ЕС: растущие климатические амбиции и новые вызовы
ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 72,43 -0,42
EUR 85,36 -0,71
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

ЕС: растущие климатические амбиции и новые вызовы

Интервью с Андреем Белым, адъюнкт-профессором Университета Восточной Финляндии, управляющим консалтинговой компанией Balesene OU (Таллинн, Эстония)

Ведущий европейский эксперт в области правового регулирования энергетических рынков предупреждает о новом пакете климатического регулирования, запланированном к рассмотрению в ЕС в декабре текущего года.

– Как Вы оцениваете изменения в климатической повестке Евросоюза? Расскажите, пожалуйста, о текущей ситуации и о том, что нас ожидает в перспективе?

– Климатическая повестка ЕС приобрела новое измерение с принятием закона о климате в июне этого года. Согласно принятому закону, Евросоюз должен сократить эмиссию парниковых газов на 55% к 2030 году от их уровня в 1990 году. Немного позднее, 14 июля, Еврокомиссия опубликовала предложение к новому законодательному пакету, который конкретизирует политику сокращения выбросов по отраслям. Этот пакет основывается на принципе углеродного рынка, то есть принципе торговли квотами на выбросы между промышленными предприятиями, на которые совокупно приходится свыше 45% всех выбросов ЕС. 

Рынок покрывает отрасли электроэнергетики и основных энергоемких отраслей, таких как металлургия, производство цемента, бумажная и целлюлозная промышленность. Система торговли квот предусматривает, что компании с большим углеродным следом платят за «право» на выбросы парниковых газов. При внедрении чистых технологий необходимость в приобретении квот снижается, таким образом стимулируется рост внедрения инновационных технологий. С момента введения углеродного рынка в 2004 году объемы выбросов сократились на 43% именно в тех отраслях, которые покрываются системой торговли квотами. Тогда как общее сокращение эмиссии двуокиси углерода по ЕС достигло 22% в этот период.

Существующая система углеродного рынка предусматривает ограниченное количество бесплатных квот для ряда отраслей с целью снизить бремя тяжелой промышленности, где не так просто найти технологические решения для сокращения эмиссии. Теперь для новых предприятий бесплатных квот уже не будет, а для старых – их количество будет постепенно сокращаться. Представители промышленности уже выразили озабоченность, что в рамках новой системы многие из них сократят объемы производства или попытаются передислоцировать производство за пределы Евросоюза. 

Пока ЕС идет по пути деиндустриализации доля мировых выбросов парниковых газов Европы сокращается за счет быстрого роста выбросов в Китае и Индии. КНР уже несколько лет лидирует с большим отрывом, а Индия постепенно догоняет Европу по объемам выбросов СО2. Тогда как развивающимся странам легче достичь сокращения эмиссии, например, путем перехода с угля на газ или внедрения энергоэффективных технологий, а вот планы ЕС выглядят гораздо более амбициозными и более затратными.

Новый пакет мер предлагает расширить действие уже существующей системы на морской и авиационный транспорт. Многие эксперты критично отнеслись к инициативе, которая приведет к увеличению транспортных издержек внутри ЕС. При этом, новый план Еврокомиссии идет дальше, предлагая дополнительную систему торговли квотами для жилищно-коммунального хозяйства. Пока еще, правда, неизвестно на что будет похожа новая система и какие будут условия для покупки квот жилищно-коммунальными хозяйствами. Для поддержки наиболее уязвимых слоев населения предлагается создать Социальный Климатический Фонд, который поможет компенсировать рост цен на углерод самых бедных слоев населения. Национальным бюджетам будет нелегко удержать такое без рисков инфляции. Во Франции многие журналисты напомнили, что движение желтых жилетов началось именно с повышения цен на топливо. Так что создание торговли квотами для конечных потребителей в странах-членах ЕС – вопрос очень щепетильный.

– Углеродное регулирование: насколько жизнеспособны для европейской экономики, а также для ее импортеров происходящие изменения?

– Новый пакет предлагает трансграничное углеродное регулирование именно для того, чтобы сократить разрыв между европейскими климатическими амбициями и слабыми претензиями в этой области других стран. Трансграничное регулирование импорта в ЕС касается тех отраслей, которые включены в существующую систему торговли квотами. Основной риск, который видит Еврокомиссия, это появление системы, противоречащей принципам ВТО. В принципе, для введения полноценного трансграничного углеродного регулирования бесплатных квот быть не должно. Однако бесплатные квоты сохранятся до 2035 г., даже если объемы выбросов будут сокращаться. 

Фактически до 2026 г. никакой угрозы для импортеров в ЕС нет, из-за присутствия квот внутри Евросоюза. Но среднесрочные издержки от климатического регулирования будут расти.  Экспортерам нужно либо внедрить собственные «амбициозные цели» внутри ЕС, либо платить цену, установленную трансграничным регулированием Евросоюза. В российских кругах, считают, что можно пересмотреть внутреннюю налоговую систему, внедрив климатический налог, не повышая общий уровень налогообложения в стране. В ЕС, скорее всего, такие предложения встретят со скептицизмом. Так как трансграничное регулирование, согласно изначальной идее, не является налогом, то для Евросоюза нужно доказать работающую систему торговли выбросами. А создать ее будет не так просто. 

Конечно, пока сложно говорить о том, какой будет расклад сил внутри ЕС по новому пакету. Разрыв между скандинавскими странами и бывшим восточным блоком увеличился, так как для первых пакет недостаточно амбициозен, а в случае последних комиссия зашла слишком далеко. Теперь у членов Евросоюза есть возможность оценить потенциальную цену декарбонизации и предложить корректировки в новый законодательный пакет. Если два года назад при разработке Зеленого пакта ЕС цена вопроса еще не была до конца понятна, то теперь обсуждается: насколько экономика европейских стран готова к столь амбициозным климатическим целям? 

И это далеко не последнее обсуждение климатической повестки. На 14 декабря этого года запланирована дискуссия вокруг нового пакета по газу, водороду и эмиссии метана… Пока большинство российских компаний оценивают последствия трансграничного углеродного регулирования и как оно может повлиять на российских экспортеров в ЕС. Однако, мне кажется, что именно пакет 14 декабря будет играть значительную роль для России. Ведь у Российской Федерации высокие показатели выбросов метана, а по логике климатической повестки, выбросы метана оцениваются в 84 раза выше, чем выбросы углекислого газа. Да и лес России в этом случае не поможет, поскольку его наличие в этом случае не является существенным фактором для оценки выбросов метана. 

– В Европе анонсированы крупные проекты в водородной энергетике. Но каковы перспективы их реализации? Каков горизонт планирования в этом сегменте? Когда эти проекты смогут влиять на ситуацию в европейской энергетике и промышленности ЕС в целом? 

– Еще в прошлом году, Еврокомиссия издала документ «Водородная стратегия», который направлен на поддержку новых проектов в этом направлении. Согласно позиции комиссии, которую неоднократно озвучивала комиссар по энергетике Кадри Симсон, необходимо создать спрос на водород в сфере транспорта и промышленности, а далее уже поощрять производство водорода на основе электролиза. Ведь к настоящему времени, основная часть водорода производится на основе тех же ископаемых, например, из угля и природного газа, что приводит к дополнительной эмиссии двуокиси углерода. Поэтапный переход на так называемый зеленый водород с применением электролиза требует времени и дополнительных инвестиций. 

С чисто теоретической точки зрения, электролиз может стать возможным решением для хранения электроэнергии, произведенной на основе возобновляемых источников. Например, когда в результате избытка ветра или солнца генерируется избыточное количество энергии, то из нее можно произвести водород без эмиссий двуокиси углерода. В этом случае как раз и получается «зеленый» водород. Так как его легко хранить, а энергии ветра и солнца недостаточно, водород можно использовать как энергоноситель. В результате такой водород хранить легче и дешевле, чем электроэнергию с использованием аккумуляторов и батарей. 

Согласно недавнему исследованию в рамках промышленной инициативы European Hydrogen Backbone, издержки на производство водорода будут стремительно падать, создавая условия для избытка его производства в ЕС и Великобритании. Однако сейчас речь скорее идет о технологических трендах, нежели о чем-то конкретном, исходя из высокой себестоимости производства «зеленого» водорода.

Большая часть экспертного сообщества относится к такому сценарию развития с большим скептицизмом. Например, такого мнения придерживается Самуэль Фурфари, бывший советник Еврокомиссии по вопросам энергетической политики, сейчас профессор политехнического факультета Свободного Университета Брюсселя. Фурфари написал книгу «Утопия водорода», где в частности говорит о том, что попытки развить водород как энергоноситель уже предпринимались и раньше, со времен известного «нефтяного шока» 1973 г. Тогда тоже искали пути сокращения зависимости от углеводородов, главным образом от нефти, и потенциал водорода тогда уже обсуждался. Тем не менее, почти за пятьдесят лет никакого серьезного сдвига в этом направлении не произошло. Фурфари также напоминает о низкой эффективности генерации энергии от солнца и ветра, предупреждая, что будет сложно достичь необходимой экономики масштаба для «зеленого» водорода. Данные также разнятся насчет возможности генерировать достаточные объемы водорода даже из дополнительных энергетических мощностей.

Напомню, что эксперты Международного энергетического агентства рассчитали возможные объемы производства водорода в результате реализации целого ряда амбициозных инициатив по всему миру. Итак, к 2030 г. мировое производство «зеленого» водорода должно достичь 7 млн т. Это менее десятой доли от существующего мирового производства водорода – 75 миллионов тонн в 2020 году. Интересно, что в недавнем прогнозе безуглеродной экономики Международное энергетическое агентство указывает на необходимость производить до 300 млн т «зеленого» водорода к 2035 г. То есть разрыв с прогнозом МЭА и реальными планами очевиден. А расчет на то, что издержки на производство водорода будут падать, осложнен постоянным ростом затрат и цен на электроэнергию. 

Но все же не стоит исключать, что прогноз European Hydrogen Backbone сбудется, и что технологический прорыв реально произойдет. Впрочем, не стоит забывать, что никакой технологический прорыв не происходил согласно дедлайну и в противовес законам экономики. В настоящее время экономические реалии таковы, что путь к «зеленому» водороду предстоит очень долгий. И этот путь потребует не только серьезных технологических решений, но и политико-правовых реформ в газовой отрасли, которые позволят создать конкурентные условия для водорода на рынках природного газа. На что готова Еврокомиссия в плане законотворчества? Мы как раз увидим после издания следующего пакета мер в декабре этого года. 

Дополнительная информация

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Экология"

Материалов нет


Подпишитесь бесплатно на наш Нефтегазовый Вестник!
Тысячи руководителей по всему миру уже ежедневно получают
самую актуальную информацию о нефтегазовой экономике.

Наверх