SOCAR превращается в инвестиционную «пирамиду»

Корпоративный долг ГНКАР больше, чем весь внешний долг Азербайджана, и, по некоторым данным, сопоставим со стоимостью самой компании

Государственная нефтегазовая компания Азербайджанской Республики (SOCAR) стремительно наращивает свой внешний долг. С 2011 г., когда его размер был впервые обнародован, составив $1 млрд, задолженность возросла почти в 10 раз — до $9,7 млрд. Бывший министр финансов Азербайджана Фикрет Юсифов, ссылаясь на инсайдерские источники, утверждает, что совокупный внешний долг компании еще выше и достиг $16 млрд. По оценкам некоторых азербайджанских экспертов, такова же стоимость всей SOCAR.

В последние годы компания не раскрывает сумму задолженности. В публичное пространство цифры просачиваются из отрывочных служебных документов, переписки экономистов компании с нынешними и потенциальными международными кредиторами.

В зависимости от характера того или иного документа суммы долга разнятся, но цифра в $9,659 млрд является минимальной оценкой, указывают источники в Баку.

Поразительно, что корпоративный долг SOCAR — лишь одного участника рынка — оказывается на $732 млн больше, чем внешняя задолженность всего Азербайджана, которая составляет $8,927 млрд.

У создавшейся ситуации две основные причины. Во-первых, SOCAR подконтрольна лично президенту страны Ильхаму Алиеву, для которого компания — главный экономический актив правящей династии и залог ее преуспевания. Во-вторых, SOCAR проводит крайне агрессивную инвестиционную политику, приобретая и создавая все больше хозяйственных мощностей. Такой курс требует непрерывного притока наличности, и азербайджанская компания получает его в основном за счет разного рода заимствований.

«Парни из Баку»

Нынешний период деятельности SOCAR уходит корнями в прошлое десятилетие. К 2008 г. компания, как участник инвестиционных мегапроектов, вывела на полную мощность разработку гигантских месторождений Азери, Чираг и Гюнешли, приступила к эксплуатации огромного газоконденсатного Шах Дениза, завершила строительство нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан и Южно-Кавказского газопровода.

Стратегически важные для страны нефтегазовые замыслы были реализованы, у SOCAR высвободились финансовые и организационные ресурсы, а стремительный рост цен на углеводородные товары увеличивал привлекательность инвестиций в отраслевые активы и проекты.

Топ-менеджеры SOCAR, в том числе ее вице-президенты, курирующие инвестиции, экономику и финансы, и некоторые сотрудники администрации президента из экономического блока разработали новую концепцию использования нефтегазовых возможностей Азербайджана.

Концепция основывается на приобретении различных активов за пределами страны.

В петрополитическом смысле стратегия призвана обеспечить SOCAR положение крупной и растущей ВИНК на европейском рынке, а в узкокапиталистическом — дополнительные доходы участникам бизнеса. Для каждого актива и проекта создается отдельное (а то и несколько) общество с ограниченной ответственностью, запутывая совокупную корпоративную отчетность SOCAR и давая возможность получать доход лицам, аффилированным с этими ООО.

Идея, а затем служебная записка с обоснованием была предложена вниманию Ильхама Алиева, долгое время работавшего 1-м вице-президентом SOCAR. На тот момент его сверстники-управленцы и технократы образовывали новое поколение правящего клана в Азербайджане, ставшего известным под самоназванием «Парни из Баку». Новые «хозяева» Азербайджана сменяли «старую гвардию» из команды прежнего президента Гейдара Алиева, умершего в конце 2003 г., и жаждали влияния и денег.

План создать на базе SOCAR мощный экономический конгломерат нефтегазовых активов за пределами Азербайджана — подальше от досужих политических конкурентов — давал «новому поколению» возможность обогащаться без оглядки на «ветеранов» и оппозиционеров. А поэтому идея получила всестороннюю поддержку Ильхама Алиева и его ближайших сподвижников.

Поход на Запад

В 2007 г. SOCAR вошла в газораспределительные активы в Грузии и в топливную розницу на Украине. Но главным приобретением стала покупка 51% акций турецкого нефтехимического комплекса Petkim в 2008 г. за $2,05 млрд через специально учрежденную «дочку». Именно с этой сделки SOCAR начинает активно наращивать кредитный портфель: компания занимает деньги у BNP Paribas, Deutsche Bank, Yapi Kredit Bank.

По мере развертывания инвестиционной экспансии ее взаимосвязь с долговой активностью SOCAR становится все более зримой.

Так, в конце 2011 г. швейцарская «дочка» SOCAR Energy Switzerland покупает за $330 млн у ExxonMobil швейцарский филиал Esso Schweiz GmbH, владеющий сетью АЗС, газозаправочным заводом и другими активами. А уже в феврале 2012 г. SOCAR размещает на Лондонской фондовой бирже первый выпуск еврооблигаций на $500 млн. $200 млн из них идут на оплату Esso, еще $166 млн — на рефинансирование более старых долгов. На оставшиеся средства покупаются еще 10% Petkim.

Чтобы увеличить доходность нефтехимического актива, компания приступает к строительству в Турции нефтеперерабатывающего завода STAR Rafineri (НПЗ Star) мощностью 10 млн т в год и стоимостью $5,1 млрд (по факту — более $6,3 млрд): помимо прочего, он будет поставлять полуфабрикаты на Petkim. Для осуществления проекта НПЗ SOCAR в 2014 г. берет кредит на $3,29 млрд у группы из 23 банков. Одалживать понадобилось бы больше, но президент Алиев распорядился, чтобы в строительство STAR Rafineri инвестировал Государственный нефтяной фонд Азербайджана (ГНФАР), в который поступают доходы Баку от международных нефтяных проектов. Фонд вложил $760 млн и продолжает дальнейшее финансирование строительства под эгидой SOCAR.

«Велосипед» SOCAR

Турция — сосредоточение капиталовложений азербайджанской компании, хотя у нее есть развитые бизнесы и в других странах. Совокупные инвестиции SOCAR в Турцию превысили $15 млрд и по планам компании должны увеличиться до $19,5 млрд в 2022–2024 гг. Растут активы — увеличиваются долги: SOCAR готовит новые заимствования.

В январе 2019 г. SOCAR Turkey Energy (STE) купила германский энергетический холдинг EWE AG. Но для финансового завершения сделки и продвижения других SOCAR нуждается в дополнительных средствах.

Поэтому уже в феврале руководство компании сообщило, что планирует провести IPO SOCAR Turkey Energy на фондовых площадках Гонконга, Лондона и Стамбула в 2021 г.

Сумма размещения ценных бумаг может составить $1,5 млрд. Полученные средства частично пойдут на оплату акций EWE AG, частично — на рефинансирование старых и подготовку новых проектов.

По мнению оппозиционно настроенных экспертов и политиков в Баку, объявление о планах проведения IPO для STE за 1,5–2 года до события имеет пропагандистский характер. SOCAR желает продемонстрировать, что у нее есть надежный источник привлечения иностранных инвестиций. Хотя STE до сих пор обременена долгами и по Turkey Energy, и по STAR Rafineri.

Можно сказать, что деловой стиль SOCAR сопоставим с «ездой на велосипеде»: пока активы приобретаются, а долги наращиваются, эти «колеса» поддерживают динамику бизнеса.

«Ограбление» по-азербайджански

Но уже заметно, что официальный Баку предпринимает отчаянные меры, чтобы улучшить положение SOCAR. За несколько месяцев до покупки EWE AG правительство Азербайджана приняло распоряжение №626s, аннулировав долги SOCAR перед госбюджетом на $400 млн. Долг был образован кредитами Центробанка и государственного Международного банка Азербайджана (МБА), выделенными SOCAR.

Между тем история МБА такова, что из этого крупнейшего банка Азербайджана в 2015–2017 гг. было расхищено не менее $6 млрд, порядка 70% долга страны.

Деньги выводились как заведомо невозвратные кредиты и просто вывозились наличными в инкассаторских машинах до ближайших аэродромов.

После банкротства МБА Джахангир Гаджиев, бывший председатель банка, его высокопоставленные коллеги, партнеры-бизнесмены и даже экс-глава одной из спецслужб Азербайджана Эльдар Махмудов были арестованы, получив реальные тюремные сроки.

Но в случае с SOCAR азербайджанское правительство просто списало ее долги перед МБА. Возможно, не только потому, что SOCAR — любимое «детище» Ильхама Алиева. Скорее всего, компания имеет такое же важное и сакральное значение для Азербайджана и семьи Алиевых, как Saudi Aramco для Саудовской Аравии и королевской династии.

SOCAR на повороте

Факт невозвращения государству $400-миллионного займа свидетельствует о напряженном финансовом положении SOCAR, несмотря на ее активную политику инвестиций и поглощений. Судя по всему, напряжение достигло определенного уровня и азербайджанская компания начала корректировать прежние планы. В июне 2019 г. СМИ распространили сообщение о том, что SOCAR через свои дочерние компании вместе с российским Сбербанком приобрела 80% акций Антипинского НПЗ. Предполагалось, что долей будет владеть зарегистрированное в России СП «Сокар Энергоресурс», учрежденное кипрской Socar Russia Investments Ltd (60%) и Сбербанком (40%).

Однако через некоторое время из Баку последовало опровержение факта сделки.

«Никакие акции со стороны SOCAR не приобретались. SOCAR рассматривает вступление в проект после проведения аудита активов», — было заявлено Центром нефтяных исследований Азербайджана, аффилированным с SOCAR.

Конечно, SOCAR заинтересована в получении как можно более исчерпывающей информации о тюменском активе. Но у компании нет необходимости выносить вопрос в публичное пространство, опровергать факт сделки, ввязываться в заочную дискуссию через СМИ. Техническая подготовка поглощения — кабинетная работа без вовлечения прессы.

SOCAR ведет себя иначе, и, скорее всего, это означает, что у компании снизился интерес к Антипинскому НПЗ. Как указывают источники в Баку, SOCAR считает, что долги у завода выше, чем предполагалось ранее, и, учитывая сложное финансовое положение компании, сделку по поглощению необходимо либо «заморозить», либо сильно изменить условия в пользу Азербайджана.

Но «антипинский прецедент» — частное проявление снижения инвестиционного «аппетита» SOCAR.

А оппозиционеры в Баку утверждают, что ухудшается стратегическое положение компании. В Азербайджане из-за истощения месторождений снижается добыча нефти. А увеличение производства газа на Шах Денизе не может компенсировать возникающую денежную разницу. (Средняя контрактная цена 1 тонны азербайджанской нефти составляет $540, а 1000 куб. м газа — всего $250.)

«В ближайшие годы SOCAR придется уменьшить объем внешних инвестиций и увеличить заимствования, чтобы перекредитовываться и сбалансировать бюджет. Иначе компания превратится из международной ВИНК в инвестиционную „пирамиду“ для перекачки средств из Нефтяного фонда Азербайджана и государственных банков. Для иностранных партнеров SOCAR такая политика будет все более наращивать риски», — сказал «НиК» один из бывших руководителей SOCAR «доалиевского» периода 1990-х гг.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Мир"