительством Н. Мадуро и его российскими контрагентами. Помимо этого, банк обвиняется также в поддержке проекта криптовалюты правительства Венесуэлы — т.н. «петро», которая, по мнению США, должна была использоваться для обхода санкций

Владимир Морозов, Программный менеджер РСМД

Медиа

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Аналитика, прогнозы, статистика"

Подпишитесь на наш Нефтегазовый Вестник!
Тысячи руководителей по всему миру уже получают
самую актуальную информацию о нефтегазовой экономике.