ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 76,33 0,29
EUR 87,02 0,16
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

Льготы по духу и по букве

Как известно, хорошим законом считается тот, в котором нет разницы между тем, что там написано, и тем, что в нём имеется в виду. В налоговом законодательстве этого удаётся добиться не всегда, в том числе и в нефтяной отрасли.

В ходе рассмотрения законопроекта об увеличении налоговой нагрузки на некоторые отрасли (Федеральный закон 382-ФЗ от 29.11.2021) правительством РФ в него была внесена поправка о предоставлении налогового вычета при добыче нефти на определённых лицензионных участках ХМАО. Каких-либо пояснений и обоснований при этом предоставлено не было. Географические и иные требования сформулированы таким образом, что под действие новой льготы подпадает единственный лицензионный участок — южная лицензионная территория (ЮЛТ) Приобского месторождения, недропользователем которого является ООО «Газпромнефть-Хантос».

Практика предоставления индивидуальных налоговых льгот давно получила широкое распространение именно через формулирование специальных условий для их получателей, поэтому несмотря на прямой запрет индивидуальности пунктом 1 статьи 56 НК РФ на данном аспекте налоговой политики не стоит заострять внимание — он уже стал обыденностью. Причём на фоне «лоскутности» нефтяного НДПИ обыденностью необходимой, без которой теперь невозможна реализация налоговой политики в отрасли.

Намного больший интерес представляет форма реализации данной льготы. Вместо того, чтобы прописать в законе все особенности применения вычета применительно к данному лицензионному участку, правительство по многим вопросам решило ограничиться ссылками на уже действующую аналогичную норму пункта 3.3 статьи 343.2 НК РФ — для северной лицензионной территории того же месторождения, где недропользователем является ООО «Роснефть-Юганскнефтегаз». Изменений в иные положения статьи не вносится.

В этой связи видится как минимум три особенности применения новой льготы.

Как известно, одним из условий применения вычета и для северной, и для южной части Приобского месторождения является определённая величина начальных извлекаемых запасов по состоянию на 1 января 2018 года. Для северной части она составляет 1000 млн тонн и более, а для южной — от 450 до 470 млн тонн. Для того, чтобы не возникало споров по поводу определения данного показателя, для северной части в пункте 8 статьи 343.2 НК РФ специально указан порядок его определения, как сумма извлекаемых запасов нефти всех категорий по состоянию на 1 января 2018 года и накопленной добычи нефти с начала разработки участка недр в соответствии с данными государственного баланса запасов полезных ископаемых по состоянию на ту же дату.

А вот для южной части Приобского месторождения такой порядок прописывать не стали — внесения изменений в пункт 8 поправки правительства не предусматривали. Исходя из этого, складывается формальная ситуация неопределённости, когда, в отличие от «Роснефти», для «Газпром нефти» соответствующий порядок в налоговых целях не установлен. Задаваться вопросом о том, сделано это осознанно или случайно, не имеет смысла. Ситуация, когда при внесении правительством нормы стоимостью почти 100 млрд рублей упускаются какие-либо нюансы регулирования, на мой взгляд исключена.

Во всяком случае, теперь вычеты со ссылкой на начальные извлекаемые запасы (НИЗ) должны предоставляться разным месторождениям по-разному: для Самотлорского (пункт 3.1) и северной лицензионной территории (СЛТ) Приобского (пункт 3.3) со ссылкой на специальные налоговые нормы, а для ЮЛТ Приобского — по своим правилам. Видимо, определить НИЗ для новой нормы по уже действующим налоговым правилам затруднительно.

Несколько более серьёзное последствие может ожидать недропользователя, если кому-то вдруг захочется прочитать новую норму так сказать по букве, а не по духу.

Ключевым элементом льготирования для обоих лицензионных участков Приобского месторождения является инвестиционное соглашение о стимулировании добычи нефти, без заключения которого налоговый вычет не применяется. В действующем пункте 3.3 четко перечислены основания, по которым в заключении соглашения может быть отказано. Одним из них является несоответствие участка недр условиям, установленным этим пунктом — такими условиями является местоположение (одновременно в границах Сургутского и Ханты-Мансийского районов ХМАО) и уже упоминавшиеся НИЗ (не менее 1000 млн тонн).

Для ЮЛТ собственный перечень оснований для отказа формулировать не стали, а сослались на перечень для СЛТ с добавлением ограничения по объёму вычета. В итоге получается очень интересная конструкция: для заключения соглашения по ЮЛТ необходимо соблюсти условия по СЛТ, то есть изменить географию и НИЗ участка. Понятно, что при таком прочтении в заключении соглашения отказывается автоматически и льготу получить невозможно. Также понятно и то, что имелось в виду, конечно же, иное — для заключения соглашения нужно соблюсти условия «своего» пункта 3.8. Это и разъяснит Минфин при необходимости, если вообще у кого-нибудь возникнет подобный вопрос. Хотя конечно лучше бы в законе было написано именно то, что имелось в виду.

В связи с избранной формой льготы придётся потрудиться и самому правительству. Дело в том, что по порядку заключения инвестиционного соглашения льгота по ЮЛТ опять же отсылает к нормам для СЛТ, а для них соответствующий порядок уже утвержден постановлением от 31 декабря 2020 г. N 2389. Как и предусмотрено пунктом 3.3 статьи 343.2, весь он «заточен» под соответствующий лицензионный участок, в том числе и по срокам действия. Более того, даже в наименовании постановления и формы соглашения имеется прямая ссылка на пункт 3.3, а утверждать новую форму соглашения специально для ЮЛТ правительству формально законом не поручено.

Если же следовать закону буквально, соглашение должно заключаться в уже утверждённом порядке с учётом лишь некоторых особенностей.

Вероятно правительству придётся всё же внести изменения в уже действующий акт, иначе при заключении соглашения по ЮЛТ возникнет не самая приятная ситуация подписания документа на один лицензионный участок со ссылками на нормы закона о другом лицензионном участке. Хотя, конечно, лучше бы в законе было написано именно то, что имелось в виду.

С учётом практики реализации новой льготы, возможно, на будущее будут выработаны определённые общие подходы к формулированию подобных норм, в которых никакого кроме буквального прочтения не потребуется. Для льгот по Приобскому месторождению это особенно важно, если иметь в виду возможность их масштабирования в дальнейшем на всю нефтедобычу как универсального инструмента стимулирования на основе гарантированного бюджетного эффекта.

Также на данном примере весьма показательна ситуация, когда бюджетообразующие поправки вносятся в пожарном режиме ко второму чтению без пояснительной записки и финансово-экономического обоснования. Пожалуй, имеет смысл задуматься об определённом регламенте рассмотрения в подобных случаях.

Дополнительная информация

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Upstream"

Материалов нет

Наверх