Если б не было войны

Свыше 5 млн баррелей нефти в сутки потенциально могло бы вывести на рынок прекращение санкционных войн и внутренних конфликтов в нефтедобывающих странах. Это сравнимо с объемами ограничений, которые наложили на себя члены альянса ОПЕК++ ради поддержания цен. Из чего складывается эта арифметика – в исследовании Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК) специально для Информагентства «Девон». 


МСТИТЕЛИ НИГЕРА

Стабильность поставок – один из основополагающих принципов, на которых держится рынок нефти. Поэтому любая, даже теоретическая, угроза этой стабильности немедленно отзывается ростом котировок на мировых биржах. Верно и обратное – исчезновение уже привычных и заложенных в цену рисков влечет падение цен на сырье. В качестве примера можно вспомнить, как на одних лишь опасениях по поводу возобновления поставок из Ливии в сентябре 2020 года нефть подешевела на 5-6% за день.

На сегодняшний день в мире существует несколько очагов-источников такого рода привычных рисков. Это, прежде всего, Колумбия и Нигерия, где повстанческие движения выбирают своей целью объекты нефтегазового комплекса.

«Движение за освобождение дельты реки Нигер» (MEND) и «Мстители дельты реки Нигер» (NDA) оказывают огромное влияние на добычу нефти в Нигерии», – говорит член Экспертного совета Института развития технологий ТЭК, эксперт по энергетике Нигерии и Западной Африки Али Грема Мохаммед. В качестве примера он приводит колебания уровня добычи в регионе в 2020 году.  В среднем Нигерия может производить около 2 млн барр./сут., однако в январе объем производства составлял 1,7 млн барр./сут., в марте — 1,8 млн барр.\сут., в мае – уже 1,4 млн барр./сут., а к декабрю упал до 1,174 млн барр./сут.

«Боевые действия групп MEND и NDA направлены на сокращение добычи нефти в районе дельты реки Нигер», – объясняет эксперт. Повстанцы заявляют, что разоблачают эксплуатацию и угнетение людей в районе дельты Нигера и разрушение окружающей среды в результате государственно-частного партнерства между правительством Нигерии и корпорациями, занимающиеся добычей нефти в дельте Нигера. По расчетам, прекращение активности этих вооруженных группировок может позволить стабильно поставлять на рынок нефти 200-300 тыс. барр./сут.

ЭТИ БЕСПОКОЙНЫЕ КОЛУМБИЯ И ЛИВИЯ

В Колумбии боевики леворадикальной повстанческой группировки «Армия национального освобождения» (АНО) выбрали своей целью нефтепровод Кано-Лимон – Ковенас (Cano-Limon Covenas). Последний раз он был подорван в январе 2021 года, предположительно членами АНО. Труба протяженностью 780 км и пропускной способностью до 210 тыс. барр./сут. является одним из важнейших инфраструктурных объектов страны. Настойчивость, с которой боевики АНО атакуют этот нефтепровод, заставляет власти страны подозревать их в связях с Венесуэлой, которая традиционно неодобрительно относится к освоению Колумбией нефтегазовых месторождений в приграничной зоне.

Еще одним источником беспокойства для нефтяных рынков служит Ливия, где охрана нефтяных объектов то разрешает, то снова останавливает поставки из района так называемого «нефтяного полумесяца». На побережье залива Сирт находятся нефтеналивные терминалы портов Эс-Сидр, Рас-Лануф, Брега, Эль-Харига и Зувейтина. Этот регион контролирует Ливийская национальная армия под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара. 

Как уже говорилось, только новость о том, что Ливия может возобновить поставки, вызвала падение нефтяных котировок на 5-6% за одну торговую сессию. В начале 2021 года Национальная нефтяная корпорация (NOC) Ливии планировала довести их уровень до 1,3 млн барр./сут. Однако наладить стабильные отгрузки не удается по уже указанной причине. Последнее заявление о приостановке поставок датировано 11 февраля. Таким образом, влияние этих объемов на мировые рынке достаточно невелико – сегодня они есть, а завтра нет.

Сложнее всего представить, что на рынок может выйти нефть сирийских месторождений. Страна одновременно находится под санкциями и страдает от гражданской войны – ситуация, больше похожая на тупик. Однако если это когда-нибудь случится, это будет означать дополнительных 300-400 тыс. барр./сут.

В РУКАХ ДЖО БАЙДЕНА

Однако крупнейшим ограничителем поставок (после сделки ОПЕК++) остаются санкционные меры, наложенные администрацией Дональда Трампа на Иран и Венесуэлу. От нового президента ждут возврата США в «ядерную сделку» с Ираном и отмены ограничений на экспорт нефти. В связи с этим Тегеран уже анонсировал планы поставлять на мировой рынок 2,3 млн барр./сут. в течение 2021 года. 

Ослабление или полная отмена санкций против Венесуэлы могли бы добавить к этой цифре еще около 1,5 млн барр./сут., которые страна поставляла на мировой рынок до их введения. Правда, насколько нефтяная промышленность Венесуэлы, ослабленная санкциями, будет способна быстро нарастить производство, остается неясным.

Таким образом, можно сказать, что стабильность мирового рынка нефти во многом находится в руках Джо Байдена – буквально одним росчерком пера он может «вылить» на рынок почти 4 млн барр./сут. Если же представить себе, что все упомянутые конфликты прекратились, общий объем дополнительных поставок теоретически мог бы составить более 5 млн барр./сут. Для сравнения – снижение предложения со стороны стран альянса ОПЕК++ сегодня составляет 7,2 млн барр./сут., а первоначальные условия соглашения предусматривали на 2021 год и вовсе сокращение добычи на 5,7 млн барр./сут.  Вот уж, действительно, кому война...

Как Колумбия пытается опередить Венесуэлу на нефтяном рынке, - в статье ИРТТЭК, опубликованной  ИА Девон.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Upstream"