Базовая модель цифровых компетенций попала в план

Правительство РФ поручило Минэкономразвития РФ к октябрю текущего года разработать концепцию базовой модели компетенций цифровой экономики, перечень ключевых компетенций и механизм их актуализации. Это мероприятие укладывается в федеральный проект "Кадры для цифровой экономики" нацпрограммы "Цифровая экономика РФ". Первое публичное обсуждение проекта заинтересованными  сторонами уже прошло на площадке Аналитического центра при Правительстве РФ, и участники встречи наметили дальнейший план действий.

На минувшей неделе в Аналитическом центре при Правительстве РФ (АЦ) прошел круглый стол, посвященный обсуждению подходов к формированию концепции и реализации базовой модели компетенций цифровой экономики".

Координатор направления "Кадры для цифровой экономики" проектного офиса по реализации нацпроекта "Цифровая экономика РФ" АЦ Антоний Швиндт наметил цель до апреля определиться с концепцией реализации базовой модели компетенций цифровой экономики. По его словам, для того, чтобы успеть в срок нужно заранее понять, как она будет выглядеть, как будет стыковаться с разными уровнями образования и текущими задачами. Кроме того, важно разработать не только саму модель, но и способы ее актуализации.

Руководитель проектного офиса по реализации напрограммы "Цифровая экономика РФ" Владимир Месропян в продолжение напомнил о том, что базовая модель компетенций цифрового экономики, согласно паспорту федерального проекта "Кадры для цифровой экономики", должна появиться к октябрю 2019 г. Ответственными исполнителями мероприятий по разработке и апробации концепции базовой модели компетенций и перечня ключевых компетенций цифровой экономики являются: Минэкономразвития, Минкомсвязи, Минпросвещения, Министерство науки и высшего образования РФ, Минтруд, ФНС, Университет НТИ "20.35", РСПП, WorldSkills Russia, Агентство стратегических инициатив (АСИ), Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий (АПКИТ), Кружковое движение НТИ и "Деловая Россия".

Для реализации мероприятия, Антоний Швиндт, в первую очередь, предложил сформировать до конца марта текущего года глоссарий по основным терминам. Кроме того, он призвал всех заинтересованных в разработке концепции базовой модели компетенций цифровой экономики вступать в экспертную группу для обсуждения подходов к ее реализации.

Нужна ли рынку базовая модель цифровых компетенций

У проектирования базовой модели компетенций нет цели создать какой-то универсальный инструментарий, отметил координатор центра компетенций по направлению "Кадры для цифровой экономики" нацпрограммы "Цифровая экономика РФ" Олег Подольский. "Мы не создаем универсальную модель компетенций, ее невозможно создать. Сегодня мы идем по траектории индивидуализации решений. Если вы посмотрите на компании среднего и крупного бизнеса, вы заметите, что каждая из них уже обладает своей моделью компетенций. В этом отношении нам нужен скорее "умный маршрутизатор" для всего многообразия компаний, систем управления кадровым потенциалом. Базовая модель компетенций – это ключевой инструмент, который заложен в федеральный проект как один из стартовых сервисов и инструментов", – пояснил он.

В подтверждение его слов вице-президент по управлению персоналом АФК "Система" Алексей Гурьев сообщил о том, что вводить единую модель компетенций не совсем правильно, поскольку каждая компания руководствуется собственным культурным кодом. "Собственный культурный код формирует собственную модель компетенций и поведенческих характеристик", – говорит он.

Какие модели цифровых компетенций есть у компаний

Директор сервиса диагностики и отбора "Университета НТИ 20.35" Андрей Комиссаров провел анализ компетентностных моделей 50 ведущих компаний из разных сфер. В числе таких компании из IT и Консалтинга ("Крок", Microsoft, АСИ), телекома (МТС, "Билайн", "Ростелеком", "МегаФон"), транспорта (РЖД, "Аэрофлот", "Московский метрополитен", S7), финансового сектора (Сбербанк, АФК "Система", Альфа Банк, Газпромбанк), сферы образования (Neuro Com, НИУ ВШЭ, Worldskills Russia), FMCG ("Пятерочка", Pepsi Co, Nestle), ресурсных и производственных ("Сибур", "Газпром нефть", "Новатэк") и энергетики ("Росатом", "Россети", "РусГидро").

Из интервью с сотрудниками и анализа компетентностных моделей "Университет НТИ 20.35" выявил 211 компетенций. Методом NLP (обработка естественного языка) были получены 9 компетентностных блоков. К таким блокам специалисты  отнесли: мышление, работу с системами и процессами, саморегуляцию, взаимодействие людей, работа с новизной и изменениями, коммуникация, работа с информацией, предпринимательство и ценностно-нормативные компетенции. Андрей Комиссаров указал еще и на то, что нужно осваивать конкретные виды деятельности, которые должны двигать цифровую экономику России вперед (речь идет о "сквозных технологиях", которым посвящено отдельное направление нацпрограммы).

Генеральный директор компании "Мобильное электронное образование", руководитель направления "Модель компетенций цифровой экономики" в Центре компетенций "Кадры для цифровой экономики" Александр Кондаков проанализировал модели компетенций крупных компаний (ПАО "Сибур", ПАО "Сбербанк", ПАО "ВымпелКом", IBS, ОАО "Зарубежнефть", ПАО "Ростелеком", госкорпорация "Росатом", АО "Почта России" и ОАО "РЖД") и выяснил, что у всех перечисленных компаний общими качествами являются: лидерство, ориентация на результат, открытость к изменениям, системное мышление, ориентация на клиента и эффективная коммуникация.

"Разнообразные модели компетенций (госкорпораций, госорганов, небольших частных компаний) анализируются на цифровом интеграционном сервисе управления компетенциями, выявляется базовая модель компетенций (перечень ключевых компетенций цифровой экономики). На их основе возможно формирование персональных профилей компетенций и, соответственно, каждый человек получает возможность выстроить свою персональную траекторию развития, используя те самые цифровые сервисы и документы", – пояснил Александр Кондаков.

Общаясь с компаниями, Александр Кондаков отметил, что ключевые компетенции личности как субъекта деятельности все более "сдвигаются" в сторону коммуникативных (управленческих и операторских) и креативных (исследовательских и разработческих).

В качестве примера главный специалист управления подбора и развития персонала департамента по работе с персоналом и организационному развитию АО "Росэлектроника" Светлана Карнаух представила цифровой профиль компетенций своей компании. Она условно поделила компетенции на soft skills и hard skills. К первым она отнесла креативность (умение решать нестандартные задачи), эмоциональный интеллект, умение работать в команде, способность постоянно учиться, эффективная коммуникация, управление изменениями. К hard skills Светлана Карнаух отнесла ИТ-грамотность, робототехника, фотоника, основные технические дисциплины, программирование и новые системы обработки данных.

Когда нужно начинать учить цифровым дисциплинам

Директор департамента координации деятельности организаций высшего образования Министерства науки и высшего образования РФ Екатерина Бабелюк задалась вопросом, с какого уровня необходимо наращивать цифровые компетенции. "У нас сейчас в ФГОС предусмотрено для высшего образования три вида компетенций: универсальные, общепрофессиональные и профессиональные. Для нас с вами нужно понять, куда включать цифровые компетенции", – заметила она.

В продолжение реплики Екатерины Бабелюк Александр Кондаков заявил, что на текущий момент существует проблема разрыва требований к системе высшего образования и к системе профессионального и общего образования. "По сути дела до настоящего времени нам не удалось преодолеть ситуацию, когда система высшего образования не выступает заказчиком по отношению к системе общего образования", – говорит он.

По мнению Алексея Гурьева, решение проблемы кроется в перестройке методов обучения в высшей школе. Он сетует на то, что высшее образование сейчас чудовищно инертно, и у методистов и руководства вузов нет стимулов что-то менять. "Мы так же учим определения, правила, тезисы, аргументы, которые написаны преподавателями и авторами учебников. К сожалению, образование не построено на методах кейсов (конкретных ситуаций)", – замечает он. По его словам, переход на систему образования по кейсам кардинальнейшим образом сдвинет инертную систему с места.

Среди необходимых изменений Алексей Гурьев назвал еще и модульность системы, т.е.  возможность формировать программу под каждого конкретного человека. "Нам не нужно всех учить одному и тому же. Нам не нужно загонять студентов в абсолютно ригидную систему, когда с первого по пятый курс они проходят одну и ту же программу. Они должны иметь возможность выбирать модули", – поясняет он.

Резюмируя, он призвал всех присутствующих подумать о том, чтобы реформировать образование не в сторону включения в инертную программу каких-то новых дисциплин, а изменения методов обучения. "Во-первых, нужно основываться на решении конкретных задач/ кейсов, что позволяет человеку видеть конкретные примеры и формировать представление о том, куда двигаться дальше. Во-вторых, необходимо нацеливать высшее образование на то, чтобы форма его была модульной, т.е. каждый конкретный человек, исходя из того, что он из себя представляет, выбирал для себя те модули, которые позволят ему самому, компании, экономике, и в целом страны, извлекать из этого человека прибыль", - заключил он.

  • Автор: Анна Устинова
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "IT"