Журнал "Нефть и Капитал" от 05.06.2020 г. - Виктор Хайков о настоящем и будущем Самотлорского месторождения Избранное

Самотлор как символ эпохи

Прорыв геологов, а потом и показатель неуемных амбиций советского руководства, сегодня Самотлор — символ исправления ошибок и бережного освоения недр

Вряд ли будет преувеличением сказать, что Самотлор — это не просто месторождение. В отечественной нефтяной промышленности это один из самых ярких символов. Сначала месторождение-гигант было символом героического прорыва геологов, буровиков, строителей, которые не побоялись пойти в западносибирские болота. Потом Самотлор превратился в трагичный символ амбиций советского руководства, которое требовало все больше, больше, больше нефти, да побыстрее. Сегодня Самотлор становится новым символом — символом исправления прежних ошибок и бережного освоения недр.

История Самотлора началась 55 лет назад. Уникальное нефтяное месторождение было открыто в мае — июне 1965 года. К тому времени «большая нефть» Западной Сибири уже гремела на всю страну. Первым мегаоткрытием стало Мегионское месторождение (1961), затем пошли Усть-Балыкское (1961), Федоровское (1963). Но Самотлор затмил всех.

Месторождение было супергигантом. Размеры — 30 км с запада на восток и 50 км с юга на север. По запасам — в десятке крупнейших месторождений в мире. Нефть была прекрасного качества: относительно легкая, с приемлемой вязкостью, низким содержанием серы и парафина.

Было, однако, и большое но. Месторождение было расположено под болотистым озером, которое, собственно, и дало ему название. С хантыйского Самотлор переводится как «мертвое море» или «худая вода». По одной из версий, рыбаки, приходя на это озеро, могли видеть картину, когда сотни рыб оказывались мертвыми на берегу. Массовая гибель фауны и флоры водоема происходила из-за газа, который выделялся из-под земляных пород.

Чтобы разрабатывать месторождение, инженеры предложили либо осушение участков, либо постройку специальных эстакад под буровые вышки. Однако в первом случае увеличивалась вероятность возникновения пожара: сухой торф мог вспыхнуть как порох. Второй вариант не подходил по причине высоких затрат времени и ресурсов. Тогда решили пойти по третьему пути — создавать промысел прямо на озере-болоте, отсыпая искусственные острова для буровых вышек. Строили по-новому. Максимум работ в заводских условиях, минимум — на стройплощадке. Также использовали новые материалы. Эффективность была потрясающая: сроки строительства технологических объектов сокращались в 2,5–10 раз, а капитальные вложения в обустройство — на 30–40%.

Бурение первой эксплуатационной скважины на Самотлоре было начато зимой 1968 года, а промышленная добыча началась в 1969 году. Всего через 6 лет, в 1975 году, на Самотлоре добывалось 87 млн тонн — 60% добычи нефти в Западной Сибири, или 17,7% от общесоюзного показателя! Фантастика! Но тут-то и началось…

Фантастический Самотлор рождал фантастические амбиции. Поднажми на месторождение — получишь фантастический результат.

Нефтяники пытались объяснить руководству страны, что долго так продолжаться не может, что Самотлор не выдержит такой нагрузки, что нужны ресурсы для сбалансированного освоения недр Западной Сибири.

Но «нефтедоллары» уже потекли в страну. И самотлорский блеск затмевал все разумные доводы. Министр нефтяной промышленности Валентин Шашин, пытавшийся сдерживать нажим на уникальное месторождение, был объявлен неудобным министром и впал в немилость. А после его смерти в 1977 году ситуация вокруг Самотлора только ухудшилась.

Гадель Вахитов, возглавлявший в те годы ВНИИнефть, в книге «Нефтяная промышленность России: вчера, сегодня, завтра» (М., 2008) на основе архивных документов показал, какие ужасающие планы принимались по Самотлору. В 1974 году ученые ВНИИ и СибНИИНП получили задание «изучить условия и перспективы интенсификации добычи. <…> Исследования показали, что при использовании всех мер интенсификации уровень добычи нефти в 100 млн т/г можно удерживать стабильным в течение 12 лет (1976–1988), в 110 млн т/г — в течение 10 лет (1977–1986), в 125 млн т/г — в течение 6 лет (1978–1983) и в 155 млн т/г — всего в течение одного года (1978)». В январе 1975-го эта работа была рассмотрена на совещании у министра В. Д. Шашина, «на котором было принято решение, что максимальный уровень добычи нефти должен быть не более 120 млн т/г, а более высокие уровни как не отвечающие требованию необходимой стабильности добычи нефти являются нецелесообразными». Тем не менее осенью 1977 года, уже после смерти министра Шашина, была предложена резкая интенсификация добычи до 140 млн т/г. Но и это не все. В действительности добыча нефти на Самотлорском месторождении в 1980 году достигла 154,8 млн тонн. А что же потом? Потом последовал резкий обвал. Уже через 5 лет добыча черного золота на Самотлоре снизилась до 113,3 млн тонн. И это было только началом падения. К 1990 году нефтедобыча обвалилась до 64,5 млн тонн. А официальный показатель 1996 года составил 21,56 млн тонн нефти.

Казалось, история Самотлора на этом и закончится.

Разговоры о том, как бездумно загубили великое месторождение, уже давно стали общим местом. Но оказалось, что точку в самотлорском проекте ставить рано.

Семь лет назад АО «Самотлорнефтегаз» вошло в состав компании «Роснефть», которая начала разворачивать программу по реабилитации подорванного гиганта. Государство поддержало. Осенью 2017 года для Самотлора были приняты налоговые льготы. Месторождение получило инвестиционный стимул в форме ежегодного снижения налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) в размере 35 млрд руб. сроком на 10 лет. Эти средства стали инвестироваться в месторождение.

В Минэнерго России специально для «НиК» прокомментировали ситуацию на Самотлоре: «Оценивать полный экономический эффект от предоставленных налоговых стимулов по прошествии двух лет рано — реальный эффект имеет долгосрочный характер и выражается в целом как в росте добычи на месторождении, так и в ее экономической эффективности. За долгие годы эксплуатации месторождения здесь было добыто более 2 млрд тонн нефти, что в том числе заслуга новейших технологий, применяемых оператором проекта — компанией „Роснефть“, — по вовлечению в разработку ранее недоступных краевых зон месторождения. Так, важным этапом стало строительство горизонтальных скважин с большим отходом от вертикали в 2018 году в краевых зонах месторождения, где содержится большой объем неосвоенных нефтяных запасов, пробурено 40 скважин».

В профильном министерстве полагают, что «сейчас можно сделать предварительные выводы об эффективности реализованного государством налогового стимула поддержания добычи на Самотлоре. Так, реализованные инвестиционные стимулы позволили уже в 2018 году обеспечить порядка 3 млн тонн дополнительной добычи нефти, а капитальные затраты на освоение месторождения выросли примерно на 20 млрд рублей. Реализуемая программа развития Самотлора позволит продолжить эффективную эксплуатацию легендарного месторождения».

Ожидается, что «в ближайшие 10 лет здесь будет добыто около 50 млн тонн нефти, при этом Самотлор обеспечит налоговые отчисления в бюджеты всех уровней в объеме до 1,7 трлн руб. и совокупный вклад в экономику страны более чем в 5 трлн руб.».

Эксперты также дают высокую оценку проекту по «реанимации» Самотлора. Алексей Калачев, аналитик ГК «ФИНАМ», отмечает: «По всей видимости, льготы, предоставленные месторождению, фактически спасли его, продлив его функционирование в качестве крупного нефтяного ресурса. Самотлор — крупнейшее советское нефтяное месторождение, и сейчас оно сохранило почти четверть своих извлекаемых запасов — около 0,9 млрд тонн нефти по сравнению с 3,7 млрд тонн в начале его разработки. Но качество за время эксплуатации было безвозвратно потеряно. Особенно сказалась примитивная интенсификация нефтедобычи на экспорт в последние годы СССР и первые десятилетия РФ. Если первые скважины давали практически безводную нефть, то к середине второго десятилетия XXI века обводненность месторождения достигала 99%. То есть извлекаемая скважинная жидкость на 99% состояла из воды и лишь на 1% — из нефти. При этом добыча неуклонно падала.

Скорее всего, без предоставления льгот «Роснефти» в обмен на обязательства роста инвестиций в поддержание нефтедобычи страна быстро теряла бы этот ресурс и, возможно, лишилась бы тех же налоговых поступлений из-за падения объемов добычи».

Проживший более 30 лет в Нижневартовске Виктор Хайков, президент Национальной ассоциации нефтегазового сервиса и член Общественного совета Минэкономразвития России, подчеркивает: «Перед оценкой целесообразности льготы по НДПИ важно понимать, что из себя представляло Самотлорское месторождение в 2017 году: это последняя стадия разработки, низкий дебит, обводненность до 99% от скважинной жидкости. В таких условиях необходимо постоянно и много бурить. Все это приводит к высоким затратам и низкой рентабельности поддержания добычи, а в некоторых случаях — к убыточности. В первую очередь поэтому уровень добычи падал. Льгота по НДПИ повысила рентабельность проектов и позволила преодолеть снижение и начать закладывать основу для роста добычи в будущем. Важно понимать, что она предоставлена под конкретные обязательства „Роснефти“ по увеличению объемов бурения. И они выполняются: в 2019 году количество новых скважин увеличилось на 45% по сравнению с 2017 годом».

Эксперт положительно оценивает шаги государства по поддержке Самотлора: «Зачем государству нужно было отказываться от доходов в бюджет, предоставляя льготу? Если не рассматривать вопросы рационального недропользования, а лишь экономику, то, во-первых, если бы не льгота, то уровень добычи так бы и снижался, а это уже неполученный НДПИ от недобытой нефти. Во-вторых, снизились бы и остальные налоги (экспортная пошлина, налог на прибыль, акцизы, НДС, зарплатные налоги и т. п.) по всей производственной и кооперационной цепочке — от добывающей компании до сервисных предприятий, машиностроителей и т. п. В-третьих, затраты на бурение и поддержание добычи автоматически попадают в экономику региона и страны (в том числе через зарплаты) и работают на ее дальнейшее развитие и рост потребления — в нефтегазовой отрасли очень высокий мультипликативный эффект. Ну и в-четвертых, когда инвестиции в технологическую разработку будут сделаны, то увеличение добычи повлечет рост платежей в бюджеты всех уровней.

Поэтому в целом льготирование в данном случае было необходимо, а тем более сейчас — в условиях низких цен на нефть».

По данным ЦДУ ТЭК, по итогам 2019 года добыча «Самотлорнефтегаза» составила 19,358 млн тонн, что на 1% больше показателя 2018 года. То есть речь уже идет не только о замедлении темпов падения, а о стабилизации и даже небольшом росте. Алексей Калачев из «ФИНАМа» говорит о том, что «за два года действия льгот… компании удалось снизить обводненность Самотлора до 95%… Здесь отрабатываются и применяются технологии горизонтального бурения, причем весьма протяженного, до 2 км, а также многостадийного гидроразрыва, что дает работу подрядным нефтесервисным компаниям и обеспечивает заказами российских производителей труб и оборудования. Это только косвенные эффекты. Но само сохранение налогооблагаемой ресурсной базы, а также рост дивидендов „Роснефти“ за счет этого инвестиционного налогового вычета, значительная часть которых поступает обратно в распоряжение государства, также оцениваются более чем в 100 млрд руб. за прошедшие 2 года действия льгот».

Виктор Хайков обращает внимание, что Самотлор — значимый драйвер технологического развития: «Ключевое значение в развитии Самотлорского месторождения играют нефтесервисные предприятия, которые занимаются полным спектром работ по обеспечению уровня добычи: бурением, строительством скважин, их ремонтом, интенсификацией добычи и т. д. На таком большом месторождении используются сотни больших и малых сервисных предприятий со всей страны. В связи с крайне высокой обводненностью и необходимостью постоянного бурения для поддержания и увеличения добычи, а также низкими мировыми ценами на углеводороды перед ними в первую очередь стоят системные задачи по снижению длительности цикла и стоимости строительства скважин, кроме чисто технологических проблем, таких как, например, борьба с высоким поглощением раствора, повышенной коррозией, отложениями и т. п. Все больше делают зарезку боковых стволов вместо новых скважин, и практически везде уже используется гидроразрыв пласта». По мнению эксперта, «необходимо использовать инвестиционную льготу по НДПИ, предоставленную государством, для формирования спроса у отечественных компаний, в том числе для осуществления новых разработок, так как не по всем технологическим направлениям у нас есть собственные эффективные решения и есть риск дальнейшего расширения западных санкций. В то же время заказчикам важно создавать такие условия привлечения российских подрядчиков, когда они смогли бы эффективно технологически развиваться, что способствовало бы более эффективной разработке месторождения в целом».

Александр Тимчук, заместитель генерального директора по науке ФАУ «ЗапСибНИИГГ», подчеркивает: «Каждое месторождение проходит разные этапы жизни. В силу уникальности и в советское время, и сейчас Самотлору уделялось особое, повышенное внимание.

Сейчас на Самотлоре проводится взвешенная, разумная политика разработки.

Делается много и в плане бурения, и в плане довыработки запасов. Несмотря на высокую степень выработки высокопродуктивных пластов (БВ8, АВ4-5), остаточные геологические запасы на Самотлоре превышают 4,5 млрд тонн, извлекаемые — более 850 млн тонн. Так что есть все предпосылки отметить и следующий, 60-летний юбилей».

Виктор Хайков также смотрит на будущее Самотлора с оптимизмом: «Если говорить о будущем, то Самотлорское месторождение, безусловно, и дальше будет активно развиваться, в том числе благодаря предоставленной льготе, так как, даже находясь на последней стадии разработки, оно содержит огромные извлекаемые запасы нефти. При этом речь не просто о поддержании уровня добычи, а о его возможном перспективном росте где-то на полмиллиона тонн в год за счет активного бурения и современных технологий повышения нефтеотдачи. В свете соглашения о снижении добычи ОПЕК+, вероятнее всего, „Роснефть“ не будет распространять свою квоту на Самотлор, так как у нее есть четкие обязательства по объему бурения в рамках льготы по НДПИ».

 

Сергей Кузнецов

"Нефть и Капитал" от 05.06.2020 г.:
https://oilcapital.ru/article/general/05-06-2020/samotlor-kak-simvol-epohi

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Ассоциация в СМИ"