Смешанные цифры: почему главная версия загрязнения «Дружбы» вызывает вопросы

Расчеты независимых экспертов показывают, что в деле о сливе в трубу хлорорганики до сих пор нет ясности

Основная версия о причинах загрязнения нефтепровода «Дружба» подверглась критике независимых экспертов. Главный редактор газеты «Промышленные ведомости» Моисей Гельман представил расчеты, которые, по его мнению, опровергают вывод о том, что загрязнение произошло по вине владельцев лишь одного небольшого пункта сдачи сырья. На такой версии настаивает «Транснефть», однако, чтобы испортить 5 млн т нефти, преступникам понадобилось бы несколько лет, говорит Моисей Гельман. Выяснение реальной причины загрязнения «Дружбы» даст возможность принять меры к созданию более четкого контроля качества сырья, отмечают опрошенные «Известиями» эксперты.

Спорная версия

Главный редактор газеты «Промышленные ведомости» Моисей Гельман и управляющий партнер адвокатского бюро ЕМПП Сергей Егоров на пресс-конференции 20 августа представили расчеты, опровергающие основную версию о причинах масштабного загрязнения нефти в трубопроводе «Дружба». По их данным, ЧП не могло произойти по вине владельцев лишь одного небольшого пункта сдачи сырья, как утверждается сейчас. Свои выводы эксперты сделали на основании уже обнародованных данных об объемах загрязненной нефти.

Так, по информации белорусской стороны, загрязнению подверглось 5 млн т нефти, а концентрация хлорорганических соединений составила 200 г на тонну.

По словам Моисея Гельмана, через терминал компании «Нефтеперевалка», чьи топ-менеджеры проходят по делу о «Дружбе», физически невозможно загрязнить 5 млн т нефти за столь короткий срок. По расчетам эксперта, даже при условиях 100-процентной загрузки мощностей нефтеперекачивающего узла самарской компании на диверсию подобного масштаба у злоумышленников ушло бы около пяти лет. Между тем следствие полагает, что хлорорганику в нефть подмешивали в течение двух месяцев.

Вызывает сомнения и оперативность обнаружения проблемы, отмечает Моисей Гельман. От места загрязнения до Мозырского НПЗ в Белоруссии нефть идет 12 дней, подсчитал эксперт, ссылаясь на среднюю скорость нефтяного потока в трубе в 6–8 км/ч. Таким образом, неясно, как сырье смогло незаметно «проскочить» по нефтепроводу в период между проверками на хлорорганику, которая проводится раз в 10 дней.

Эксперты поясняют, что нефть попадает в систему «Транснефти» не сразу. Сначала она поступает в буферные емкости-хранилища перекачивающих станций. Каждая такая станция оснащена специальным пунктом измерения и контроля качества нефти. Здесь с каждой партии углеводородов берутся контрольные пробы, по результатам анализа которых выдается паспорт качества нефти.

Отбор и анализ проб производится компанией «Транснефть» — эта услуга включена в стандартный договор на транспортировку.

Кроме того, в сливной трубе каждого хранилища установлен промышленный автоматический анализатор качества нефти, а также расходомер и измеритель плотности сырья (показатели этих приборов используются для вычисления массы или объема поступившей в магистраль нефти). В случае превышения допустимых концентраций реагентов (или другого несоответствия ГОСТу) по сигналу анализатора слив нефти автоматически перекрывается.

Однако превышение допустимой концентрации впервые было обнаружено только на предприятии «Белнефтехима» — Мозырском НПЗ, удаленном от станции Лопатино на расстояние 1792 км. При этом ни на одной из 15 станций, расположенных по ходу движения «грязной нефти», не сработали автоматические анализаторы качества, призванные перекрывать транспорт нефти в случае ее несоответствия параметрам ГОСТа.

Справка «Известий»

Белорусский концерн «Белнефтехим» 19 апреля сообщил о резком ухудшении качества российской нефти Urals, поступающей по трубопроводу ОАО «Гомельтранснефть Дружба». Содержание хлорорганических соединений в сырье превышало предельные значения в десятки раз. 24 апреля белорусская сторона остановила транзит российской нефти в Европу, а НПЗ республики сократили объемы переработки.

О том, что загрязнение было умышленным, в «Транснефти» сообщили вскоре после того, как информация об инциденте была обнародована.

— Сейчас можно определенно сказать, что вброс хлорорганических соединений осуществлялся через узел учета, принадлежащий частной структуре, — заявлял советник президента компании Игорь Демин в конце апреля.

По факту загрязнения «Дружбы» Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело. По версии следствия, в период с августа 2018 года по апрель этого года шестеро подозреваемых, в числе которых руководство компании «Нефтеперевалка» и других частных компаний, совершили мнoгократные хищения нефти на сумму не менее 1 млн рублей. Чтобы скрыть следы хищения, в марте и апреле 2019 года подозреваемые слили в узел сдачи нефти сырье, содержащее хлорорганические соединения.

Неоперативная работа

По словам гендиректора «АссоНефти» Елены Корзун, также удивляет тот факт, что загрязненная нефть так долго шла по территории России и была обнаружена лишь за границей.

–– Я помню всего один случай несколько лет назад, когда было превышение показателей хлорорганики, и «Транснефть» тогда немедленно остановила прием сырья, –– заявила она «Известиям».

Основная версия выглядит достаточно сырой и не объясняет всех причин произошедшего, сказал «Известиям» старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов.

— Такая версия выглядит как желание «Транснефти» отвести от себя ответственность за появление в трубе некачественной нефти. Но необходимо более глубокое расследование всех обстоятельств, поскольку только выяснение реальной причины загрязнения «Дружбы» даст возможность принять меры для создания более четкого контроля качества. Это позволит избежать повторения ситуации, — подчеркнул эксперт.

Представитель «Транснефти» не стал комментировать выводы, представленные независимым экспертом.

В компаниях «Роснефть», «Лукойл», «Газпром нефть», «Сургутнефтегаз» и «Татнефть» не ответили на запросы «Известий» о том, проверяют ли они сами сдаваемое «Транснефти» сырье на наличие хлорорганических соединений.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Бизнес"